Поздравления с святым николаем для николаевны


Поздравления с святым николаем для николаевны

Поздравления с святым николаем для николаевны

Поздравления с святым николаем для николаевны


Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

/ В.Н. Алексеев, В.С. Лизунов. Моя Малая Родина. Край орехово-зуевский. Руководство по краеведению

В. Н. АЛЕКСЕЕВ. В. С. ЛИЗУНОВ

МОЯ МАЛАЯ РОДИНА

РУКОВОДСТВО ПО КРАЕВЕДЕНИЮ

г. Орехово - Зуево 1998

 

ББК 63.3 (2Р-4Мо) А 47

 

Книга издана благодаря финансовой помощи Генерального директора АО "Демиховский машиностроительный завод" С.В. ИЛЬИНА, Генерального директора ОАО "Карболит" А.Н. ВЕТЛОВА и Александра Викторовича ГРЕМЯЧИХ

 

В.Н. АЛЕКСЕЕВ, В.С. ЛИЗУНОВ

МОЯ МАЛАЯ РОДИНА. Край орехово-зуевский.

Руководство по краеведению. - Орехово-Зуево, 1998. 455 с, илл. -

ISBN 5-87471-036-1

 

Книга представляет собой руководство по краеведению города Орехово-Зуево и Орехово-Зуевского района и предназначена для учащихся и учителей общеобразовательных средних школ, гимназий, лицеев и других учебных заведений. Может быть рекомендована для внеклассной работы, как книга для чтения учащимся, студентам и всем, интересующимся историей своего края.

 

ББК 63.3 (2Р-4Мо)

©Алексеев В. Н., 1998

©Лизунов В. С., 1998

 

К ЧИТАТЕЛЯМ

 

История - это вехи, расставленные на протяжении длинного ряда годов, без которых невозможно проследить развитие какой-либо страны и населения внутри нее. Исторические размеры и качества поселений неодинаковы. Одни из них влияли на судьбы мировые, другие - на судьбы государства, а иные ограничивались деятельностью в пределах области или поселения. На Орехово-Зуевской земле было немало людей, которые всю жизнь свою посвящали благосостоянию, просвещению и духовному подъему родного края. Давно признано лучшими исследователями русского быта, что основную черту русской и вообще славянской природы составляет дух общинности, привычка сливать личное благоденствие с процветанием окружающего общества.

Из этого учебного пособия по краеведению вы узнаете о жизни многих замечательных людей, воплощающих в себя лучшие качества великорусского племени, посвятивших свою жизнь развитию благосостояния родного края и России.

Доброго вам пути по вехам истории родного края, дорогие земляки!

Глава администрации города Орехово-Зуево В.Л. ГАВРИЛЕНКО.

 

ВВЕДЕНИЕ

 

Настоящая книга предназначена в первую очередь для учащихся общеобразовательных средних школ, гимназий и лицеев как руководство по курсу краеведения. В то же время авторы стремились придать изложению материала многоуровневый характер, сочетая строго научное изложение фактов с текстами, написанными популярным языком. Это позволит использовать руководство и в качестве источника дополнительных материалов, и как пособие для внеклассной работы учителей и классных руководителей.

По сравнению с городом Орехово-Зуево краеведческих фактов, касающихся Орехово-Зуевского района, в книге несколько меньше. Это объясняется как ограниченным объемом рукописи, так и невозможностью в настоящее время дать подробный обзор географии и природы всех уголков нашего обширного края. Непросто отыскать данные по истории каждого населенного пункта. Тем не менее, авторы в меру сил старались использовать и материалы по истории нашего района.

В целом, книга адресована всем жителям Орехово-Зуева и его района, а также всякому человеку, неравнодушному к истории своей Родины. Текст книги разделен на 4 части, но ее можно читать, начиная с любой интересующей читателя главы, чем объясняется повторение некоторых фактов в отдельных разделах.

Работа над книгой распределилась следующим образом. В.Н.Алексеевым написаны части I и II , а также раздел "Краткие исторические сведения о населенных пунктах современного Орехово-Зуевского района". В.С.Лизунов - автор частей III и IV . Объем рукописи не позволил включить в нее исчерпывающую информацию о крае, а некоторые сведения, безусловно, были упущены авторами. Мы будем благодарны читателям, приславшим нам свои замечания и пожелания.

Существенную помощь в написании части I оказали кандидаты биологических наук, доценты И.В.Иванова и А.В.Алексеев, за что авторы приносят им свою самую искреннюю благодарность. Методические советы при работе над III и IV частями были с благодарностью приняты от учителя истории Орехово-Зуевской средней школы №12 И.С.Устиновой.

Надеемся, что знакомство с историей своего края пробудит у читателей интерес к нашей земле, породит желание узнать новые сведения и приложить свой труд в деле сохранения и возрождения истории на-Родины.

АВТОРЫ.

ГЛАВА 1

ЧТО ИЗУЧАЕТ НАУКА КРАЕВЕДЕНИЕ

 

Всякий раз, выйдя из дома, человек обнаруживает вокруг себя множество явлений окружающего мира. Вот, например, стоят различные по внешнему виду дома. Дома образуют собой улицу. Улица имеет определенное название. Неподалеку протекает речка. Вдоль нее растет кустарник, и оттуда слышится пение птиц.

Можно, конечно, идти своей дорогой и не замечать ничего по сторонам. А можно задуматься обо всем, что видишь, и даже задать вопросы самому себе. Например, что означает рисунок на деревянном наличнике дома, и почему знак солнца расположен на нем и вверху и внизу? Отчего возникло название нашей улицы, села или города, и сколько лет нашему селу? Правда ли, что "улица" - это "у лица домов"? Где истоки, а где устье нашей реки, как велика ее длина? Что за травы растут по берегу реки? Пение овсянки или пение варакушки доносится с реки?

Все эти и им подобные вопросы образуют область знаний, которую называют краеведением. Более точно, краеведение - это наука, изучающая историю, природу, культуру, быт, язык людей, экономику какой-либо небольшой территории (области, района, города, села, деревни и даже одной улицы или одного района большого города).

Как наука, краеведение требует от исследователя-ученого тщательного отбора и анализа фактов, поиска неизвестных или забытых документов и, конечно, глубокой личной заинтересованности. Однако, в отличие от большинства других наук, краеведение хотя бы в небольшой мере доступно и человеку, не имеющему специальной подготовки. Ведь каждый знает названия местных рек и озер, соседних городов и деревень, может что-то рассказать об их прошлом.

Долг человека - накапливать в себе подобные знания, быть любопытным ко всему, что его окружает. Каждый из нас, если хочет соответствовать имени гражданина, должен уметь провести хотя бы небольшую экскурсию по своему городу, селу или деревне, должен знать, когда они образовались и почему так названы, чем знамениты их жители. Тогда к человеку приходит сознание, что он не песчинка на дороге, а существо, в котором отражается прошлое его народа и след которого будет заметен для будущих поколений.

Изучая историю Родины, родного края, не обязательно выискивать в ней одни лишь славные страницы. Не менее любопытными, чем боевые сражения или древние замки, являются "мелочи" самой обыкновенной жизни, самых обыкновенных людей: их быт, помыслы, чувства. В этом отношении незнакомая деревушка в родной округе может оказаться несравненно интереснее, чем целый город в далекой и чуждой стране. Вспомним, к каким мыслям привело Евгения Онегина его долгое путешествие по чужим и поначалу казавшимся такими необыкновенными странам:

"Иные мне нужны картины:

Люблю песчаный косогор,

Перед избушкой две рябины,

Калитку, сломанный забор,

На небе серенькие тучи,

Перед гумном соломы кучи,

Да пруд под сенью ив густых,

Раздолье уток молодых".

Краеведение находится в связи и сотрудничестве со многими другими науками. С одной стороны, оно является составной частью таких наук, как история, география, биология, геология, почвоведение, диалектология, лингвистика, топонимика и т.д. и, опираясь на их достижения, в то же время своими сведениями дополняет каждую из этих областей человеческого знания.

С другой стороны, предметом краеведения могут стать и такие исключительно местные явления, которые фундаментальные науки, как правило, не в состоянии охватить. Например, изучение архитектуры небольшого городка, история села или деревни, особенности растительного или животного мира какого-либо района. В небольших количествах такие факты не всегда могут стать основой для крупных обобщений, однако, по мере накопления любой местный материал приобретает все более значительный научный вес. Например, собирая исторические сведения о своем крае, краеведение помогает истории соединить местные факты в единую нить и представить на этой основе картины прошлого всей страны. А многолетние записи дат прилетов и отлетов птиц могут оказать неоценимую помощь специалистам-орнитологам.

Особенность краеведения заключается в том, что занимающийся им почти всегда сталкивается с явлениями или фактами, о которых не написано никаких работ или существовавшие сведения совершенно забыты. Таким образом, исследователь становится еще и своего рода первооткрывателем.

В расчете на таких краеведов, настоящих и будущих, в конце каждой главы приведены списки книг и архивных источников, которыми пользовались авторы при написании книги.

Как всякая наука, краеведение имеет свою историю. В изучении истории нашего края добрый след оставили краеведы В.А.Галкин, Г.В.Поспелов, П.М.Соболев, Е.Т.Сухоруков.

______

 

Увековечивание на бумаге всевозможных событий, случившихся на земле, было одним из любимых занятий древних русских книжников. Их стараниями на Руси появились первые исторические труды - летописи. Само же летописание издревле считалось богоугодным, душеполезным делом.

Наши предки справедливо полагали, что за всякими свершившимися в истории событиями стоят или стояли вполне определенные люди и что изучение прошлого должно производиться в первую очередь ради понимания того или иного народа, его национальных особенностей и потребностей. Только тогда занятие краеведением получит духовные корни и будет приносить свои плоды.

О почитании истории и уважении к памяти людей, живших до нас, очень хорошо сказал замечательный русский писатель Сергей Тимофеевич Аксаков:

"Вы не великие герои, не громкие личности; в тиши и безвестности прошли вы свое земное поприще и давно, очень давно его оставили; но вы были люди, и ваша внешняя и внутренняя жизнь также исполнена была поэзии, также поучительна для нас, как мы и наша жизнь в свою очередь будем любопытны и поучительны для потомков".

Пусть эти мысли будут в памяти у всех, обращающихся к нашей истории.

 

ЧАСТЬ I

 

ГЛАВА 2

НА КАРТЕ ОБЛАСТИ

 

НЕМНОГО СТАТИСТИКИ

 

Город Орехово-Зуево, один из крупнейших городов Подмосковья, расположен в 90 км от Москвы и является центром Орехово-Зуевского района, расположенного в восточной части Московской области, на ее границе с Владимирской обл. Соседними с Орехово-Зуевским являются Павлово-Посадский, Раменский, Воскресенский, Егорьевский и Шатурский районы Московской обл., а на севере и северо-востоке - Петушинский район Владимирской области.

Орехово-Зуевский район занимает площадь в 1779,7 км , что составляет около 4% от площади Московской обл. (47.000 км 2 ). В 1965 г . население района составляло 182,3 тыс. человек, из которых городское население составляло 70%. В 1996 г . в районе проживало 251,5 тыс.жителей, из которых 125,2 тыс. составляли жители г. Орехово-Зуево.

Кроме Орехово-Зуева в состав района входят 3 города районного подчинения: Ликино-Дулево, Куровское, Дрезна и поселок городского типа Верея. Сельское население разделено на 17 сельских административных округов: Беззубовский, Белавинский, Горбачихинский, Горский, Губинский, Давыдовский, Демиховский, Дороховский, Дровосецкий, Ильинский, Красновский, Малодубенский, Мальковский, Новинский, Соболевский, Устьяновский и Язвищенский.

Важное значение для развития края с давних пор имел Московско-Нижегородский тракт (бывшая "Владимирка", ныне шоссе Москва - Нижний Новгород), а также проложенная в 1863 г . Московско-Нижегородская железная дорога. Эти дороги ведут от Москвы на восток европейской части России и связывают нашу столицу с восточными областями России. Для населения южной части района такое же значение имеют Московско-Казанская железная дорога и шоссе Москва - Егорьевск - Спас - Клепики - Касимов (бывший Касимовский тракт).

С севера на юг по территории района проходит проложенная в 20-х гг. нашего столетия железная дорога Александров - Егорьевск, являющаяся частью восточного полукольца Московской окружной железной дороги. Примерно в том же направлении проходит и автомобильная дорога Малая Дубна - Орехово-Зуево (участок покрыт асфальтом в 1951 г .) - Ликино - Дулево - Куровское - Егорьевск.

 

ОБРАЗОВАНИЕ ГОРОДА ОРЕХОВО-ЗУЕВО

 

Город Орехово-Зуево был образован путем объединения в один населенны и пункт села Орехово, местечка Никольское Покровского уезда Владимирской губернии и села Зуево Богородского уезда Московской губернии постановлением Временного Правительства от 3 июня 1917 г .

Предложение объединить лежащие по обе стороны Клязьмы Никольское и Зуево высказывалось еще за много лет до этого события. Зуево было главным поставщиком рабочей силы на Никольской мануфактуре Морозовых. В конце прошлого века по рабочим дням около 4.000 человек ежедневно перебирались с одного берега Клязьмы на другой и обратно. При отсутствии моста переправляться через реку приходилось на лодках, что всегда представляло собой опасность для жизни людей и приводило к большим затратам времени.

В какой-то мере соединению двух населенных пунктов в один способствовал пример уже образованных таким образом городов Иваново-Вознесенска и Павловского Посада. С другой стороны, дело затруднялось принадлежностью Зуева и Орехова с Никольским к разным губерниям. Да и сама процедура образования городского поселения была в те времена довольно сложной и долгой. Например, решение об образовании города Павловский Посад было принято только в 1858 г ., хотя первое обращение жителей села Вохна (Павлова тож) и смежных деревень (Меленки, Дубровка и Усово) в Московское Губернское Правление было датировано августом 1841 г .

По законам Российской Империи при преобразовании сельского поселения в городское принималось во внимание количество жителей поселения, их общее благосостояние, уровень развития промышленности, ремесел и торговли, степень развития дорог, наличие каменных строений, церквей, лавок, социальная структура (доля крестьян, мещан и купцов в общем количестве населения). Требовалось, наконец, согласие жителей на обращение их поселения в город, поскольку это оборачивалось для них дополнительными налогами и обязанностями (например, поддерживать в надлежащем состоянии проезжую часть улицы возле своего дома).

В 1889 г . в Министерство внутренних дел России поступило прошение - о соединении местечка Никольское и села Зуево в один административный центр. Документ исходил от купцов Морозовых, которые для обоснования своей просьбы ссылались как на экономические соображения, так и на политические цели. По их мнению, Московская администрация обладала большими силами для прекращения волнений на фабриках. (Предполагалось причислить Никольское к Богородскому уезду Московской губ).

В ноябре того же года Покровское уездное земство своим постановлением отклонило прошение Морозовых, поскольку их "мотивы ходатайства не выдерживают критики". По мнению покровчан, было бы более справедливым присоединить село Зуево к Владимирской губернии.

В 1901 г . вопрос об образовании единого поселения вновь обсуждался на специальном совещании в Никольском в присутствии министра внутренних дел Сипягина и Владимирского губернатора. Но принятие какого-либо постановления на этот счет так и не последовало.

Окончательное решение вопроса образования городского поселения было принято Постановлением Временного Правительства от 3 июня 1917 г . Постановление содержало "Список сельских поселений, обращаемых в города, с введением в них городового положения" согласно Своду Российских законов. Под номером 2 в этом списке значилось:

"Владимирская губ.

с.Орехово и м.Никольское, Покровского у., Владимирск. губ., и с.Зуево, Богородского у., Московской губ.... гор. Орехово-Зуево".

Кроме Орехово-Зуева этим же постановлением были преобразованы в города Котлас Вологодской губ., Петропавловск-Камчатский, Зима и Черемхово Иркутской губ., Алупка и Джанкой - Таврической, Бологое - Новгородской, Белая Церковь - Киевской, Тульчин - Подольской и др.

Текст самого Постановления гласил: "Обратить перечисленные в прилагаемом при сем списке селения в города, с тем: а) чтобы находящиеся в черте образуемых городов земли оставались полностью собственностью лиц и установлений, ранее приобретших таковые на законном основании, и б) чтобы проживающие в этих городах лица сельского состояния, которые не пожелали бы причислиться к городским сословиям, сохранили все права состояния, которыми они пользовались до преобразования селений в города".

Постановление подписали Министр-Председатель Временного Правительства князь Г.Е.Львов, военно-морской министр А.Ф.Керенский и еще 12 других министров.

Как уже было сказано выше, при образовании поселения городского типа законы государства требовали согласия его жителей. В случае образования города Орехово-Зуево такое условие соблюдено не было.

В июле 1917 г . собрание крестьян села Зуево единогласно проголосовало против введения в Зуеве городского положения (см. текст документа в конце главы). Текст "приговора" подписали все 75 домовладельцев села Зуево. На бумаге стояла также подпись председателя Сергея Коровушкина и печать сельского старосты Зуевского Общества. Среди крестьянских фамилий значатся такие "зуевские" фамилии, как Маслов, Брызгалов, Кононов, Зимин, Мосин, Козлов, Мальков, Коровушкин, Базанов, Шкотов, Молев, Коржавин, Титов. Лишь 9 (!) из 75-ти зуевских домовладельцев оказались неграмотными и за них расписался Николай Сорокин.

Как видно из документа, приговор крестьян села Зуево был передан губернскому комиссару Временного Правительства по управлению Московской губернии, который 31 июля 1917 г . препроводил его министру внутренних дел. Ответ министра остался неизвестен. Возможно, что его просто не было: у властей просто "не дошли руки", а перемены в государстве, произошедшие вскоре в связи с Октябрьской революцией, и вовсе сняли вопрос с повестки дня.

Как бы то ни было, есть основания утверждать, что включение села Зуево в состав города Орехово-Зуево было произведено с нарушением законности, вопреки желанию всех его жителей и в условиях, когда о правах крестьян "в силу данной свободы" говорить уже не приходилось.

Завершающим актом в деле образования города Орехово-Зуево стал документ о присоединении села Орехово и местечка Никольское к Московской губернии. Образованный 3 июня 1917 г . город Орехово-Зуево являл собой крайне редкий случай, когда через населенный пункт (тем более город!) проходила граница двух губерний. Это положение сохранялось почти три месяца и было исправлено только в сентябре 1917 г .

В Деле Канцелярии Временного Правительства "О присоединении некоторых селений к городам" (19-25 сентября 1917 г .) по этому поводу говорилось:

"Присоединить к Московской губернии село Орехово и местечко 11 икольское Влад-кой губернии, во всей территории их, входящей ныне в состав города Орехово-Зуево. Предоставить Мин-ру В.Д. ближайшим образом определить и провести в натуре, порядок по его усмотрению, границы означенной в отделе I территории Вл. губ-нии, присоединяемой к М. губ-нии. Предоставить Московскому и Владимирскому губ-м Земским Собраниям, по взаимному их согласию, разрешить, могущие возникнуть в связи с присоединением села Орехово и местечка Никольское к М. губ-нии, вопросы, затрагивающие имущественные отношения названных земств..."

Это постановление Временного Правительства 21 сентября подписали министр-председатель А.Керенский и министр внутренних дел А.Никитин.

Новые изменения в границах Орехово-Зуева произошли уже в 1929 г ., когда в черту города был включен Подгорно-Дубровский район, то есть земли бывшей деревни Дубровки и Крсстовоздвиженского погоста.

В советское время Орехово-Зуево переживало время бурного роста, появления новых микрорайонов на месте прежней деревянной застройки. С этой стороны представляют интерес цифры, показывающие увеличение населения города за последние 75 лет (в тысячах жителей):

1920 г .- 29,8 тыс., 1921 г .- 33 тыс., 1922 г . - 37 тыс., 1923 г .- 44 тыс., 1925 г . -50 тыс., 1926 г . -62,8 тыс., 1930 г .- 73,3 тыс., 1935 г . - 85 тыс., 1938 г . - 95 тыс., 1939 г . - 99,3 тыс., 1959 г . - 108,3 тыс., 1966 г . - 117 тыс., 1996 г . - 125,2 тыс.

 

ОБРАЗОВАНИЕ ОРЕХОВО-ЗУЕВСКОГО РАЙОНА

 

Вопрос об образовании Орехово-Зуевского уезда возник на следующий год после объявления сел Зуева, Орехова и местечка Никольского городом. Хотя название "Орехово-Зуевский район" существовало уже летом 1918 г ., юридически границы нового района долгое время оставались неопределенными.

В ноябре 1918 г . Исполнительное бюро Совета Рабочих депутатов Орехово-Зуевского района обратилось в Народный комиссариат внутренних дел с докладной запиской о необходимости выделения Орехово-Зуевского уезда в означенных границах Московской губернии. Среди доводов в пользу образования уезда укалывалось, что окрестные текстильно-промышленные предприятия могут быть объединены в профессиональный союз одного уезда, что наличие уездного управления усилит положение крестьянства в деревне и будет благоприятствовать политической ситуации.

Как и в случае образования города Орехово-Зуево, предложение об образовании нового района было с неудовольствием встречено властями соседних уездов. При образовании Орехово-Зуевского района каждый из этих районов должен был выделить ему часть своих земель, что, конечно, было очень и очень нежелательно. После долгого обмена бумагами 3 февраля 1920 г . состоялось заседание двухведомственной комиссии по вопросу передачи органов управления Покровского уезда Орехово-Зуевскому уезду.

Новообразованный Орехово-Зуевский уезд состоял из восточных волостей Богородского уезда Московской губернии и западных волостей Покровского уезда Владимирской губернии.

В 1929 г . была проведена реформа административной системы Советского Союза. Волости, уезды и губернии как административные единицы были упразднены и заменены на районы и области. 14 января 1929 г . образовалась Московская обл. Тогда же была упразднена образованная еще в 1796 г . Владимирская губерния. Ее территория вошла в состав крупной Ивановской промышленной области с центром в городе Иваново.

В это время Орехово-Зуевский уезд был преобразован в Орехово-Зуевский район с центром в Орехово-Зуеве. К югу от него располагался Куровской район с центром в пос. Куровское.

Спустя 10 лет, в 1939 г . Орехово-Зуевский район распространялся на восток, примерно, до середины современного Петушинского района. В его состав входили владимирские деревни и села Килекшино, Островищи, Гнездино, Перново, Головино, Филимоново, Анискино, Еськино, Ивановское, Слободка, Марочково, Перепечино, Марково и другие, а также поселок Городищи и бывший уездный центр Владимирской губернии - город Покров. Южная граница района проходила южнее деревень Коровино, Коротково, Язвищи, Федотово, Васютино, Аринино.

В это же время Куровской район имел границы с Орехово-Зуевским (на севере), Воскресенским, Егорьевским (на юго-западе, юге и юго-востоке) и с впоследствии упраздненными Коробовским и Кривандинским районами на востоке. Куровской район просуществовал с 1929 г . до 1959 г ., когда он был присоединен к Орехово-Зуевскому району.

14 августа 1944 г . указом Президиума Верховного Совета СССР была восстановлена Владимирская область, как часть Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (РСФСР). К Покровскому району новой области отошли 6 сельских Советов тогдашнего Орехово-Зуевского района Московской области. Граница между Орехово-Зуевским и Покровским (ныне Петушинским) районами (то есть между Московской и Владимирской областями) установилась, примерно, по нижнему течению реки Киржач. Такое положение сохраняется до сих пор.

Современный Орехово-Зуевский район включил в себя земли следующих административных территорий Российской Империи: восточные и юго-восточные волости прежнего Богородского уезда Московской губернии (Зуевскую, Теренинскую, Запонорскую, Дороховскую, Беззубовскую и Ильинскую), западные волости прежнего Покровского уезда Владимирской губернии (Покровско-Слодобскую, Кудыкинскую и Яковлевскую) и северо-восточную территорию прежнего Егорьевского уезда Рязанской губернии.

 

 

ДОКУМЕНТЫ

 

1. "Временное Правительство

ГУБЕРНСКИЙ КОМИССАР

по управлению

Московской губернией

Июля "31 "дня 1917 г .

№930

г.Москва

МИНИСТРУ

ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

 

Препровождаю при сем на Ваше распоряжение приговор крестьян села Зуева, Богородскаго уезда от 24 июня с.г. по вопросу об образовании из сел Зуева, Орехова и м.Никольскаго одного городского поселения.

 

За губернскаго Комиссара,

Помощник губернскаго Комиссара Подпись

 

И. д. Советника Подпись

За делопроизводителя Подпись "

 

2.

"1917 года Июня 24 дня мы нижеподписавшиеся граждане (крестьяне) села Зуева, Богородскаго уезда, Московской губернии, быв сего числа на сельском сходе, созванном нашим Председателем Сергеем Игнатьевичем Коровушкиным, в числе лиц из числа всех 75 домохозяев, где нам была прочитана копия в извлечении Министерства Внутренних Дел Отд. Гор. Хоз. от 13 апреля 1917 года за № 53-м, из которой видно, что административными властями были ходатайства о преобразовании сельских поселений в города с введением в них городового положения в том числе с. Орехова и м. Никольскаго Покровскаго уезда и села Зуева Богородскаго уезда, Московской губернии об образовании одного городского поселения.

Общество граждан (крестьян) села Зуева выслушав копию в извлечении Министерства Внутренних Дел от 13 апреля 1917 года за № 53-м и всесторонне обсудив этот вопрос, пришло к следующему заключению: так как Общество граждан (крестьян) с. Зуева никогда ни перед кем не ходатайствовало о введении в с. Зуеве городского положения и никого не уполномачивало в этом ходатайстве, а напротив старалось избегнуть городского положения, ввиду того, что городское положение для нас граждан (крестьян) будет обременительно в смысле налогов на имущество и земли и кроме того согласно закона Общаго Положения о крестьянах ст. 62, пункт 9-й, где говорится, чтобы переименовать селение в город, требуется согласие водворенных в селении крестьян приговора, составленнаго по большинству по крайней мере двух третей всех домохозяев" , а поэтому на основании всего вышеизложеннаго, Общество граждан (крестьян) села Зуева по обсуждении вопроса о переименовании села Зуева на городское положение, решило, вопрос этот поставить на голосование открытой баллотировкой - поднятием рук, где единогласно постановило: объявить Совету Уполномоченных Граждан план с. Орехова, а также и другим учреждениям если в этом окажется надобность, что мы Общество Граждан (крестьян) села Зуева в силу вышеуказаннаго о переименовании села Зуева в город НЕ ЖЕЛАЕМ , в чем и просим нас (крестьян) граждан не насиловать, а дать нам свободно распорядиться собою самим, в силу данной свободы, что и подтверждаем своими подписями:"

 

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

И ИСТОЧНИКИ

 

Административно-территориальное деление Владимирской области. Справочник. Ярославль, 1983.

Районы Московской области. М., 1939.

Ученые записки Орехово-Зуевского педагогического института. Т. VIII . Вып. 1.М., 1957.

Гос. архив Владимирской обл. Ф. 1045. Оп. 1. Ед. хр. 185.

ГА РФ (Гос. архив Российской Федерации). Ф. 1779. Оп. 2. Ед. хр. 438. (О присоединении некоторых селений к городам. 19-25 сентября 1917 г .)

ГА РФ. Ф. Р-393. Оп. 5. Ед. хр. 327.

ГА РФ. Ф. 1779. Оп. 2. Ед. хр. 6.

 

 

 

ГЛАВА 3

ГЕОЛОГИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ

ВОСТОЧНОГО ПОДМОСКОВЬЯ

 

 

Существующая вокруг нас природа (рельеф местности, почвы, растения, животные) являются результатом различных и очень длительных процессов, происходивших на нашей планете. Ее возраст насчитывает не менее пяти миллиардов лет, и за это время на Земле произошло великое множество серьезнейших перемен. Конечно, обнаружить следы этих перемен - дело очень сложное и доступное только специалистам. Тем более, что первоначальное состояние природы во многих случаях уже утрачено. Однако, некоторые свидетельства прежних геологических эпох можно обнаружить и при первом знакомстве с местностью. Попытаемся представить то, что происходило с нашей землей в далекие геологические времена.

Все Подмосковье и большая часть европейской территории России расположены на огромном и очень древнем участке земной коры, называемом Русской платформой. Эта и другие платформы (например, простирающаяся к востоку от Енисея Сибирская платформа) существовали уже в начале палеозойской эры, то есть, по крайней мере, 600 миллионов лет назад, и представляют собой складчатый кристаллический фундамент, на котором покоятся геологические отложения более поздних времен. Толщина земной коры в области платформ достигает 25- 50 км . За чрезвычайно длительное время, прошедшее с момента их образования, горные породы сильно преобразились и превратились в новые. Фундамент платформ сложен из гранитов, гранито-гнейсов и кристаллических сланцев. На территории Московской области верхняя граница кристаллического фундамента находится на глубине не менее 1100 м .

Лежащие на платформенном фундаменте отложения представляют собой осадочные горные породы. Их совокупность называется осадочным чехлом. Слои осадочных пород залегают более или менее горизонтально, что соответствует условиям их образования.

 

ПАЛЕОЗОЙСКАЯ ЭРА

 

Наиболее древние осадочные породы Подмосковья относятся к кембрийскому периоду палеозойской эры. Они покоятся непосредственно на кристаллическом фундаменте на глубине около 1000 м .

Отложения ордовикского и силурийского периодов на территории Московской области размыты, практически не сохранились, и поэтому на кембрийских пластах лежат породы девонского периода, возникшие миллионы лет назад. Характер девонских отложении показывает, что в течение девонского периода территория нашей местности несколько раз была покрыта морем. Судя по ископаемым остаткам, в этих морях обитали древние рыбы, древние кораллы и раковинные головоногие моллюски. Девонские отложения представлены толщами глин, мергелей, доломитов и известняков и расположены на глубине примерно в 250- 400 м .

В начале следующего, каменноугольного периода Подмосковный край представлял собой низкую прибрежную равнину, почти сплошь, покрытую озерами и болотами. Теплый и влажный климат того времени благоприятствовал произрастанию здесь пышных лесов из древовидных папоротников и плаунов, в которых обитали примитивные амфибии, рептилии и очень крупные древние насекомые. Скопившиеся в озерах и болотах толщи остатков растительности стали впоследствии материалом, из которого образовались каменные угли Подмосковного бассейна.

Бывшее в середине каменноугольного периода поднятие суши и конце периода вновь сменилось наступлением моря, отложения которого сохранились до наших дней в виде известняков и мергелей. Эти известняки на территории области добываются и используются в качестве материала при изготовлении цемента (например, на Подольском цементном заводе). Белые известняки в устье реки Пахры (так называемый "мячковский" или "белый камень") в средние века использовались для строительства Москвы, отчего она получила название "белокаменной".

В течение пермского и триасового периодов, то есть в конце палеозойской и в начале мезозойской эры, все Подмосковье представляло собой сушу, подвергавшуюся энергичному размыву. Сохранившиеся кое-где между каменноугольными и юрскими отложениями, скопления гальки и глин - вот все, что напоминает нам об этом времени. Основные пути стока вод шли тогда с запада на восток, что соответствовало общему уклону поверхности пластов. Этот уклон сохранился до нашего времени.

 

МЕЗОЗОЙСКАЯ ЭРА

 

Свидетелями мезозойской эры в Подмосковье являются отложения юрского и мелового периодов. Постепенное опускание суши привело к тому, что в эти времена территория области стала затопленной водами сначала юрского, а затем мелового морей. Эти моря много раз меняли свои очертания, иногда их отдельные участки приподнимались над водой и становились низкими равнинами. Отложения обоих периодов образовали собой известняки, песчаники и глины, лежащие на каменноугольных пластах. Юрские глины часто имеют темный, почти черный цвет благодаря содержащемуся в них большому количеству пирита, фосфорита, серного колчедана и гипса. Почти повсюду пласты таких юрских глин образуют собой водоупорные горизонты.

К северу от Москвы и в некоторых других частях Московской области (например, в окрестностях города Звенигорода) над юрскими пластами залегают морские отложения мелового периода. Однако, на территории Орехово-Зуевского района меловые пласты, как и горные породы третичного периода кайнозойской эры, не сохранились. В течение длительного промежутка времени они подвергались размыву, вот почему юрские отложения оказываются у нас самыми молодыми, лежащими непосредственно под четвертичными.

 

КАЙНОЗОЙСКАЯ ЭРА

 

Последними крупными геологическими процессами, оказавшими влияние на рельеф и природу нашего края, явились так называемые Четвертичные оледенения, то есть похолодания четвертичного периода кайнозойской эры. К тому времени на Земле уже давно минули века господства древовидных папоротников и плаунов, исчезли гигантские насекомые и ящеры-динозавры. На смену им пришли цветковые растения, птицы и млекопитающие.

Климат тоже изменился. Создались условия, при которых время от времени горы Скандинавии и наиболее высокие горы Средней Европы становились центрами образования огромных масс льдов. Не успевая таять за летнее время, эти льды спускались с гор и двигались по равнинам. Их называли ледниками.

Четвертичный период геологической истории Земли начался, примерно, 1,65 миллиона лет назад и продолжается до настоящего времени. За этот срок территория Европы испытала несколько длительных (по нескольку десятков и сотен тысяч лет) эпох похолодания или, как говорят геологи, "эпох оледенения" . Между двумя последовательными оледенениями существовали периоды потепления климата или "эпохи межледниковья", когда лед таял, и ледники отступали к северу или исчезали совсем. Более того, в течение каждого оледенения существовали свои "внутренние", более короткие оледенения и межледниковья.

В четвертичный период на европейской территорий России наиболее значительными были три ледниковые эпохи. Однако еще перед ними произошло более древнее, так называемое Окское оледенение. Оно случилось более 500 тысяч лет назад. Южная граница льда проходила тогда по древней долине реки Оки, и вся территория Московской области оказалась в то время покрытой ледником.

Окское оледенение сменилось теплым периодом межледниковья, а затем, примерно 300-250 тысяч лет назад, началось новое, еще более обширное оледенение - Днепровское. При нем "языки" льда достигали долины Днепра, а на территории Московской области толщина ледяных пластов достигала нескольких десятков метров.

Во время следующего, Московского оледенения (220-140 тысяч лет назад) высота льда в нашей местности была значительно меньше. С тех пор лед уже никогда не покрывал земли нашего края.

Около 45 тысяч лет назад Московское оледенение сменилось очередным теплым межледниковьем. В то время природные условия в восточной Европе были сходными с современными. В средней полосе Русской равнины господствовали хвойные еловые и сосновые леса с березой и ольхой. На широте Москвы в некоторых местах произрастали и широколиственные породы деревьев. Случавшиеся непродолжительные похолодания или потепления приводили к смещению границ хвойных лесов то к югу, то к северу.

Примерно 25 тысяч лет назад начался последний в истории Европейской равнины период оледенения. Своего наибольшего распространения на юг ледник достиг 17-16 тысяч лет назад: тогда его южная граница проходила по Валдайской возвышенности, отчего впоследствии и вся эта эпоха получила название Валдайского или Осташковского (по названию города Осташков) оледенения.

Вскоре началось отступание ледникового покрова. Огромные массы талой воды, стекая в понижения, разрабатывали долины и террасы будущих рек. Вместе с тем, эти же воды переносили с места на место множество принесенного ледником материала - песка, глины. Так формировались черты современного рельефа, и закладывалось распределение почв.

12-11 тысяч лет назад европейский ледниковый покров потерял уже более половины своего максимального объема. К этому времени и 11одмосковье сформировалась современная речная сеть. Еще позже, 10 тыс. лет назад южная граница оледенения сместилась на север уже до Финского залива, а 8 тыс. лет назад начал оттаивать и Скандинавский полуостров. Таким образом, Подмосковье свободно ото льда уже не менее 10 тыс. лет.

Вслед за отступлением ледникового покрова на территорию нашего края пришли растения и животные, которые во время похолодания были оттеснены в более южные области. 9-10 тысяч лет назад в наших лесах появилась ель обыкновенная и очень скоро, оттеснив произраставшую здесь ель сибирскую к северу, стала одной из лесообразующих пород. Примерно в то же время на территории современного Подмосковья появились липа и дуб, а около 8 тысяч лет назад - вяз. Спустя 2-3 тысячи лет эти породы достигли здесь широкого распространения.

Расселение растений к северу определялось не только потеплением климата. Не меньшее значение, чем температура воздуха, имело распределение типов почв, до сих пор перед этим пребывавших в состоянии многолетней мерзлоты. С этой стороны наилучшие почвенные условия для широколиственных пород существовали по долинам крупных и средних рек, где почвы были более богатыми перегноем и более теплыми. Вот почему и до сих пор дубравы и липовые леса в Подмосковье тяготеют к берегам рек, а среди рек и речушек немало таких, что имеют название Дубна, Дубенка, Липовка, Липна.

В настоящее время мы живем во время очередного межледниковья, а отложения ледниковых и послеледниковых периодов - самые молодые из всех геологических пластов в нашей местности.

 

Современный почвенный покров сложился в результате длительных природных процессов. В наших краях он сформировался после отступания последнего, Валдайского ледника.

По учению основателя науки почвоведения В.В.Докучаева, почва есть самостоятельное природное тело, в образований которого принимают участие горные породы, внутренние воды, климат, растения и животные. Образование почвы тесно связано с рельефом местности и ее геологической историей.

Для каждой природной зоны характерен свой тип почв. Восточное Подмосковье расположено в полосе хвойных лесой и болот подзоны смешанных лесов и не отличается большим разнообразием почв. Преобладающей материнской горной породой почв здесь являются пески, поэтому наибольшее распространение получили подзолистые почвы под сосновыми лесами.

Подзолистые почвы (сокращенно "подзолы") названы так за то, что их верхний горизонт очень беден перегноем. Перегной, или гумус , представляет собой сложную органическую и минеральную массу, образующуюся под воздействием химических биологических процессов, происходящих в почве. Это - плодородный слой почвы. Пески не способствуют созданию комковато-зернистой структуры почвы, что в свою очередь отрицательно сказывается на ее плодородии. Песчаные почвы плохо удерживают влагу и воздух, они бедны азотом, фосфором, калием и другими, необходимыми растениям элементами.

Серые лесные почвы встречаются гораздо реже. Они характерны для широколиственных лесов и в наших условиях существуют в долинах рек под дубравами и смешанно-широколиственными лесами или на месте недавно исчезнувших лесов такого типа. Серые почвы содержат очень небольшое (2-6 процентов) количество гумуса, что объясняется их повышенным увлажнением и глубоким промыванием.

Аллювиально-пойменные почвы образуются в долинах рек. Их характерной особенностью является мощный перегнойный горизонт, чередование крупно- и мелкозернистых частиц, повышенная увлажненность, богатство известью, органическими веществами и почвенными бактериями.

Существуют также и болотные почвы.

Большой вред почвенному покрову наносят ветровая и водная эрозия, а также хозяйственная и прочая деятельность людей.

Являясь основным средством сельскохозяйственного производства, почвы нашего края в то же время отличаются низким плодородием и требуют постоянного внесения органики и минеральных удобрений. Поэтому в прошлые времена только одно земледелие не могло прокормить население и в округе развивались отходничество и кустарное текстильное производство.

 

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

 

Дик Н. Е., Соловьев А. И. Рельеф и геологическое строение. В кн. Природа города Москвы и Подмосковья. М-Л., 1947.

Серебрянный Л. Р. Древнее оледенение и жизнь. М., 1980.

 

 

 

ГЛАВА 4

РЕЛЬЕФ И ВОДОЕМЫ

 

 

Слово "рельеф" применительно к описанию земной поверхности означает совокупность всех ее неровностей, образовавшихся в результате различных геологических процессов: движений земной коры, деятельности поверхностных и подземных вод, льда, результатов выветривания и т. д.

Рельеф местности является первым среди элементов географической среды, с которым приходится иметь дело при хозяйственном освоении территории. От характера рельефа зависят микроклимат, распределение и сток атмосферных осадков, степень заболоченности и речная сеть, особенности почвы и растительного покрова.

Поселяясь на новой для себя земле, люди всегда старались как можно лучше использовать ее рельеф. На низменных равнинах, например, прежде всего осваивались возвышенности, где почвы были богаче, а воду можно было брать из колодцев, а не из болотистых речек. При поселении в долинах средних и крупных рек благоприятными оказывались сухие склоны и прилегающие к ним водоразделы.

Территория Подмосковья располагается в центре великой Русской равнины. Севернее Москвы тянется Клинско-Дмитровская гряда, образующая водораздел между бассейнами верхней Волги и Оки и имеющая плоско-волнистый рельеф. Это самая возвышенная часть Московской области, отдельные участки которой находятся на высоте 280- 305 м над уровнем моря. Вблизи одного из таких мест в Солнечногорском районе берет свое начало река Клязьма.

Клинско-Дмитровская гряда является частью Смоленско-Московской возвышенности. К югу, востоку и юго-востоку она очень плавно понижается, и холмистость поверхности становится все меньшей. Весь юго-восток Московской области (в том числе и Орехово-Зуевский район) и западная часть Владимирской области заняты низменным пространством, постепенно переходящим в обширную Мещерскую низменность или Мещеру. Мещера представляет собой доледниковое понижение, издавна служившее областью стока поверхностных вод. Ее плоская поверхность покрыта многочисленными болотами и озерами. Высота местности большей части нашего района ПО-150 (в среднем 117) м над уровнем моря, хотя самые низкие отметки высот в Мещере - 85- 88 м (устья рек Гуся и Пры).

Наиболее характерной чертой поверхности Орехово-Зуевского района является ее равнинность. Здесь непросто найти естественное возвышение, с которого можно было бы обозреть окрестности хотя бы на несколько километров от себя.

Характер рельефа определил и особенности речной сети нашего края. Одной из таких особенностей является асимметричный бассейн реки Клязьмы. Большинство ее крупных притоков впадают в нее слева, уходя своими истоками в сторону Клинско-Дмитровской гряды. Таковыми являются Уча, Воря, Шерна, Киржач, Вольга, Пекша. Правых притоков Клязьмы намного меньше и они обычно короче левых. В ближайших к нам окрестностях к ним относятся реки Дрезна, Сеньга, Ушма, Поля.

На географической карте Мещерская низменность выглядит в форме громадного треугольника, одна из вершин которого расположена чуть восточнее Москвы, а две другие примерно совпадают с городами Ковров (Владимирской области) и Касимов (Рязанской области). Рельефными границами этой огромной котловины служат Смоленско-Московская возвышенность на севере, Средне-Русская возвышенность на юго-западе и северная часть Окско-Цнинского вала на востоке. Последнее представляет собой возвышенную равнину высотой 160- 180 м , протянувшуюся по линии нижнего течения Оки и ее притока Цны.

Если проводить границу Мещеры по долинам рек, то с северной стороны она окажется ограниченной средним течением Клязьмы, с юго-запада и юга - Москвой-рекой и Окой, а с востока - реками Судогдой, Колпью и нижним течением реки Гусь.

В целом, поверхность Мещеры слабо наклонена к востоку (всего на 30- 35 м ), что обусловливает и очень небольшой уклон текущих по ней рек. Так, уровень Клязьмы от Орехово-Зуева до Владимира понижается всего на 21 метр: со 115 до 94.

При общей сглаженности рельефа Мещеры и ее наклоне с запада на восток существуют, однако, и местные особенности в колебании высотных отметок. Они позволяют выделить в нашей местности следующие типы рельефа: изолированные возвышенные "острова", морено-зандровые равнины, долины рек.

На востоке района, в окрестностях деревень Тимонино, Яковлево, Савинская высота местности увеличивается до 162- 170 м над уровнем моря. Этот изолированный участок существенно приподнятого рельефа служит водоразделом бассейнов рек Клязьмы и Нерской: на юго-запад отсюда течет Нерская, а на северо-восток - притоки Клязьмы Сеньга и Ушма. Подобные, но несколько большие по площади возвышенные "острова" расположены южнее г. Ногинска, а также к северо-востоку от г. Раменского (здесь проходит водораздел между Клязьмой и Москвой-рекой) и к югу от Егорьевска (водораздел Цны и Нерской с наибольшей высотой свыше 200 м ). Существование таких холмообразных возвышенностей обусловлено тем, что в этих местах на поверхность выступают коренные породы в виде юрских глин или белых кварцевых песков. Сверху эти коренные породы прикрывают более поздние, ледниковые и послеледниковые отложения. Хотя описанные возвышенности и являются приподнятыми элементами рельефа, среди них встречаются выходы грунтовых вод, и тогда в таких местах поселяется ольха - типичный обитатель заболоченных низких мест.

Основным типом рельефа Орехово-Зуевского района является так называемая "морено-зандровая равнина", возникшая во времена последних оледенений. Перемещаясь по поверхности Земли, ледники несли с собой обломки горных пород, состоявших из смеси различной величины валунов, гравия, песка и глины. Весь этот переносимый ледником материал геологи называют "мореной". Когда же наступало время межледниковья, и ледник отступал, морена отлагалась на месте таяния льда. Тяжелые валуны и очень крупная галька оставались при этом на месте, а мелкая галька и песок могли относиться талыми водами ледника за внешний (наружный) край морены и только там отлагались на поверхности земли. Такие песчано-галечные равнины называются "зандровыми равнинами" или просто "зандрами".

Поскольку территория Подмосковья испытала несколько оледенений, в нашей местности встречаются и зандры - свидетели последнего, не дошедшего до нас Валдайского оледенения, и морены, отложенные во времена предыдущих оледенений. Последние напоминают о себе огромными валунами диаметром до одного и более метров. Сочетание зандров и морен дает морено-зандровую равнину. Тысячелетия, прошедшие со времени последнего оледенения, прикрыли зандры и морены более поздними слоями речных отложений.

Характерной особенностью ландшафта Орехово-Зуевского района являются выработанные торфяники. Они образовались в центральной, восточной и юго-восточной частях района на месте крупных болот: Губинского, Мисцевского, Озерецкого. Фокинского, Дубровского, Никольского, Гуслицкого, Дорогалевского и других. Разработка торфяников началась в 1920-1930 гг. и проводилась карьерным способом. В результате на местах выработок образовались неглубокие, часто прямоугольной формы водоемы, большинство из которых в настоящее время не имеют открытой водной поверхности и сильно заросли ивами и березами.

Исключая небольшие болотистые речки, долины рек района имеют широкие поймы и покрытые уступами (террасированные) склоны. Поймами называют те участки долины, которые покрываются водой во время половодья. Однако, вся пойма затопляется только во время очень сильных половодий, а при слабом паводке отдельные участки поймы могут оставаться сухими.

Уступы или террасы по склонам долины являются результатами геологической деятельности текучей воды и образовались за счет размыва склонов. Те террасы, которые река "разрабатывает" в современное время и которые уходят под воду во время половодий, называются пойменными террасами. Выше них разрабатывает надпойменные террасы, которые заливались водой в прежние геологические эпохи, когда по долине реки текли гораздо большие массы воды.

Как пойменных, так и надпойменных террас может быть несколько. Однако, деятельностью человека их число может быть сокращено. Так, в долине Клязьмы хорошо выраженные террасы можно наблюдать выше и ниже по течению реки от деревни Воинова Гора. Напротив, выше Орехово-Зуева (правобережье от г. Дрезны до платформы Кабаново) широкая долина реки распахана, а ее пойма превращена в сельскохозяйственные поля (западная часть поймы носит название "Малиновские луга" по названию ближайшей к ним деревни Малиново). Несколько столетий назад широкая пойма Клязьмы простиралась примерно до Парковского микрорайона и занимала, таким образом, место современного города Орехово-Зуево, особенно его правобережной части. Еще в начале нашего века многие улицы тогдашнего города во время больших половодий оказывались покрытыми водой. Одна из них так и называлась - "улица Заливная". В годы очень больших паводков полая вода поднималась и до улицы Никольской (ныне улица Ленина), по которой тогда плавали на лодках.

 

РЕКИ И ПРЕСНОВОДНЫЕ ВОДОЕМЫ РАЙОНА

 

Реки нашего края принадлежат к бассейну великой русской реки Волги, а точнее ее правого притока - реки Оки. При этом часть рек прежде чем достичь Оки, отдают свои воды Клязьме, а другие реки - Москве-реке.

Реки района относятся к типу рек со смешанным, преимущественно снеговым питанием, на долю которого приходится около половины годового стока. Талые снеговые воды составляют основу весеннего питания реки. Остальная вода попадает в реки за счет дождевого питания (летне-осенний период) и подземных источников-ключей в зимнее время.

Истоками небольших рек нашего края являются или источники подземных вод (родники и ключи) или болота. Однако, из-за сильной заболоченности местности и нарушения ее естественного состояния торфоразработками обнаружить истоки этих речек часто довольно сложно. Между тем, исток любой реки, речки или ручья сам по себе является памятником природы и заслуживает не только обозначения, но и заботливого ухода и охраны со стороны местного населения.

В отличие от рек, протекающих по известковым породам, наши реки имеют не гидрокарбонатную, а слегка подкисленную воду. Это особенно заметно весной, когда реки наполняются потоками талой воды коричневого цвета. Эта вода практически прозрачна, а окрашена не потому, что "торфяная" (как считают многие), а оттого, что с талой водой из песчаных почв легко выносятся растворимые в воде гумусовые (перегнойные) кислоты. По этой причине многие речки средней полосы России имеют названия "Черная". Так, Черной речкой называют один из левых притоков реки Вырки на севере нашего района, а возле города Покров Владимирской области лежит большое Черное озеро.

Характер рельефа местности определяет направление стока вод, то есть течения рек. По северной части района с юго-запада на северо-восток протекает одна из крупных рек Подмосковья - Клязьма. Начинаясь у села Кочергино в 12 км к востоку от города Солнечногорска Московской области, Клязьма протекает по Московской, Владимирской, Ивановской и Нижегородской областям и на границе Владимирской и Нижегородской областей (возле города Горбатов) опадает в реку Оку, правый приток Волги. Сама же Клязьма является левым притоком Оки.

Протяженность Клязьмы - 637 км , из них 245 км она течет в пределах Московской области и около 40 км - по территории Орехово-зуевского района. Правобережная пойма Клязьмы между городами Дрезна и Орехово-Зуево (бывшие Малиновские луга) очень широка, достигает 1,5- 2 км и в настоящее время используется для выращивания овощей. Противоположный левый склон долины Клязьмы невелик, и здесь река протекает совсем рядом от левого коренного берега.

Ширина русла Клязьмы у г. Орехово-Зуево - 75 м , а на границе с Владимирской областью (перед железнодорожной станцией Усад) - 95 м .

За многие тысячелетия своего существования Клязьма не раз меняла свое русло, перемещаясь по долине от одного коренного берега до другого. При этом старые русла постепенно зарастали, превращались в затоны, старицы, пойменные озера. Остатки таких стариц до сих пор сохраняются у границы поймы и железнодорожной насыпи между платформами 87-й километр и Кабаново. Еще одно древнее русло Клязьмы проходило по северной границе Ореховского кладбища. В этом месте Клязьма образовывала дугу от устья речки Дроздны (ныне Черной) до стадиона "Торпедо". В недалеком прошлом это ставшее уже непрочным русло именовалось в народе "поповой заводью", гак как на его берегу стояли дома священников Ореховской церкви.

В настоящее время Клязьма непригодна для судоходства. Однако еще в прошлом столетии по ней ходили небольшие суда, подвозившие хлопок на текстильные фабрики.

Левыми притоками Клязьмы на территории нашего района являются реки Вырка, Большая Дубна и Киржач.

На старых картах Вырка имела название Выдровка, которое, возможно, и есть правильное, восходящее к названию водного хищного зверя выдры. Ее исток находится вблизи города Электрогорска, а устье лежит у самой западной границы Орехово-Зуева. Возле деревень Нестерово и Сермино Вырка принимает два левых притока - небольшие лесные речки.

Река Большая Дубна (ее длина 34 км ) впадает в Клязьму за северо-восточной границей города Орехово-Зуево, на 238 км от истока Клязьмы. Южнее деревни Малая Дубна в Большую Дубну впадает левый приток - речка Малая Дубна. Последняя образована слиянием двух небольших, начинающихся на севере нашего района ручьев - Мысовки и Сафронихи.

Киржач - крупный приток Клязьмы. Он берет свое начало с окраины Бсрендесвского болота, расположенного в Александровском районе на границе Владимирской и Ярославской областей. Длина Киржача 133 км , он впадает в Клязьму возле поселка Городищи Петушинского района Владимирской области, на 245-м километре от ее истока. По последнему участку нижнего течения реки Киржач проходит граница Московской и Владимирской областей.

Правыми притоками Клязьмы в нашей местности являются речки Дрезна и у самой западной границы города Орехово-Зуево - речка Дроздна (нынешнее название - Черная).

У восточной границы нашего района расположен исток еще одного правого притока Клязьмы - речки Сеньги. Сеньга имеет длину 37 км , а ее устье находится в Петушинском районе, в 4-х км к юго-востоку от г. Петушки.

Другой крупной водной артерией района является река Нерская, левый приток Москвы-реки, протяженностью 92 км . Бассейн Нерской охватывает юго-западную часть нашего района. Он состоит из многих мелких речек и ручьев и имеет общую площадь около 1500 кв. км. Истоки Нерской находятся в болотистой местности в окрестностях деревень Щетиново, Яковлево и Тимонино, а ее устье, то есть место впадения в реку Москву - возле села Маришкино Воскресенского района.

Левыми притоками Нерской являются Гуслица и Вольная. Река Гуслица, в свою очередь, имеет свои притоки: Воронку, Силенку, Шувайку (Шувойку) и другие. Длина Гуслицы - 36 км , а площадь водосбора - 377 кв. км. Она начинается в заболоченном лесу вблизи села Захарово, что возле Егорьевска, а заканчивается чуть выше по течению от села Хотеичи. Речка Вольная чуть короче Гуслицы, ее длина 29 км - от окрестностей ст. Авсюнино до деревни Заволенье. Как и у Гуслицы, большинство берегов Вольной заболочены.

Правыми притоками Нерской служат реки Понорь и Сеченка.

Исток Понори лежит в Павлово-Посадском районе, а устье расположено между деревнями Беливо и Тсреньково. Площадь водосбора Понори 140 кв. км, длина - 22 км , а наибольшим из притоков является левый приток Оботь, текущий к Понори со стороны Ликино-Дулево.

Река Сеченка заходит на территорию нашего района только у его юго-западной границы, возле деревни Молоково, где она принимает новый приток - речушку Терскую. Исток и устье Сеченки находятся за пределами нашего района.

Наклон местности, по которой протекает Нерская, очень маленький, и потому ее течение медленное, а берега местами заболоченные. Средняя глубина реки 0,5- 1,7 метра .

Реки нашего края характеризуются непостоянностью стока по сезонам года. Поэтому регулирование стока рек у местного сельского населения всегда считалось важнейшей хозяйственной задачей. Для этой цели служили плотины многочисленных мельниц, перегораживающие русла даже очень маленьких речек.

Имеющие преимущественно снеговое питание, реки нашего края относятся к рекам с весенним половодьем. Именно весной в них наблюдается наивысший уровень воды (паводок), когда река выходит из берегов, а ее воды растекаются по пойме. Правда, такие сильные разливы наблюдаются далеко не каждый год. Не одинаковой также бывает продолжительность половодий. На малых реках она меньше, чем на больших. Не всегда заметен на малых реках и ледоход.

Летние и осенние подъемы воды в реках бывают в виде исключения, после сильных продолжительных дождей. Обычно же летом реки сильно мелеют и пребывают в состоянии, называемом "межень". В это время даже на Киржаче и Клязьме появляются отмели, и в некоторых местах реки можно перейти вброд.

В начале зимы наши реки замерзают и переходят на питание подземными водами.

Достаточно велико в районе и количество озер. Они расположены неравномерно по территории и по своему происхождению могут быть различны.

Пойменные озера располагаются в поймах крупных рек и представляют собой остатки прежних русел, потерявших связь с рекой. Обычно они нешироки, неглубоки и имеют сильно удлиненную форму, отчего иногда называются "Длинное", "Долгое". Серии пойменных озер могут связываться между собой протоками и таким образом образовывать цепочку. Постепенно в таких озерах речная флора и фауна заменяются на озерные. Например, могут появляться караси, и озеро получает название "Карасево". Озеро с таким названием до сих пор известно в окрестностях Шатуры. Их питание, в основном, зависит от соседних рек, воды которых в половодье пополняют воды озера-старицы.

Наиболее крупными естественными ледниковыми озерами нашего края являются Горбатое, Жаркое, Исааковское, Дорогалевское, Острец. Озерец, Пирютино, Дуброво, Черное и Белое.

Пруды. Прудом называют небольшой искусственный водоем. Большинство прудов устроены в населенных пунктах, удаленных от рек или озер. Пруды используются в самых разнообразных целях: для стирки белья, водопоя скота, разведения водоплавающей птицы, как источник воды при пожарах, для купания и т.д. Иногда созданию прудов благоприятствует рельеф: пруды создаются при запруживании небольших речек или ручьев, протекающих рядом с селом или деревней. Таким образом можно получить даже каскад прудов: серия запруд-плотин образует череду прудов, лежащих один ниже другого. Особенно часто к такому приему прибегали при устройстве усадебных парков.

Наличие водоупорных (то есть водонепроницаемых) слоев глины позволяет создавать пруды даже в населенных пунктах, расположенных на возвышенностях. Питаются такие пруды, в основном, за счет талой и дождевой воды.

Колодцы и подземные воды. Водоносные слои (горизонты) подземных вод залегают в наших краях на разной глубине. Этих слоев может быть несколько: пласты глин в этих случаях чередуются с пластами водопроницаемых песков. Как правило, колодцы роют до первого водоносного горизонта. Иногда этот горизонт естественным образом выходит на поверхность земли на склонах долин рек и других неровностях рельефа. Так образуются родники с чистой и вкусной водой.

Все воды местности (наземные и подземные) являются национальным достоянием народа и подлежат законодательной охране.

 

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

 

Все Подмосковье. Географический словарь Московской области. М., 1967.

Земля Владимирская. Географический словарь. Владимир, 1991.

Природа города Москвы и Подмосковья. М-Л.,1947.

 

ГЛАВА 5

НАШИ МЕЩЕРСКИЕ ЛЕСА

 

Как и все Подмосковье, наш район расположен в подзоне смешанных лесов лесной зоны восточной Европы.

Леса здесь расположены не только на водоразделах, но и в долинах рек. Здесь произрастают преимущественно сосновые леса. В настоящее время ими занято около 80 тысяч га, что составляет примерно 45 % площади района. Все эти леса входят в состав государственного лесного фонда и находятся в ведении 13-ти лесничеств: Северного, Городищенского, Зуевского, Ликинского, Губинского, Яковлевского, Белавинского, Куровского, Запутновского, Авсюнинского, Абрамовского, Анциферовского и Ильинского.

На территории района, то есть в западной части Мещерской низменности, произрастает очень немного древесных видов растений. Лиственные породы представляют береза поникшая (повислая) или бородавчатая, береза белая или пушистая, ольха черная и ольха серая, дуб обыкновенный или черешчатый, вяз гладкий, клен остролистный, липа мелколистная. Из хвойных в лесах нашей местности произрастают только сосна обыкновенная и ель обыкновенная.

В условиях Подмосковья не все из перечисленных видов деревьев могут стать лесообразующими, то есть образовать собой более или менее однородные лесные сообщества. Чаще всего в качестве лесообразующих выступают сосна и ель, гораздо реже дуб, ольха черная, береза поникшая. Существуют леса, в которых лесообразующими является не какой-то один, а два, три и более видов. Такие леса называются смешанными.

Вид и количество лесообразующих пород определяется в первую очередь почвенными и климатическими условиями. Так, для богатых суглинистых и влагоемких почв характерны еловые леса, а для бедных песчаных и сухих - леса, в которых лесообразующей породой является сосна.

Наиболее обычными в нашем районе являются растительные сообщества сосновых, еловых и дубовых лесов. В свою очередь, эти сообщества представлены разнообразными вариантами или типами.

Сосновые леса. Сосняки наиболее распространены на востоке Подмосковья. Иногда к ним применяют термин боры, хотя в более узком смысле слово "бор" означает только сосновый лес, растущий на сухом месте.

В лесах государственного лесного фонда Орехово-Зуевского района сосновые леса занимают более 70% от всей площади лесов. Это самые обычнейшие растительные сообщества нашего края. С точки зрения лесоводства, их разделяют на молодняки (до 10 лет), средневозрастные и старые или спелые (после 40 лет). Кроме того, леса классифицируют по показателю продуктивности или бонитету (от латинского слова bonitas - добротность, высокое качество). По этому признаку выделяют высокопродуктивные ( I - II классы бонитета), среднепродуктивные ( III - IV классы бонитета) и низкопродуктивные ( V - VI классы бонитета) боры.

Сосна обыкновенная, лесообразующая порода наших боров, встречается в лесной зоне Евразии от Западной Европы до побережья Охотского моря. Наиболее благоприятными для ее произрастания оказываются песчаные наносы древних речных долин, песчаные террасы рек. Вот почему так обычны сосновые леса вдоль высоких берегов Клязьмы, Киржача, Нерской. Вместе с тем, сосна может расти и на заболоченных торфянистых почвах, хотя в этом случае никогда не достигает максимальной высоты. В целом же, сосны очень неприхотливы и могут расти как на кислых, так и на известковых почвах, как на бедных песчаных или заболоченных, так и на богатых и даже каменистых.

Глубоко идущие корни сосны способны доставать воду с очень больших глубин, там, где для других пород вода уже не доступна. Вместе с тем, сосна - светолюбива и растет только в условиях хорошего освещения. Как правило, сосновые леса состоят всего из двух ярусов - древесного (сосна) и напочвенного (обычно мхи и лишайники), а ярус кустарников отсутствует. Каких-либо постоянно сопровождающих сосну растений не наблюдается.

Из многочисленных типов сосновых лесов в нашей местности встречаются следующие: боры-беломошники, боры-зеленомошники, боры-долгомошники и боры сфагновые.

Боры-беломошники или лишайниковые боры приурочены к крайне бедным песчаным почвам при низком (глубоком) стоянии грунтовых вод. Подобные условия могут создаваться на высоких берегах рек, песчаных холмах и водоразделах.

Из всех наших лесообразующих пород такие крайние условия обитания способна выдержать только сосна. В подобных местах она образует совершенно чистые, то есть без примеси других древесных пород, леса. Как правило, по той же причине в борах-беломошниках практически отсутствуют и кустарники. Напочвенный покров также очень беден по видовому составу и представлен преимущественно лишайниками рода Кладония (кладония оленья или олений ягель, кладония лесная) и редким травяным покровом. В засушливое время лишайники совершенно высыхают, впадают в анабиоз, хрустят под ногами и приобретают пепельно-серый цвет, отчего и называются в народе "белым мхом" (отсюда и бор-беломошник). Кладонии - светолюбивые растения и, когда кроны сосен начинают смыкаться, эти лишайники сменяют зеленые мхи. Боры-беломошники очень светлые и просторные, но крайне бедны и растительной и животной жизнью.

В тех местах, где рельеф понижается, и водный режим почвы становится несколько благоприятнее, в лишайниковых борах появляются участки с зелеными мхами, отдельные кустики брусники, луговой марьянник и вереск, особенно хорошо разрастающийся после пожаров. Многие травянистые растения сухих боров имеют хорошо выраженные признаки приспособленности к нехватке влаги: мелкие кожистые листья, сильное опушение. Иногда здесь можно встретить и довольно редкое на востоке Подмосковья растение молодило побегоносное ( Jovibarda sobolifera ), имеющее вид лежащих на земле зеленых шаровидных луковиц с мясистыми, водозапасающими листьями. (Молодило иногда в массе встречается на кладбищах, где им обсаживают могильные холмики).

Боры-зеленомошники распространены гораздо более широко, чем боры-беломошники, и произрастают также на бедных песчаных почвах, но несколько более богатых водой. Как правило, это места с ровным или слабо наклонным рельефом.

В борах-зеленомошниках сосна достигает высоты 20- 25 метров и кроме нее в первом (самом высоком) ярусе попадаются единичные березы. Кустарников в таком лесу немного и они представлены отдельными кустами можжевельника, рябины, крушины, ивы. Общим признаком боров-зеленомошников является хорошо развитый покров из зеленых мхов, к которым иногда примешиваются кукушкин лен и сфагнум (в понижениях). Травяной покров в этих лесах разрежен и представлен ожикой волосистой, марьянником луговым, грушанками, седмичником, плаунами.

Потому, какие растения составляют основную массу напочвенного покрова, боры-зеленомошники разделяют на более мелкие категории.

Боры-брусничники характерны для более сухих и бедных почв и отличаются обилием кустиков брусники. Боры-черничники произрастают в более увлажненных местах и выделяются преобладанием черники. На относительно богатых почвах в борах обильно развивается кислица обыкновенная - небольшое хрупкое растение с тремя листиками на одном черешке, как у клеверов. На ночь и в ненастную погоду листья кислицы складываются. Такие сосняки называют борами-кисличниками.

Хорошо развитая подстилка достигает в борах-зеленомошниках мощности 8- 10 см , что затрудняет возобновление сосны. Нередко в таких лесах под пологом сосен начинает возобновляться ель, которая со временем образует второй ярус в сосновом лесу.

Боры-долгомошники произрастают в тех местах, где сток воды затруднен и грунтовые воды залегают на глубине 50- 60 см . Рост сосны в них замедлен, она не достигает той высоты, что имеет в борах-зеленомошниках. В первом ярусе встречается береза пушистая.

Кустарнички и травянистый покров в борах-долгомошниках немногочисленны и распределяются в зависимости от микрорельефа: на высоких кочках растет брусника, а в понижениях - голубика, багульник болотный. Гораздо лучше развит моховой покров из кукушкина льна и сфагнума (последний преимущественно в понижениях). Этот моховой покров сильно затрудняет возобновление сосны.

Сфагновые боры являются следующей стадией развития боров-долгомошников, когда накопление воды в почве становится еще больше. Преобладающими растениями в напочвенном покрове становятся различные виды мхов-сфагнумов. В дополнение к багульнику в таких лесах появляются пушица, голубика, клюква. Сосны в этих условиях располагаются разреженно, корявы, и не достигают высоты даже в 10 м . Часто с усилением застойного увлажнения сфагновые боры переходят в верховое болото с редкой низкорослой сосной.

Разумеется, что в чистом, классическом виде описанные виды боров встречаются не часто. Обычны некоторые отклонения от типа в ту или иную сторону, присутствие некоторых не совсем типичных видов растений. Существуют, например, ландышевые сосняки с деревьями в возрасте не менее 100 лет. Кроме того, значительные площади в районе занимают искусственные сосновые насаждения, возникшие на месте посадок саженцев сосны. Такие насаждения отличаются повышенной сверх нормы плотностью деревьев, сильной затененностью, отсутствием или крайней бедностью травяного покрова, бедностью животной жизни.

Еловые леса. Главной и практически единственной лесообразующей породой наших еловых лесов является ель европейская. Это дерево обладает высокой потребностью в почвенной влаге и поэтому селится там, где воды всегда достаточно. На песчаных, плохо удерживающих воду почвах еловые леса произрастают только в низменных местах с высоким уровнем грунтовых вод. На нысоковлагоемких суглинистых почвах ель может расти и на довольно возвышенных участках рельефа, даже на водоразделах. Во всех случаях ель требовательна к минеральному составу почвы и на совсем бедных почвах, в отличие от сосны, не встречается. С другой стороны, при совместном обитании ели и сосны ель вполне довольствуется ослабленным освещением и прекрасно разрастается, со временем вытесняя сосну. На территории района чистые еловые леса очень редки. Они занимают менее 4% площади всех лесов и чаще встречаются в Северном, Зуевском и Авсюнинском лесничествах. Как правило, ельники разновозрастны и имеют примесь старых сосен и берез.

Сильное затенение под кронами елей делает невозможным произрастание там многих видов травянистых растений. те же, что приспособились к нехватке света, являются постоянными спутниками ели. Они имеют крупные листовые пластинки, нередко вечнозелены, обладают белыми, издали видимыми насекомыми цветками. Количество таких постоянно встречающихся в еловых лесах видов трав невелико. К ним относятся седмичник европейский, майник двулистный, вероника лекарственная, линнея северная, грушанки, плауны и другие. Часто преимущество перед цветковыми растениями получают мхи.

Верхний древесный ярус ельников всегда составлен елью, к которой могут примешиваться сосна, береза или осина. Эти деревья, как правило, появляются на осветленных местах, по полянам и вырубкам среди елового леса.

Во втором ярусе ельников могут встречаться рябина и крушина, но часто второй древесный и кустарниковый ярусы в еловых лесах отсутствуют.

Мхи елового леса - очень теневыносливые растения. Они хорошо переносят слабое освещение и механическое давление опадающей хвои. Лишь в очень густых молодых ельниках, где свет практически не доходит до почвы, мхи отсутствуют.

По сравнению с сосняками еловые леса характеризуются довольно мощной подстилкой из елового опада, неравномерным освещением (предельное затемнение под кронами елей и сильная освещенность полян), сглаженностью колебаний температур.

Особенностью проявления сезонности в ельниках является сравнительно позднее начало вегетации травянистых растений. Зимой почва в еловом лесу глубоко промерзает, а весной в тени крон долго не тает снег. Вот почему большинство видов трав зацветает здесь только в июне (майник, грушанка, линнея) или даже в июле (вероника).

На территории района встречаются ельники-зеленомошники и ельники-долгомошники.

Ельники-зеленомошники - наиболее распространенный тип еловых лесов. Они произрастают в условиях средней увлажненности и отличаются, обычно, наличием трех ярусов: ель - травы и кустарнички-мхи. Как и сосновые леса-зеленомошники, эти ельники подразделяются на ельники-черничники, ельники-брусничники и ельники-кисличники.

Ельники-долгомошники формируются в условиях избыточного увлажнения, когда мхи получают большее преимущество перед цветковыми растениями. Как правило, такие леса имеют всего два яруса: ель и кукушкин лен. Рост и возобновление деревьев в таких условиях затруднены, поэтому на вырубках лес обычно не самовозобновляется.

Дубравы. Дубравы, то есть леса, в которых лесообразующая роль принадлежит дубам, характерны для природной зоны широколиственных лесов Европы. По своему флористическому составу они наиболее богаты в предгориях Карпат, Кавказа и в Крыму. К востоку видовое богатство дубрав убывает.

В отличие от хвойных лесов, дубравы часто бывают полидоминантными, то есть имеют в каждом ярусе по нескольку преобладающих видов. Число же ярусов может достигать 7-8. Кроме того, дубравы представляют собой сообщества растений, способных к самовозобновлению и длительному существованию в условиях неизменного климата. При этом некоторые изменения происходят только с напочвенным, то есть травянистым покровом.

Помимо первого яруса, образованного дубом с возможной примесью вяза гладкого или липы мелколистной, для дубрав характерен и второй древесный ярус из деревьев меньшей величины, например, рябины. Обычна также примесь березы и осины.

Характерным для дубравы является ярус кустарников, состоящий, прежде всего, из непременного спутника дуба - орешника или лещины. Иногда на вырубках этот кустарник образует чистые густые заросли. Дополнением к орешнику могут быть крушина и бересклет бородавчатый. Многочисленны в дубраве и папоротники, в частности, щитовник мужской, страусник, кочедыжник женский.

Особый ярус дубравы составляет богатая травянистая растительность, состоящая из многолетних растений. Их называют "дубравное широкотравье", так как большинство растений, действительно, имеют широкие листовые пластинки, как реакцию на сильную затененность дубрав. В состав "широкотравья" дубравы входят сныть обыкновенная, осока волосистая, медуница неясная, зеленчук желтый, фиалка удивительная, копытень европейский, хохлатка плотная, чистяк весенний, ветренница лютиковая, гусиный лук желтый и другие. Все эти растения - обитатели богатых лесных почв, которые в наших условиях наиболее обычны именно в дубравах.

Ярус мхов также представлен в дубравах, но они никогда не образуют сплошного покрова на почве.

Ежегодно деревья и кустарники дубравы образуют большое количество опада, в несколько раз превышающее количество опада в хвойных лесах. Достигая наибольшей толщины осенью, эта подстилка в течение первой половины следующего лета почти полностью разлагается благодаря большому количеству влаги и благоприятным условиям для деятельности почвенных микроорганизмов и беспозвоночных животных, обитающих в опаде. Поэтому почвы под дубравами не подзолистые, как в борах, а дерново-подзолистые, с более или менее мощным гумусовым горизонтом.

В дубраве лучше всего можно наблюдать смену времен года, так как все сезоны выражены в ней очень отчетливо. Весной, с середины мая до начала июня, пока дубы еще полностью не распустились, здесь наблюдается "вспышка" цветения трав. Большинство видов "широкотравья" к сентябрю уже имеют зачатки цветков, а некоторые виды трогаются в рост еще под снегом. У копытеня, осоки волосистой и зеленчука надземная часть остается зеленой и зимой. Весной, тотчас после схода снега все они стремятся отцвести как можно скорее, и дубрава тогда приобретает очень красивый вид благодаря лиловым, голубым, желтым цветкам. Такие быстро развивающиеся растения называются эфемероидами. В наших условиях примерами эфемероидов могут служить гусиный лук желтый, ветренница лютиковая, хохлатка плотная, чистяк весенний.

Летом под пологом дубового леса очень темно. Широкие дубовые листья создают такое сильное затенение, что даже до уровня кустарников ( 1 м от земли) доходит всего лишь около 10 % солнечного освещения. Надземная часть эфемероидов засыхает, но они не погибают: в почве сохраняются живые подземные органы - клубни, луковицы, корневища. Лишь ближе к концу лета в дубраве вновь заметно некоторое увеличение цветущих растений, но оно все равно намного слабее весеннего.

Классификация дубрав основана на том, какое из травянистых растений "широкотравья" занимает господствующее положение в своем ярусе. На этом основании выделяют дубравы снытевые, дубравы осоковые и дубравы зеленчуковые.

Снытевые дубравы отличаются густыми зарослями сныти обыкновенной - растения из семейства зонтичных. В старом дубовом лесу она может образовывать обширные заросли. В условиях сильного затенения сныть почти никогда не цветет и только там, где солнечные лучи достигают земли, можно встретить ее зонтиковидные соцветия с мелкими белыми цветками. Сныть легко размножается корневищами, считается хорошим кормовым растением и пригодна в пищу человека наряду с крапивой и щавелем.

Дубравы осоковые нередко имеют сплошной травяной покров из осоки волосистой, легко узнаваемой по многочисленным коротким волоскам по краю листьев и вдоль жилок. Листья этой осоки узкие, не шире карандаша, остающиеся зелеными даже зимой под снегом. Обычный способ размножения - корневищами. Как и многие лесные травы, осока волосистая зацветает рано, в конце апреля. Растение достигает 60 см высоты.

Наиболее типичные осоковые дубравы образуются в условиях хорошей увлажненности. При этом осока волосистая образует практически сплошной покров. На более бедных и сухих местообитаниях этот вид осоки встречается реже.

Дубравы зеленчуковые имеют в травяном покрове зеленчука желтого - растение из семейства губоцветных, более низкого, чем сныть или осока волосистая (15- 30 см ). Зеленчук отличается четырехгранным стеблем, супротивно расположенными листьями и золотисто-желтыми цветками с двугубым венчиком.

Благодаря ползучим надземным побегам зеленчук быстро размножается и поэтому почти всегда растет густыми зарослями.

Некоторым своеобразием отличаются так называемые пойменные дубравы, произрастающие в условиях избыточного увлажнения. В них отсутствует ярус орешника, но зато преобладает ландыш, а под пологом дубов обильно разрастаются злак костер безостый, ежевика и шиповник.

В условиях нашего района хорошо развитые дубравы встречаются преимущественно по долинам крупных и средних рек. Очень обычны они по берегам Клязьмы ниже города Орехово-Зуево, в нижнем течении реки Большой Дубны (Дубенки) и Киржача. Это объясняется более богатыми, более увлажненными и хорошо дренированными (имеющими сток) пойменными почвами, а также более благоприятными микроклиматическими условиями в долинах рек. Как наиболее редкий тип растительных сообществ, все дубравы нуждаются в особенной охране и должны всячески оберегаться от вредного воздействия хозяйственной деятельности человека.

Следует иметь в виду, что последние десятилетия характеризуются очень быстрым изменением природы, вызванным воздействием человека. Последствия этой деятельности проявляются, в частности, или в высыхании ручьев и малых речек, или, напротив, в подъеме уровня грунтовых вод (подтоплении). В обоих случаях нарушается водный (гидрологический) режим, что быстро сказывается на характере растительности. Болота, например, превращаются в сырые луга, а сухие лишайниковые боры становятся борами-эеленомошниками. Все эти изменения случаются на глазах всего одного поколения людей.

 

 

Кроме сосновых, еловых и дубовых лесов на территории нашего края встречаются и некоторые другие лесные сообщества растений.

Мелколиственные леса представлены различными видами березняков, осинников и ольшаников, причем почти все березняки вторичны, то есть возникли на месте уничтоженных человеком иных растительных сообществ. Всем мелколиственным породам свойственны быстрый рост, сравнительная недолговечность и отсутствие способности к самовозобновлению под собственным пологом.

Березняки из березы поникшей представлены несколькими типами, отличающимися травяным покровом. Последний может быть образован как лугово-лесными травами (на сухих местообитаниях), так и брусникой, черникой, ландышем. При отсутствии пастьбы скота и с сенокошения многие березняки со временем обычно сменяются ельниками. Относительно большие массивы березовых лесов расположены на востоке Городищенского и севере Белавинского лесничеств.

Осиновые леса требуют богатых почв и в чистом виде на территории района встречаются очень редко, например, в окрестностях Рудни-Никитского. При этом больших площадей осиновые леса никогда не занимают и представляются как бы вкраплениями в другие типы лесов. Осинники могут возникать на зарастающих злаковых лугах. Тогда они сохраняют под своим пологом набор луговых и лесолуговых трав (таволгу вязолистную, крапиву, паслен горько-сладкий, дудник лесной, герань лесная, василек фригийский), постепенно исчезающих по мере увеличения сомкнутости крон осин. Чаще осина встречается вместе с другими лесообразующими породами и образует сообщества в старых еловых и елово-широколиственных лесах с покровом из лесных трав. В этих случаях под пологом осины сохраняются все виды травянистых растений предыдущего сообщества. Участки елово-осиновых лесов чаще встречаются на территории южных лесничеств района.

Труднопроходимые ольховые леса из ольхи черной произрастают в низких поймах и долинах рек (например, Нерской), на низких террасах небольших лесных речек и вдоль лесных канав. В травяном покрове черноольшаников преобладают папоротники (например, щитовник игольчатый) и травы - таволга вязолистная, вербейник обыкновенный, дудник лекарственный, хмель обыкновенный, костяника, сныть. В сильно обводненных местах с постоянными водотоками черноольшаники образуют так называемые "ольховые топи".

Довольно обычны вторичные леса из березы и осины на месте больших пожарищ, вырубок или в местах бывших торфоразработок. Как правило, деревья здесь не достигают своей максимальной высоты и такие леса сохраняют вид мелколесья.

Наконец, большие территории нашего района покрыты лесами, представляющими собой самые разнообразные сочетания перечисленных выше типов лесов. Например, в сосняках-зеленомошниках может встречаться подрост дуба, а в сосняках и ельниках наблюдаться значительная примесь березы и осины. Существуют и дубово-еловые леса с травяным покровом из осоки, зеленчука, копытеня, кислицы, майника, грушанки.

 

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

 

Определитель растений Мещеры. Ч. I . М., 1986; Ч. II . М., 1987.

Петров В. В. Растительный мир нашей родины. М., 1991.

Природа города Москвы и Подмосковья. М.-Л., 1947.

Учебно-полевая практика по ботанике (пособие для студентов). Ч. 2. М ., 1977.

 

 

 

ГЛАВА 6

ЛУГА И БОЛОТА

 

Луг - это сообщество исключительно травянистых растений, образующих собой сомкнутый покров и представленных травами среднего и сильного водного довольствия. Луга имеют зимний перерыв в вегетации и не выгорают от солнца в летнее время.

В отличие от большинства болот, в состав лугов не входят древесные и кустарниковые растения, а если они и встречаются (на пойменных лугах), то присутствуют на лугах как чуждые им элементы. Иногда на пути возобновления леса на месте луга последний может временно пребывать в стадии так называемого "закустаренного луга". Большая часть лугов нашего края, как и луга соседних территорий, обязана своим существованием хозяйственной деятельности человека, то есть являются не исходными (первичными), а производными (вторичными) растительными сообществами. Они возникли на месте бывших здесь ранее, а затем сведенных лесов и существуют лишь до тех пор, пока используются как сенокосы или пастбища.

Наряду с этим встречаются и, казалось бы, первичные луга, возникшие в силу естественных причин. Такие луга могут существовать в поймах рек, заливаемых во время половодья. Долгое стояние полой воды препятствует жизни деревьев и кустарников и способствует устойчивому существованию пойменных лугов. Тем не менее, большинство пойм возникло вследствие смыва почв после сведения (выжигания) лесов на водоразделах. Таким образом, и пойменные луга во многих случаях могут быть "созданными" человеком.

Первое место по числу видов среди луговых растений занимают растения семейства злаки. За ними следуют сложноцветные, бобовые, осоковые, лютиковые, зонтичные, розоцветные.

В зависимости от положения в рельефе и увлажненности луга разделяют на пойменные (заливные) и материковые (внепойменные).

Пойменные луга особенно хорошо выражены по берегам крупных рек, например, Клязьмы. К сожалению, почти все они давно распаханы, подобно Малиновским лугам на правом берегу Клязьмы в районе железнодорожных платформ "85-й" и "87-й километры", или застроены. Так что найти даже небольшой участок нетронутого пойменного луга непросто.

Весной во время паводка пойменные луга на довольно длительное время затапливаются водой, приносящей на луга плодородные осадки. Благодаря этому пойменные почвы достаточно богаты и на заливных лугах господствуют растения, требовательные к качеству почв. В различных участках поймы, в зависимости от удаленности от русла реки, пойменные луга несколько различаются между собой.

Наиболее типичные пойменные луга формируются в центральной части поймы, где в отличие от террас и прирусловой поймы почва содержит больше влаги. Луговые растения образуют здесь пышный ковер разнотравья, где на одном квадратном метре площади можно насчитать десять и более растений разных видов.

Господствующее положение в пойменных лугах такого местоположения занимают злаки: тимофеевка луговая, ежа сборная и овсяница луговая. Они не имеют длинных корневищ и относятся к так называемым рыхло-кустовым злакам. Обладая высокой питательной ценностью, эти злаки являются самыми лучшими из кормовых трав. Среди прочих растений центральной поймы выделяются чина луговая, ляд-венец рогатый, клевера (луговой, гибридный и ползучий), мышиный горошек, герань луговая, колокольчик сборный, лютики, василек луговой, нивянка.

От центральной поймы по направлению к руслу реки лежит прирусловая пойма с песчаной и более сухой почвой. Основу ее лугового покрова составляют злаки костер безостый, пырей ползучий и вейник наземный. Это корневищные злаки, способные быстро разрастаться во всех направлениях. Очень высокий злак костер безостый (до 1,5 м ) может образовывать на прирусловой пойме густые чистые заросли - костровые луга. Разнотравье прирусловой поймы представлено люцерной серповидной, зонтичным растением порезником.

Наиболее удаленная часть поймы - пойма притеррасная - увлажнена более других и лежит на тяжелых суглинистых почвах. Здесь развиваются сырые пойменные луга, где значительную роль играют травы низинных болот - крупные осоки (например, осока пузырчатая), таволга вязолистная, тростник обыкновенный. Характерным злаком этих мест является щучка дернистая - плотнокустовой злак с узкими листьями и острошероховатыми жилками на них. Это растение достигает высоты до 125 см , но неохотно поедается скотом и считается грубым кормом.

Разнотравье сырых лугов не богато и почти не имеет представителей семейства бобовых.

Материковые луга особенно характерны для лесной зоны. Они развиваются за пределами поймы реки, то есть никогда не затопляются полой водой. Материковые луга делят на суходольные и низинные.

Суходольные луга располагаются на возвышенных участках рельефа. Они почти всегда вторичны: образовались на месте сожженного, вырубленного леса или на заброшенных пашнях. Разросшиеся опушечные травы со временем вытеснили сохранившиеся лесные растения и мхи, а малое количество влаги не благоприятствовало прорастанию семян деревьев (суходольные луга питаются главным образом за счет атмосферных осадков). Естественному возобновлению леса на месте суходольных лугов препятствует сенокошение и выпас скота, при которых уничтожаются всходы древесных и кустарниковых растений. Впоследствии образуется сплошная злаковая дерновина, делающая возобновление леса еще более сложным. Однако, при прекращении хозяйственной деятельности людей суходольные луга через несколько десятилетий превращаются в молодой лес.

Суходольные луга - теплолюбивые растительные сообщества, переносящие засухи и зимние холода. Хорошим примером суходольных лугов могут служить суходольные луга на левом берегу Клязьмы напротив деревни Воинова Гора. Здесь на площади около 200 га отмечены растения, характерные для более южных, остепненных лугов.

Почвы суходольных лугов значительно беднее и суше, чем в пойме, что сказывается и на характере травостоя. Из злаков здесь господствуют душистый (или пахучий) колосок и полевица топкая - низкорослые растения, обычно не поднимающиеся выше полуметра от земли. Душистый колосок легко узнается по запаху содержащегося в нем вещества кумарина и придает сену приятный ароматный запах.

Среди небогатого разнотравья суходольных лугов более других трав заметны манжетки, лапчатка серебристая. В целом, урожайность трав и качество сена на суходольных лугах ниже, чем на лугах пойменных.

Низинные луга приурочены к понижениям рельефа, не имеющим естественного стока поверхностных вод. По своему флористическому составу они занимают промежуточное положение между сырыми лугами притеррасных пойм и верховыми болотами.

Болото - это территория с избыточно увлажненной, обычно торфяной почвой, но без сплошного зеркала воды на поверхности. Они имеют очень своеобразную флору, хотя на различных болотах сообщества растений могут существенно различаться. Это объясняется, главным образом, количеством содержащихся в болотной почве минеральных веществ.

Болота являются одним из наиболее обычных растительных сообществ Мещерской низменности и Орехово-Зуевского района в частности. Образованию болот способствует относительно влажный климат, при котором осадков выпадает больше, чем испаряется. Большое значение имеют также равнинный рельеф с низким уровнем залегания грунтовых вод и бедные минеральными веществами почвы.

Очень своеобразен и микроклимат болот. Ночью они холоднее, чем окружающая местность, осень здесь наступает несколько раньше, а весной дольше длятся заморозки. С этой точки зрения, болота оказались наиболее пригодными в качестве мест обитания растений прежних геологических эпох. На болотах, чаще, чем в других биотопах встречаются, например, растения - реликты ледниковых периодов.

Выделяют три типа болот: верховые, или сфагновые, низинные и переходные, или лесные. Все эти типы очень обычны в условиях наше края и отличаются происхождением питающей их воды: она может быть преимущественно атмосферной или преимущественно грунтовой.

Верховые (сфагновые) болота развиваются в условиях очень бедного минерального питания. Обычно они образуются не на минеральной почве, а на слое органического вещества торфа. На большом верховом болоте мощность такого торфяного слоя может достигать 3- 4 м . Торф беден минеральными веществами и после его сжигания золы образуется крайне мало. Атмосферные воды, питающие верховые болота, также крайне бедны солями. В таких условиях может существовать только очень немного видов растений, да и они часто не достигают здесь своего полного развития.

Деревья сфагнового болота представляет только сосна, но вид таких сосен резко отличается от сосен в бору-зеленомошнике: они имеют угнетенный облик, корявы, низкорослы.

Из кустарников на верховом болоте обычны вечнозеленый, тяжело пахнущий и ядовитый багульник болотный, а также кассандра, или болотный мирт, и голубика.

Кустарничек подбел обыкновенный, или андромеда, тоже остается зеленым на зиму и вместе с багульником и миртом относится к семейству вересковых. Еще одно вересковое сфагновых болот - вечнозеленый кустарничек клюква.

Травянистые растения верховых болот немногочислены. Это пушицы (влагалищная и многоколосковая), невысокая, похожая на злак шейхцерия из семейства ситниковых, насекомоядная росянка круглолистная.

Большую роль в растительных сообществах верховых болот играют сфа гновые мхи, образующие сплошной ковер на поверхности земли и определяющие условия существования для всех остальных растений. Благодаря особым клеткам-резервуарам эти мхи способны поглощать и удерживать внутри себя очень большое количество воды, чем способствуют поддержанию водного баланса верховых болот. При избыточном количестве осадков сфагновые мхи способны расти в высоту, теряя связь с грунтовыми водами. В бескислородных условиях их нижние части отмирают и превращаются в торф. Обладая способностью изменять кислотность воды, эти мхи берут верх в конкурентной борьбе с другими растениями.

При определенных условиях верховые болота могут высыхать. Тогда в их покрове появляются вереск, черника, брусника и даже кустистый лишайник-кладония.

К очень редким видам сфагновых болот относится кустарничек водяника черная, или шикша, южная граница ареала которого проходит по Мещере.

Низинные болота отличаются от верховых тем, что располагаются на торфяных почвах, очень богатых минеральными элементами и дающих много золы при сжигании. Эти элементы приносят на болота питающие их грунтовые воды. К низинному типу относится большинство болот нашего края.

Естественно, что растительные сообщества низинных болот не похожи на таковые болот верховых. Древесные породы низинного болота представлены отдельными деревьями черной ольхи - видом весьма требовательным к богатству почвы. Кроме ольхи здесь встречаются березы, которые иногда могут образовывать обширные заросли.

Травянистый покров болот данного типа часто представляет собой густые заросли крупных трав. Моховой покров также присутствует, но состоит не их сфагновых, а из зеленых мхов.

К цветковым растениям, хорошо заметным на тминных болотах, относятся осоки, пушица широколистная, злак тростник обыкновенный, рогоз широколистный, касатик водный (желтый ирис), белокрыльник болотный, сабельник болотный, а также некоторые виды, растущие и на сырых заболоченных лугах (например, таволга).

Переходные или лесные болота, как следует из названия, представляют собой переход между верховыми и низинными болотами. Часто такие болота возникают вследствие зарастания бедных питательными веществами и известью водоемов. Они совмещают в себе черты обоих предыдущих типов болот: могут иметь ковер из сфагнума и клюкву, с одной стороны, и растения низинного болота, с другой.

 

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

 

Иванова И. В. К флоре долины Клязьмы на территории Московской Мещеры. // Бюлл. Моск. об-ва испытателей природы. Отд. биол. Т. 96. Вып. 3.1991. С. 97-101.

Определитель растений Мещеры. Ч. 1- 2. М ., 1986-1987.

Петров В. В. Растительный мир нашей родины. М., 1991.

 

 

 

ГЛАВА 7

МИР ЖИВОТНЫХ

 

Подобно тому, как растительность каждой местности во многом определяется почвенными и климатическими условиями, так и животный мир зависит от того, какие типы рельефа, какие леса и другие растительные сообщества характерны в данном районе.

В целом, фауна нашего района представлена наиболее обычными видами животных средней полосы России. Некоторое своеобразие нашему животному миру придают следующие особенности:

- Орехово-Зуевский район является одним из немногих районов Московской области, лежащих на границе Мещерской низменности - обширного, покрытого лесами, труднопроходимого края озер и болот, служащих убежищем редких видов животных;

- болота, занимающие значительные площади в районе, представляют среду обитания для очень своеобразной и редкой фауны, во многом напоминающей фауну зоны тундры;

- огромные площади сосновых и сосново-еловых лесов благоприятствуют обитанию животных, исходно связанных с таежной зоной и в других районах нашей области встречающихся гораздо реже;

- обширные луга вдоль крупных и средних рек делают возможным проникновение сюда степных и лесостепных видов, более характерных для более южных областей страны;

- земли соседнего Петушинского района Владимирской области относительно мало населены, лесисты и постоянно "подпитывают" нашу фауну вселениями "своих" животных.

 

Ориентируясь на эти особенности, мы попытаемся дать краткий обзор важнейших групп животных нашего края. Составление полного списка всех обитающих у нас видов животных (особенно безпозвоночных) - дело чрезвычайно трудное и даже в ближайшем будущем невыполнимое. Чтобы облегчить знакомство с фауной нашего края, описание птиц приведено по временам года и по различным биотопам.

 

ЖИВОТНЫЕ БЕСПОЗВОНОЧНЫЕ

 

За исключением упоминания Орехово-Зуевского района в некоторых статьях по энтомологии (науки о насекомых), не существует специальных научных работ, посвященных нашим беспозвоночным. Поэтому говорить о них приходится очень приблизительно.

Простейшие. Свободно живущие простейшие (амебы, жгутиконосцы, инфузории) обитают не только в каждом водоеме, но и в колодцах, лужах и даже в воде, скопившейся на шляпке гриба. Большое значение для всех них играет степень солености воды и ее чистота.

На дне водоемов, в болотах, на водных растениях и даже на сырых мхах встречаются различные виды голых (безраковинных) и раковинных амеб. Среди первых легко узнаются многоядерная амеба-пеломикса, крупная амеба-протей и амеба звездчатая с заостренными ложноножками. Во мхах сфагновых болот очень обычны раковинные амебы-арцелы с раковинкой в виде диска или полушария и имеющие шаровидные или грушевидные раковинки амебы-диффлюгии. В планктоне торфяных озер и в мелких стоячих водоемах с богатой органикой водой обычны амебы-солнечники с множеством тонких прямых ложноножек, направленных по радиусам во все стороны.

Простейшие-жгутиконосцы определяются труднее амебовых, но о их присутствии иногда можно судить по косвенным признакам. Например, "цветение" воды вызывают многочисленные зеленые жгутиконосцы и в том числе шарообразные, хорошо заметные даже невооруженным глазом (на просвет) вольвоксы. Многие из жгутиконосцев способны к жизни в очень загрязненной воде стоячих водоемов и даже в отстойниках очистных сооружений.

Кроме мелких и быстро плавающих в воде инфузорий-парамеций ("туфелек") и, напротив, медленно ползающих по дну стилонихий, на водных растениях встречается необыкновенно красивая колониальная иифузория-зоотамниум, которая в покое представляет собой раскидистый зонтик, сидящий на тонкой сократимой ножке. Зоотамниум предпочитает прозрачную воду, а его стебелек достигает в длину 2- 3 мм . В заиленных водоемах обычны и другие сидячие инфузории - сувойки, напоминающие цветки колокольчиков. Иногда их скопления образуют видимый даже невооруженным глазом налет на водных растениях.

Губки и кишечнополостные, хотя и довольно обычны в наших водоемах, но добыть и определить их очень сложно. В чистых реках, например, Киржаче, на лежащих под водой стволах деревьев, сваях мостов, камнях, раковинах моллюсков находили колонии пресноводных губок-бадяг. Бадяги избегают больших глубин и имеют вид наростов грязно-бурого цвета. Растирая губку между пальцами, можно уловить ее своеобразный запах.

На помещенных в воду листьях водных растений (например, кувшинок или кубышек) можно найти крохотных пресноводных кишечнополостных - гидр. Их размеры от 2-3 до 10- 15 мм . Обычными у нас являются оправдывающая свое название гидра зеленая и гидра стебельчатая.

Плоские, круглые и кольчатые черви очень трудны в определении и заслуживают внимания только в связи с их отношением к человеку. Например, пользующийся дурной славой "конский волос" в действительности есть представитель типа Круглые черви - волосатик. При толщине в 1 мм тело червя-волосатика может достигать в длину 1 м и более, что делает червя, действительно, похожим на волос. Длинное тело червя может переплетаться и образовывать клубок. Обычные в некоторых озерах или реках волосатики совершенно безвредны для человека. В личиночном состоянии они паразитируют внутри различных насекомых и на человека никогда не нападают.

Пиявки наших водоемов тоже безразличны к людям и "присасываются" к ним чрезвычайно редко: их слабые челюсти не в состоянии прокусить кожу человека. Обычные хозяева пиявок - черви, моллюски, рыбы, амфибии (лягушки, тритоны) и другие мелкие животные. В наших водоемах встречаются улитковая (при опасности может сворачиваться в трубочку), рыбья (передняя присоска очень большая, в два раза шире тела), малая и большая ложноконские пиявки. Самые обычные и многочисленные среди них - малая ложноконская и улитковая, а самая крупная - большая ложноконская, до 10- 15 см .

Моллюски наших пресных вод достаточно многочисленны. Их классификация очень сложна, и поэтому можно говорить только о родах этих животных. Из улиток наиболее обычны, то есть встречаются почти во всех водоемах, роды Катушка (самый крупный вид, катушка роговая достигает диаметра 35 мм ), Прудовик, Лужанка (устье раковины с крышечкой). Среди двустворчатых моллюсков в реках обычна перловица, а в стоячих водоемах - беззубка, раковина которой более тонкая и не имеет "замка" в виде зубцов. Мелкие двустворчатые моллюски относятся к родам Горошинка и Шаровка.

Сухопутные моллюски наших краев - это всем известные слизни и поселяющиеся на растениях возле воды янтарки с их тонкостенными, легко давящимися в руках завитыми раковинками.

Ракообразные Подмосковья представлены, в основном, мелкими планктонными формами. Речные раки (у нас встречается узкопалый речной рак) живут только в чистой и преимущественно проточной воде. У нас в районе они редки, попадаются случайно в реках Нерская, Киржач, Клязьма, на некоторых других речках и озерах. Весной в поймах разливающихся рек появляются небольшие временные водоемы-лужи. В это время в них попадаются очень древние по происхождению ракообразные - щитни. Они живут до тех пор, пока их водоемы пересохнут, но за это время успевают развиться и отложить яйца. Щитней называют живыми ископаемыми, потому что эти виды существовали на Земле еще 150 млн. лет назад.

Прочие ракообразные населяют толщу воды. К ним относятся множество видов мирных и хищных ветвистоусых и веслоногих рачков - дафний и циклопов.

Паукообразные в наших краях многочисленны. В лесах и рядом с жилищем человека обычны вертикальные ловчие сети (тенета) различных видов пауков-крестовиков. Они различаются по размерам, высоте над уровнем земли и количеству радиусов в сети {паук-крестовик обыкновенный имеет в своей ловчей сети 30-40 радиусов). Клещи самых разных семейств многочисленны и в почве, и в воде, и на суше. Красный водяной клещик есть практически в каждом водоеме, так как расселяется, прикрепившись к стрекозам. Кровососущие иксодовые клещи могут быть переносчиками вируса энцефалита, опаснейшего заболевания головного мозга.

Насекомые - самый многочисленный класс на Земле. Описано уже более полутора миллиона их видов, и это число продолжает расти. Перечисление даже самых обычных представителей нашей энтомофауны (фауны насекомых) потребовало бы создания отдельной книги. Кроме того, о фауне многих, казалось бы, обыкновенных групп, практически ничего неизвестно: или их никто никогда не собирал и они отсутствуют в научных коллекциях, или в стране (а возможно и в мире) нет специалистов, изучающих именно этих насекомых. Мы чрезвычайно мало знаем о фауне ночных бабочек района (пядениц, совок, молей, огневок и т.д.), о многих семействах наших жуков, перепончатокрылых, мух, клопов, тлей и других насекомых.

Проще всего составить представление об энтомофауне нашего района можно по экспозиции зоологического музея биофака Орехово-Зуевского педагогического института, где представлены самые различные виды местных насекомых. (О редких насекомых нашего края рассказано в главе "Они нуждаются в охране").

 

ЖИВОТНЫЕ ПОЗВОНОЧНЫЕ

 

Рыбы . Наши пресноводные водоемы являются местами обитания не менее двадцати видов рыб, принадлежащих к семействам Осетровые (стерлядь), Щуковые (щука обыкновенная), Тресковые (налим, единственный пресноводный вид семейства), Окуневые (ерш, окунь), Сомовые (сом обыкновенный), Вьюновые (вьюн обыкновенный). Большинство наших рыб относятся к семейству Карповые. Это карась золотой, карась серебряный, пескарь, линь, лещ, густера, уклейка, верховка, елец, жерех, голавль, плотва, язь. Изредка встречается и очень обычная в соседней Оке чехонь.

Любители-рыболовы не всегда правильно называют тех рыб, которых они ловят. Например, довольно обыкновенная у нас густера часто неверно именуется "подлещиком", то есть молодым лещом. На самом же деле, густера - самостоятельный вид и отличается от леща меньшим количеством лучей в анальном плавнике (22-25 против 26-32 у леща). Также очень сходны верховка и уклейка, но у верховки боковая линия доходит только до конца грудных плавников (до 12-14-й чешуйки), а у уклейки она полная, от жаберной крышки до основания хвоста. Верховка редко достигает длины более 7 см и по причине своих малых размеров очень редко ловится на удочку. Напротив, уклейка - одна из самых обыкновенных рыб наших пресноводных водоемов, ее длина может достигать 15- 18 см .

Большинство перечисленных видов рыб питаются планктоном, водными насекомыми и их личинками, моллюсками, водными растениями и считаются "мирными" рыбами. Другие виды - хищники, нападающие на рыб, головастиков, лягушек, тритонов и даже птенцов водоплавающих птиц. Хищниками являются щука, окунь, ерш, налим, судак. Видимо, совершенно исчез или стал чрезвычайно редким сом - самая крупная из наших хищных рыб: в прошлом описаны случаи поимки сомов длиной свыше одного метра и весом до 100 кг .

Наилучшими местообитаниями для многих из названных видов являются наши крупные и средние реки (Клязьма, Киржач, Нерская), а также крупные озера. При отсутствии загрязнения сточными и промышленными водами здесь достаточно много пищи и кислорода. С другой стороны, часть наших рыб способна существовать в условиях нехватки кислорода, в тихих заводях рек, мелких стоячих водоемах с илистым дном, заросших прудах и канавах. Прекрасные примеры приспособления к подобным условиям показывают линь, карась и вьюн.

С 1950-х гг. началось расселение по Подмосковью, а затем и по всей европейской части России головешки или ротана. Этот вид относится к крупному тропическому и субтропическому семейству Головешковых. Три пресноводных вида рода Головешка населяют реки Китая, а один из них (головешка или ротан) встречается также в российских дальневосточных реках. Он и был завезен в Подмосковье с Дальнего Востока в 1950-х гг. Способный существовать даже в сильно заросших водоемах, ротан заселил сейчас большинство наших озер и прудов. Эта рыба способна выживать и при промерзании водоемов и при их пересыхании. Наиболее крупные особи ротана достигают размеров в 30 см и более. Поселившись в новом для себя водоеме, ротаны вытесняют из него большинство местных обитателей. Лишь присутствие в водоеме других хищных видов рыб (например, окуня, щуки) может несколько сдерживать размножение этой рыбы-переселенки.

Земноводные . Климатические условия средней полосы России ограничивают возможности обитания здесь многих групп не только беспозвоночных, но и позвоночных животных. В первую очередь это относится к холоднокровным животным - земноводным (амфибиям) и пресмыкающимся (рептилиям). Земноводные, обитающие в Орехово-Зуевском районе, очень немногочисленны по числу видов.

В период размножения или несколько дольше в воде различных водоемов встречаются 2 вида тритонов: тритон обыкновенный и тритон гребенчатый. Последний гораздо малочисленнее, почти вдвое крупнее обыкновенного (13- 16 см ), а спинной гребень самца прерывается у основания хвоста. В середине лета тритоны выходят на сушу и остаются здесь до зимы, ведя ночной образ жизни. В это время они попадаются на глаза в огородах, подвалах, погребах, где охотятся за насекомыми. Зиму эти животные проводят тоже на суше.

Также ночными, но преимущественно сухопутными амфибиями являются жабы: обычная у нас серая жаба и более редкая жаба зеленая. Оба вида чрезвычайно полезны уничтожением ночных насекомых вредителей и не наносят никакого вреда человеку.

Четыре вида наших лягушек разделяют на бурых и зеленых. Бурые лягушки - остромордая и травяная - коричневые сверху, но весной самцы остромордой лягушки приобретают очень красивую серебристо-голубую окраску. Зеленые лягушки - озерная и прудовая - сверху зеленые, и сильнее бурых привязаны к воде. Они более крупные и могут питаться не только насекомыми, но и мелкими рыбами, лягушатами и даже птенцами птиц.

Реже встречается похожая на лягушек обыкновенная чесночница, размеры которой - 7- 8 см . От жаб она отличается гладкой кожей, а от лягушек - зрачком в виде вертикальной щели. На день чесночница закапывается в рыхлую почву и поэтому ее иногда находят в перегное или компостных кучах на огородах и в садах. Как и другие наши амфибии, чесночница размножается в воде.

Пресмыкающиеся нашего края еще более малочисленны. Из двух видов наших ящериц чаще всего встречается небольшая буроватая или коричневая сверху ящерица живородящая, размеры которой не превышают 6- 7 см . Ящерица прыткая более осторожна, значительно крупнее (25- 28 см ), а ее взрослые самцы имеют ярко-зеленую окраску.

В районе встречаются всего два вида змей - обыкновенный уж и обыкновенная гадюка. Гадюка - ядовитая змея, но случаи гибели людей от ее укусов крайне редки, а поэтому нельзя уничтожать этих животных.

Птицы - самые многочисленные и наиболее заметные животные среди позвоночных.

Орнитофауна нашего района, то есть его птичье население, за последние сто лет сильно пострадала от последствий человеческой деятельности. Тем не менее, на территории района отмечено более 120 видов гнездящихся и пролетных птиц. (Всего на территории Московской обл. за последние 200 лет отмечено 289 видов птиц).

В природе птиц можно встретить в любое время года. По характеру своего пребывания в нашей местности птиц разделяют на оседлых (зимующих), перелетных (и те и другие у нас гнездятся), пролетных и кочующих. Пролетные и кочующие виды птиц появляются у нас только на короткие сроки, например, весной или зимой и, как правило, не остаются на гнездование. Мы остановимся только на зимующих и перелетных птицах.

Зимняя орнитофауна (фауна птиц) нашего района достаточно богата. В ее состав входят дикие куриные птицы (глухари, рябчики, тетерева), дятлы (черный, большой и малый пестрый), ястреб-тетеревятник, совы (воробьиный и мохноногий сычи). Большая часть зимующих птиц принадлежит отряду Воробьиных. Это - синицы (большая, хохлатая, московка, буроголовая гаичка, лазоревка, длиннохвостая синица), желтоголовый королек, обыкповенный поползень, пищуха, обыкновенная овсянка, зеленушка, щегол, чиж, чечетка, вьюрок, снегирь, клест-еловик, городской и полевой воробьи. Особенно заметны зимой птицы семейства Врановые: во?роны, серые вороны, сороки, галки, сойки.

В качестве редко-залетного вида зимой на болотах к северу от Орехово-Зуева была отмечена белая или полярная сова.

В теплые зимы остаются у нас и некоторые перелетные птицы: дрозды-рябинники, грачи, утки-кряквы.

Летняя орнитофауна . Первые перелетные птицы - грачи появляются в наших краях уже в середине или конце марта. Вслед за ними (в конце марта - второй неделе апреля) прилетают жаворонки, скворцы, зяблики, белые трясогузки, чайки, чибисы, зарянки, дрозды. Высоко в небе пролетают на север стаи уток и гусей. С каждым днем прибывают все новые виды. Последними (к середине или к концу мая) возвращаются к нам стрижи, иволги, чечевицы, коростели и перепела. Все эти птицы расселяются по свойственным им биотопам - по различным типам лесов, по лугам, болотам, водоемам и т. д. Здесь они присоединятся к зимующим видам и будут строить гнезда и выращивать птенцов.

Птицы хвойных лесов или хвойных участков смешанных лесов находят в них наиболее благоприятные для себя условия питания и гнездования. Многие из них принадлежат к фауне птиц таежной зоны и в нашей местности обитают почти на южном пределе своего распространения. Наиболее обычными видами здесь являются черный и трехпалый дятлы, клесты, чиж, пищуха, ворон, сойка, рябчик, желтоголовый королек, пеночка-теньковка, ястреба, дикий голубь-вяхирь, глухарь, воробьиный и мохноногий сычи, буроголовая гаичка, синица-московка, синица хохлатая, дрозд-белобровик, певчий дрозд.

Птицы светлых смешанных лесов по своему распространению часто оказываются так называемыми широколесными видами, то есть животными, обитающими по всей лесной зоне. Их гораздо больше, чем птиц хвойных лесов. В наших смешанных лесах и лиственных рощах (а иногда и в городских парках) обычны зяблик, щегол, большая синица, пеночки, славки, черный дрозд, горихвостка, мухоловка-пеструшка, мухоловка серая, иволга, кукушка, большой пестрый дятел, поползень. На вырубках и зарастающих гарях с пнями и молодым подростом деревьев гнездятся лесной конек, обыкновенная овсянка, крапивник, сорокопут-жулан.

Особую, редкую для наших краев группу образуют птицы дубрав, представляющие собой часть фауны птиц зоны широколиственных лесов. Кроме дубрав вдоль крупных рек, эти птицы встречаются в больших парках старых дворянских усадеб, на старых, заросших липами кладбищах. К этой категории относятся сизоворонка, зеленый дятел, зеленушка, коноплянка. Однако, к ним часто примешиваются и вышеперечисленные виды светлых смешанных лесов.

Птицы кустарников и лиственных порослей встречаются на зарастающих лугах, болотах, торфоразработках, вдоль дорог и канав, не очень многочисленны. Это - варакушка, садовая и серая славки, соловей, малый пестрый дятел, камышовая овсянка, длиннохвостая синица, лазоревка, различные камышевки и сверчки.

Птицы, живущие около водоемов , обычно, часто попадаются на глаза, летая над водой в поисках корма. К ним относятся сизая и озерная чайки (у последней голова коричневого цвета), а также красноклювая и красноногая обыкновенная (речная) крачка , за свое изящество и верткий полет называемая еще "речной ласточкой". В крутых песчаных берегах Клязьмы, Киржача, Нерской, и даже в заброшенных песчаных карьерах роют гнезда-норы ласточки-береговушки . В норах устраивает свое гнездо и небольшая птичка-рыболов зимородок , которого нередко можно встретить, плавая на байдарках по нашим речкам. Очень обычны мелкие кулички перевозчики и более крупные кулики черныши , которые при приближении лодки срываются от кромки воды и с резкими повторяющимися криками улетают вдоль реки. По старицам или на зарастающих озерах и болотах гнездится водоплавающая дичь - утки кряква и шилохвость , чирок - свистунок , чирок-трескунок . На глухих лесных озерах селится нырковая утка гоголь . Кроме воды ей необходимо наличие дупел или специальных дуплянок, в которых эта водоплавающая птица сооружает гнездо.

Во многом поредевшая фауна хищных птиц представлена немногими видами: ястребы перепелятник и тетеревятник, канюк , мелкие сокола пустельга и чеглок , луни (полевой, луговой и болотный). Прочие виды хищных птиц, если и встречаются, то крайне редко и нерегулярно. О них идет речь в следующей главе.

Поскольку резких границ между различными типами лесов или лесом и болотом часто не существует, птицы каждой из перечисленных категорий могут встречаться и в других биотопах. В этих случаях пребывание их там следует рассматривать как менее естественное явление.

По результатам зимнего учета куриных птиц в 1997 г . в Орехово-Зуевском районе было отмечено 86 глухарей, 420 тетеревов, 186 рябчиков и 280 серых куропаток.

Млекопитающие . Усиливающееся воздействие на природу со стороны человека привело к тому, что количество видов млекопитающих и их численность в нашем районе сильно уменьшены. В результат фауна млекопитающих приобретает неуравновешенный (несбалансированный) характер. Все большую роль в ней играют мелкие грызуны и насекомоядные, в то время как крупных травоядных животных и хищников остается все меньше и меньше.

В прошлом веке, когда территория нашего района была одним из самых удаленных уголков Богородского и Покровского уездов, и преобладающую часть ее занимали глухие леса, здесь были обычны и многочисленны как крупные, так и мелкие млекопитающие животные.

Так, не редким был самый крупный хищник нашей природной зоны бурый медведь. Еще в 1944 г . в соседнем с нашим Петушинском районе на пасеке был убит пришедший за медом медведь, вес тела которого равнялся, примерно, 150 кг . В прошлом веке наши окрестные леса изобиловали дичью. Обычными были волки, лисы, бобры, куницы. За одну осеннюю охоту (на языке охотников "за одно поле") 7-9 охотников добывали по 80-100 зайцев, для вывоза которых нанимали подводы.

Насекомоядные . Эти мелкие зверьки отличаются заостренной мордочкой, вытянутой в виде хоботка. Шерсть у них (кроме ежей) короткая, густая, бархатистая. Наиболее обычное насекомоядное нашего края - еж обыкновенный . Нередки у нас и кротовины - следы жизнедеятельности крота европейского , которые имеют вид небольших кучек свежей выброшенной земли. В рыхлой и влажной почве кроты прокладывают свои подземные ходы совсем близко от поверхности земли и кротовин не делают. Там же, где почва сухая и плотная, крот не может приподнимать ее, а поэтому при рытье ходов избыток земли выталкивается наружу. В отличие от впадающих в спячку ежей, кроты деятельны и зимой.

Несколько похожие на мышей землеройки - самые мелкие из наших млекопитающих и млекопитающих вообще. Землеройки деятельны круглый год, а их жизнь проходит в чередованиях поисков корма (насекомые, моллюски) с короткими периодами сна. В наших краях обитают следующие виды: обыкновенная бурозубка, малая бурозубка, крошечная бурозубка (длина тела без хвоста 4- 5 см , масса 1,8- 3,0 г ), а также водяная кутора - землеройка, поселяющаяся по рогам водоемов, хорошо плавающая и ныряющая.

Рукокрылые ("летучие мыши") наиболее многочисленны в областях субтропического и тропического климата. В наших условиях умеренной зоны обитают всего несколько видов - нетопырь Натузиуса, рыжая и малая вечерницы, северный кожанок, ушан . В качестве убежищ они используют дупла деревьев (поэтому часты в старых парках и на кладбищах), скворечни, щели под отставшей корой деревьев, чердаки жилых домов, крыши церквей и часовен. При этом вечерницы и ушаны предпочитают дупла и скворечни с округлым летком, а нетопыри - со щелевидным отверстием во всю длину дупла. Все наши летучие мыши, несомненно, чрезвычайно полезны истреблением ночных насекомых в то время, когда насекомоядные птицы спят. С наступлением зимы часть рукокрылых улетает на юг, другие при наличии утепленных убежищ (подвалы, погреба) остаются на зимовку.

Зайцеобразные представлены в Подмосковье двумя видами. Заяц-беляк встречается в различных местообитаниях и после осенней линьки становится совершенно белым. Заяц-русак по своему происхождению - степное животное и в наших условиях предпочитает открытые места - поймы рек, поля, опушки. Ступни лап русака уже ступней беляка, и ему легче передвигаться по более плотному снегу. В 1997 г . в Орехово-Зуевском охотхозяйстве численность беляка оценивалась примерно в 1400, а русака - в 400 особей.

Грызуны отличаются от других млекопитающих очень крупными, постоянно растущими резцами. Одни из них хорошо знакомы всякому человеку, о других знают только специалисты. В нашей местности обитают промысловые виды: обыкновенная белка (численность сильно колеблется по годам в зависимости от урожая еловых и сосновых шишек; в 1997 г . количество белок в районе исчислялось примерно в 2000 особей) и бобр (примерная численность в районе около 100-130 особей). Кроме того, грызуны представлены мелкими мышевидными видами: лесной мышовкой, лесной и полевой мышами, мышью-малюткой, ондатрой . Обитающие у нас обыкновенная, рыжая и пашенная полевки, водяная крыса (водяная полевка), полевка-экономка отличаются от мышей округлыми мордочками и более коротким хвостом, обычно не превышающим 1/3 длины тела. В жилищах человека и вблизи него обитают серая крыса (пасюк) и домовая мышь .

Редко попадающимися на глаза, но очень интересными для наблюдения являются сони . Эти небольшие (7- 14 см ) с напоминающими беличьи длинными пушистыми хвостиками грызуны предпочитаю широколиственные леса (дубравы), где питаются лесными орехами, желудями, ягодами и семенами. Сони ведут ночной образ жизни, одинаково легко передвигаются по земле и по ветвям растений, а на зиму впадают в спячку. В наших местах обитает орешниковая соня , и возможны встречи сони-полчка и лесной сони .

Хищные млекопитающие в районе достаточно разнообразны, и только их крупные представители практически исчезли с нашей территории. Давно нет медведей, крайне редкими стали заходы волков из соседней Владимирской области. Еще реже случаются встречи рыси . По зимним (мартовским) учетам 1997 г . на территории Орехово-Зуевского охотхозяйства было отмечено 655 лисиц , 190 лесных куниц , 107 горностаев , 34 енотовидные собаки , 28 барсуков . Единичны находки выдры и европейской норки - хищников, предпочитающих селиться и охотиться рядом с водоемами: реками, лесными речками, ручьями, озерами. Неучтенной остается численность самого мелкого нашего хищника - ласки , достигающей длины 13- 28 см при длине хвоста 1,3- 8 см . Горностай и ласка зимой имеют белый мех, но в отличие от совершенно белой ласки у "зимнего" горностая кончик хвоста остается черным.

Парнокопытные - самые крупные млекопитающие наших краев. Они являются объектами любительской охоты и более других зверей подвержены истреблению человеком. Зимой 1997 г . на территории всего нашего района обитало только 40 лосей , 60 особей настоящего благородного) оленя и чуть более 100 кабанов . На юге района встречаются косули численностью до 30 голов.

Существенное влияние на численность этих животных имеет браконьерство, а также отсутствие кормовой базы в зимнее время. Последнее особенно сказывается вследствие сокращения сельскохозяйственных площадей бывших совхозов и колхозов, на которых копытные подкармливались озимыми и корнеплодами.

 

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

 

Дерим Е. Н. Общий обзор фауны наземных позвоночных Орехово-Зуевского района. // Уч. записки Орехово-Зуевского пед. института. Т. 8. Вып. 1.М., 1957.

Мягков Н. А. Атлас-определитель рыб. М., 1994.

Поляков Г. И. Птицы Богородского уезда. С параллельным списком птиц остальной части Московской губернии. М., 1924.

Птушенко Е. С., Иноземцев Л. А. Экология и хозяйственное значение птиц Московской области и сопредельных территорий. М.,1968.

Результаты зимнего учета охотничьих птиц и зверей Орехово-Зуевского охотхозяйства, 1997.

 

ГЛАВА 8

ОНИ НУЖДАЮТСЯ В ОХРАНЕ

 

Охрана окружающей среды - одна из важнейших задач современного человечества. Развитие человеческого общества и всей остальной жизни на Земле уже давно вступило в качественно новую стадию. Долгое время пребывавший в качестве одного из обычных составляющих природы на планете, человек ныне стал силой, во власти которой находится все живое. Он не только всесторонне воздействует на окружающий мир, но и способен уничтожить целые природные зоны, истребить виды животных и растений, сделать Землю непригодной для проживания.

В настоящее время практически все биоценозы района (то есть сообщества взаимосвязанных растительных и животных организмов, живущих на каком-либо участке суши или водоема) испытывают сильнейшее воздействие со стороны человека и его деятельности. Природе причиняется величайший и невосполнимый ущерб. Только вследствие нашего безразличия и по причине отсутствия контроля за состоянием окружающей среды этот ущерб не вызывает тревоги у большинства сограждан.

К вредящим природе действиям человека относятся:

- повсеместное загрязнение поверхностных вод, почв и атмосферы всевозможными органическими и неорганическими ядовитыми веществами, а также другими продуктами человеческой деятельности, отрицательно сказывающимися на состоянии природы;

- вырубка лесов, распашка лугов и речных пойм, осушение заболоченных лугов и болот;

- образование на месте прежних естественных биоценозов огородов, садоводческих поселков;

- изменение многих физических полей Земли (гравитационного, электрического, магнитного и др.), играющих важную роль в жизни живых организмов;

- бетонирование берегов прудов или речек, создание набережных, из-за чего многие полуводные животные не в состоянии выбираться из воды на сушу для поисков корма или размножения;

- усиление факторов беспокойства животных со стороны населения городов, дачных и садоводческих поселков, а также домашних животных этих населенных пунктов;

- снижение продуктивности лесов, лугов, болот вследствие вытаптывания их людьми, выбирания ягодников, грибов и т.д., нарушения правил охоты и рыбной ловли.

Казалось бы, совершенно безвредные прежде занятия сейчас приобретают характер бедствия, поскольку достигают небывалых масштабов. Так, выезды горожан за ягодами и грибами (а в Орехово-Зуеве они охватывают большинство населения) приводят к массовой гибели черничников, малинников, брусничников и т. п., лишают этого корма многих лесных птиц и зверей, что приводит к сокращению их численности и гибели от голода в зимнее время. Множество кошек и собак, свободно разгуливающих летом вокруг дачных поселков, уничтожают почти все птичье население и их гнезда, истребляют мелких млекопитающих и различных насекомых. В результате вокруг поселков образуются "мертвые" или почти "мертвые" зоны с большими кучами строительного мусора и бытовых отходов.

За последние десятилетия отношение человека к природе почти не изменилось. Между тем, рост населения района и его концентрация в определенных местах настолько стремительны, что необходимы ограничения в пользовании природой. Пригородные леса уже не выдерживают вытаптывания, которое возникает вследствие посещения леса огромным количеством людей. Даже обычная отдыхающая на лесной полянке компания может непроизвольно испугать находящуюся по соседству птичку и, пока люди веселятся, рядом с ними в гнездышке застынут яички, или птенцов "заедят" комары. Подобных примеров "нечаянного" воздействия на мир можно привести очень много.

Зонами смерти стали современные автомобильные дороги, на которых ежедневно попадают под колеса несчетное количество жаб, лягушек, ежей, змей, ящериц и прочих мелких и крупных животных. О лобовое стекло мчащегося летом автомобиля разбиваются миллионы особей летающих насекомых и птиц, особенно тех, которые ведут ночной образ жизни и которых привлекает свет автомобильных фар. Более того, дороги часто отсекают животных от мест кормления или размножения и делают, например, недоступными для лягушек или жаб места нереста в соседнем озере.

К сожалению, большинство людей не знают природу настолько, чтобы замечать или сожалеть о происходящих в ней потерях. Мало кто расстраивается, что уже нельзя послушать весной глухариный ток или "уханье" филина, что невозможно посмотреть на "танцы" журавлей на соседнем болоте, полюбоваться белоснежной бабочкой-аполлоном или великолепным парусником-подалирием. Более того, встретив редкое животное или растение (например, бабочку или белую водяную лилию), человек чаще всего стремится поймать или сорвать его, совершенно не осознавая, что природа принадлежит всем нам и никто не имеет права лишать других красоты природы.

 

Чтобы заботиться о сохранении наиболее редких видов растений и животных, их надо знать. Для этой цели создаются списки живых организмов, существованию которых угрожает та или иная деятельность человека или которые могут исчезнуть в силу каких-либо эволюционных причин. Перечни редких растений и животных могут стать основой для специальных, так называемых Красных книг. Существуют Красная книга СССР (выдержала два издания), Красные книги РСФСР и других союзных республик Советского Союза. Создание подобных перечней для более мелких территорий (областей и тем более районов) - дело будущего, хотя некоторые предварительные сведения уже имеются. Это, конечно, не означает, что у нас нет растений и животных, которых необходимо оберегать от полного исчезновения. Просто некоторые группы живых организмов на нашей территории исследованы недостаточно полно, чтобы делать научные выводы. Тем не менее, о некоторых из них можно высказать предварительные суждения.

 

Редкие растения нашего края страдают, в основном от двух неблагоприятных факторов: общее изменение и загрязнение окружающей среды и целенаправленный сбор какого-либо вида. В результате преднамеренных и непреднамеренных вмешательств человека в природу флора обедняется, состояние особей и популяций ухудшается и в конце концов происходит разрушение биоценозов.

Примерами сокращения численности могут служить водяной орех (чилим) и можжевельник. Водяной орех произрастает по речным заводям и старицам долины Клязьмы и сокращается в своем распространении по причине изменения их гидрологического режима. Поскольку это реликтовое растение в Подмосковье очень редко, решениями Московского, Владимирского и Рязанского облисполкомов водоемы с наиболее ценными популяциями водяного ореха объявлены памятниками природы или входят в пределы областных заказников.

Изменения состава атмосферы не выдерживает и хвойное растение семейства Кипарисовые можжевельник обыкновенный. Еще в недалекое от нас время в наших лесах встречались можжевельники высотой в 6- 7 м , тогда как сейчас стали редкостью растения даже двухметровой высоты. Немалый урон можжевельнику наносят и те, кто вырубают его для запарки "капустных" кадушек.

Сбор растений, имеющих красивые цветки или соцветия, также наносит немалый ущерб их популяции. Продажа ландышей, болотной калужницы, "подснежников", плаунов и других лесных или луговых цветов противозаконна. Даже если нет возможности воспрепятствовать этой деятельности, никогда не следует покупать такие цветы. Покупая их, человек поощряет потребительское отношение к природе и косвенно способствует сокращению популяций диких растений.

К нашим редким, требующим особой охраны растениям, относятся ятрышник (пальчатокоренник) пятнистый, называемый в народе "кукушкины слезки" (сем. Орхидные), водяной орех (сем. Рогульниковые), насекомоядное растение росянка круглолистная (сем. Росянковые), плаун булавовидный (сем. Плауновые), некоторые виды ив и другие растения. Очень редкое зонтичное растение цинна широколиственная обнаружена пока всего в трех точках Мещеры и в том числе в долине Клязьмы к югу от пос. Костерево Петушинского района (у нас проходит южная граница распространения этого вида). В том же месте встречена также очень редкая печеночница благородная из сем. Лютиковые.

В целом из 1273 видов сосудистых растений, выявленных на сегодня во флоре Мещеры (Окско-Клязьминского междуречья) официально взяты под охрану более 90 видов в Московской и около 60 видов во владимирской областях.

Кроме охраны отдельных видов растений, подлежат защите и цепне растительные сообщества. В качестве охраняемых территорий уже выделены болота Вольное и Оленье. Они объявлены комплексными заказниками с площадью 587 га и 1498 га и находятся к югу от г. Петушки на границе с Орехово-Зуевским районом. Лесной резерват "Большегридинский" выделен в Егорьевском районе вдоль реки Поля. На площади 487 га здесь охраняются сосняки разного типа и пойменные леса.

В Орехово-Зуевском районе существует Абрамовский лесной резерват, находящийся в ведении Куровского мехсемлесхоза. Объектами охраны в нем служат различные типы сосняков и ельников.

 

Из числа видов животных, внесенных в Красную книгу РСФСР, на территории восточного Подмосковья (и нашего района в частности) могут быть встречены или встречались прежде лишь некоторые виды птиц и насекомых. Их названия выделены в тексте подчеркиванием.

Насекомые. Красивые белые бабочки из семейства Парусники - аполлон и мнемозина очень чувствительны к деятельности человека и особенно страдают от "коллекционеров". Достойны самого бережного отношения к себе великолепные парусники махаон и подалирий, большая переливница, желтушки, тополевая ленточница, адмирал, перламутровки, шашечницы и голубянки. Не менее красивыми являются наши "ночницы" - крупные и красивые ночные бабочки: малый ночной павлиний глаз, бражник "мертвая голова", олеандровый бражник, медведицы, малиновая и голубая орденские ленты, сенница геро.

Заслуживают охраны и крупные, радующие глаз и редкие у нас крупные стрекозы-коромысла, хищные жуки-скакуны (изредка встречаются на песчаных дорогах или берегах рек), жуки-носороги и жуки-бронзовки (их личинки развиваются в мертвой древесине, перепревшем навозе, кучах перегноя), рыжие лесные муравьи (под этим названием "скрывается" несколько видов муравьев рода Formica ).

На пойменных и суходольных лугах вследствие травокошении и занятия лугов садовыми участками исчезли или стали крайне редкими около 15-ти видов шмелей , заходящих к нам из степной или лссостсп ной природных зон. Расположенные в земле гнезда шмелиных семей в нормальных условиях живут до осени. Кошение трав является для этих и других луговых насекомых экологической катастрофой, при которой мгновенно меняются влажность, температурный режим, освещенность и все остальные природные условия. В результате гнезда шмелей погибают либо от перегрева, либо от затопления водой при первом же дожде.

Амфибии и рептилии в наших краях настолько немногочисленны и вместе с тем полезны, что все без исключения заслуживают самого бережного отношения. Совершенно недопустимо убивать не только лягушек и жаб, но даже и гадюк.

Относительно небогатая фауна птиц Подмосковья позволила составить не только предварительное представление о редких видах, но даже и выделить среди них несколько категорий. Возможно, что эти степени "редкости" могут быть применимы и к другим группам животных и растений. В целом для Московской области отмечено 80 видов редких и находящихся под угрозой исчезновения видов птиц. Еще 14 видов могут исчезнуть в ближайшем будущем. В определенной степени эти данные могут быть применены и к нашему району.

Среди редких птиц Подмосковья выделяют следующие группы:

- птицы, уже переставшие гнездиться в пределах области, но отмеченные на гнездовье в прошлом ( черный аист , серый гусь, лебедь-кликун, скопа, змееяд, беркут, орлан-белохвост, сокол-сапсан, филин, ястребиная сова, длиннохвостая неясыть, кукша);

- виды очень редкие, которые в ближайшее время могут перестать гнездиться (серый журавль, большой подорлик, полевой и луговой луни, кобчик, дупель, большой кроншнеп, серый сорокопут, овсянка-дубровник);

- виды, численность которых по разным причинам держится на низком уровне (обыкновенный осоед, глухарь, тетерев, серая куропатка, перепел, обыкновенный зимородок, лесной жаворонок, большой веретенник, белая лазоревка, черная крачка, сизоворонка, седой и белоспинный дятлы, удод, большая и малая выпи, серая цапля).

Многие из перечисленных видов не являются объектами любительской охоты и исчезают не от прямого истребления, а от уничтожения мест их обитания или чрезмерно сильного фактора беспокойства со стороны людей. Поэтому, во всех случаях, когда нам приходится обнаружить кладку яиц или птенцов, или, когда тревожное поведение птиц указывает на близость гнезда, следует тут же оставить их в покое или перенести стоянку на другое место. Ведь часто птицы прекращают насиживать яйца и даже оставляют гнезда после того, как их обнаружили и "рассмотрели" люди.

Любые сведения, касающиеся редких птиц Подмосковья, будут с благодарностью приняты в созданном в 1993 г . "Союзе охраны птиц России": 129278, Москва, ул. Кибальчича, д. 6, корп. 5, комн. 110.

 

Кроме всего сказанного в защиту наших растений и животных следует напомнить, что существуют и законодательные документы, определяющие правила пользования окружающей природой. Эти правила касаются не только охотников и рыболовов. В частности, на территории Московской области запрещена ловля всех дневных и некоторых ночных бабочек. Без особого разрешения частным лицам и организациям запрещается сбор и создание гербариев, коллекций насекомых, птичьих гнезд и яиц, чучел птиц и млекопитающих. Также, без получения разрешения запрещается ловля и продажа диких певчих птиц. Все эти действия рассматриваются как противозаконные.

Эти требования вовсе не лишают нас возможности встречаться с дикой природой, любоваться ею и изучать ее. Надо только отказаться от прошлого увлечения деревенских мальчишек собирать птичьи яички или от засушивания цветков между страницами книги. Гораздо интереснее заняться фотоохотой на птиц, пауков или насекомых или, используя все возможности современной аппаратуры, приступить к составлению фонотеки птичьих песен или, например, "голосов" насекомых - кузнечиков, луговых коньков, сверчков или цикад.

Подобные увлекательнейшие занятия не только подарят радость общения с другими существами, но и откроют целый мир, ничуть не менее интересный, чем мир мифических "инопланетян". И тогда Вы узнаете, что среди "колен" в песне соловья существует почин, отточка, клюканье, раскат, дробь, пленканье, лешева дудка, кукушкин перелет. А ваш скворец на крыше скворечни, оказывается, имеет полукурантный напев, тогда как соседний скворец поет "алемандом".

 

О "Красной книге Московской области" см. Дополнение на с.450-451.

 

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

 

Бабенко В. Г., Алексеев В. Н. Лучезарный Аполлон. Птицы, бабочки и мифы. М., 1996.

Зубакин В. А. и др. Современное состояние некоторых редких видов птиц Московской области. Неворобьиные // Орнитология. Вып. 21. М ., 1986. С. 77-93.

Зубакин В. А. и др. Изменения орнитофауны Московской области за последние десятилетия // Орнитология. Вып. 23. М ., 1988. С. 183- 187.

Красная книга РСФСР. Животные. М., 1983.

Красная книга СССР. М., 1978.

Красная книга СССР. Изд. 2-е. Т. 1- 2. М ., 1984.

Определитель растений Мещеры (под ред. В. Н. Тихомирова). Ч 1. М ., 1986. 4.2. М., 1987.

Редкие животные нашей страны. Л., 1989.

Редкие и исчезающие виды флоры СССР, нуждающиеся в охране. Изд. 2.е. М., 1981.

Редкие насекомые (под ред. Мирзояна С. А.). М., 1982.

 

ЧАСТЬ II

 

 

ГЛАВА 9

ДРЕВНИЕ ЖИТЕЛИ НАШЕЙ ЗЕМЛИ

 

Несколько оледенений, которые испытала территория средней полосы России, так сильно изменили ее, что мы лишь в очень редких случаях можем теперь судить о том, жили ли здесь люди в доледниковые эпохи. Принято считать, что окончательное заселение земель современного Подмосковья стало возможным только после окончания Московского оледенения, то есть, примерно, 20 - 25 тысяч лет назад. (Вообще же на территории Европы люди появились около 80 тысяч лет назад).

Останки первых жителей будущего Подмосковья крайне малочисленны, да и тс, что имеются, представлены, как правило, только отдельными костями. Часто вместе с ними находят древнейшие каменные орудия труда, отчего этот период по археологи ческой шкале времени называют древнекаменным веком или, по-гречески, палеолитом (от гр. "палеос" - древний, "литос" - камень). Каменные палеолитические орудия очень просты и представляют собой камни со сколотыми краями, благодаря чему они имеют острый режущий край. Грубые каменные скребки и даже топоры найдены во многих местах Подмосковья. Остатки поселений каменного века принято называть стоянками.

Гораздо более редкими и потому особенно ценными для науки являются находки костей людей, живших в эпоху палеолита. Так, в 1939 г . под Москвой на глубине 4-х м была найдена черепная крышка человека того времени. В тех же слоях земли нашли и кости животных ледникового и послеледникового времени - мамонта, овцебыка, первобытного быка, северного оленя, песца, росомахи.

С 1956 г . исследуется уникальная палеолитическая стоянка на берегу ручья Сунгирь под Владимиром. Она возникла около 25 тысяч лет назад и сохранила не только большое количество орудий труда из кремня и кости, но и погребения людей древнекаменного века. К настоящему времени открыты захоронения взрослого мужчины и двух подростков со стоянки "Сунгирь". Погребенные имели на себе меховую одежду, сапоги и шапки, были богато украшены браслетами, бусами, перстнями и подвесками из бивней мамонта, а рядом с ними лежали костяные копья, дротики и кремневые ножи. Значение сунгирьской стоянки настолько велико, что она признана памятником мирового значения, а на ее базе проводились международные симпозиумы и конгрессы по проблемам палеолита Европы.

В Орехово-Зуевском районе достоверных палеолитических стоянок пока не обнаружено. Единственным местом, где были найдены орудия предположительно позднепалеолитического времени, является стоянка на реке Нерской возле села Беливо. Однако территория этого памятника археологии распахана и нарушена деятельностью человека.

 

Орудия труда и останки людей средне- и новокаменного веков - мезолита и неолита ("мезос" по гр. - средний, а "неос" - новый) гораздо обычнее, чем палеолитические. Они датируются VIII - V тысячелетиями до н.э. На стоянках этих людей археологами найдены не только более совершенные орудия из камня (например, кремневые ножи, наконечники для стрел и копий), но и костяные гарпуны для ловли рыбы. Сохранившиеся тут же кости животных свидетельствуют о том, что люди мезолита жили, преимущественно, за счет охоты и рыболовства. Эти древние охотники умели изготавливать глиняную посуду (обычно круглодонную) и ее наружную поверхность украшали орнаментом. Наличие такой керамики прежде считали характерным признаком неолита, однако по современным представлениям подобные предметы могли существовать и в мезолите. Вообще же, граница между этими периодами не вполне четкая и поэтому многие стоянки определяются как мезо-неолитические. Таковых в нашем районе открыто уже около тридцати. Они расположены преимущественно по долине реки Нерской в окрестностях деревень Тереньково, Беливо, Загряжская, Заволенье, Соболево и Хотеичи.

Чисто мезолитических стоянок на территории нашего района на сегодняшний день известно около десяти. Кроме того, несколько стоянок открыто на границе Московской и Владимирской областей, неподалеку от станции Усад (всего в Петушинском районе обнаружено уже двенадцать мезолитических стоянок).

Стоянок людей эпохи неолита известно более двадцати. Нередко в таких местах вместе с каменными орудиями встречаются и предметы бронзового века.

По представлениям археологов, земли в междуречье Волги и Оки и V - III тысячелетиях до н.э. были заселены, в основном, так называемыми, племенами льяловской культуры (льяловцами), которые впоследствии сменились волосовцами или племенами волосовской культуры. Керамика волосовской культуры была обнаружена возле деревни Щербинино, что к западу от Орехово-Зуево, а признаки льяловцев встречены в поселениях в районе деревень Беливо, Тереньково, Пирютино.

Каменный век окончился в Европе, примерно, 5 тысяч лет назад. На смену ему пришли век меди и век бронзы, а еще позже - примерно, 3 тысячи лет назад - железный век. В местах поселений людей железного века (их называют "городищами" и "селищами") культурный слой - слой земли с остатками следов жизни человека - достигает толщины 1,5- 2,0 м . Название "городище" было дано оттого, что эти поселения обычно защищались частоколами, валами или рвами, то есть были огорожены от врагов и диких зверей. Глиняная плоскодонная посуда людей бронзового века обжигалась на огне костра и была более крепкой, чем у неолитических охотников. Ее наружная поверхность также украшалась орнаментом.

На территории Орехово-Зуевского района известно 6 стоянок эпохи бронзы. Они располагались в окрестностях сел Хотеичи, Соболево и деревень Тереньково, Беливо и Пирютино. Три поселения людей бронзового века обнаружены в Петушинском районе примерно в 5-ти км к востоку от границы нашего района. Они расположены на берегах правого притока Клязьмы речки Сеньги и датируются III - II тысячелетиями до н.э.

 

Древние люди селились по берегам рек и речушек или выбирали для жилья места вблизи больших озер. И это естественно - у воды всегда есть пища (рыба, моллюски, раки, водные птицы и звери), да и сама вода человеку просто необходима. Кроме того, вода всегда играет роль надежной границы - отсюда реже нападают и враги, и хищные звери.

Еще одними археологическими памятниками являются курганные могильники, то есть места захоронений древних людей. Обычно такие курганы представляют собой заросшие растительностью холмы высотой до двух-трех и диаметром до десяти и даже двадцати метром. Нередко курганы располагаются скоплениями в несколько десятков насыпей. Внутри курганов находят останки захороненных в них людей, чаще всего сожженных перед погребением. В нашем районе описано более 10 местонахождений таких курганных могильников. Они датируются XI - XIII веками, то есть домонгольским и монгольским временами.

Останки древних людей не позволяют судить об их принадлежности к какой-либо расе и тем более группе племен или народов. Поэтому этих людей разделяют по признакам их культуры, которые выражаются в особенностях орудий труда, предметов быта, остатков древних поселений. На территории Московской области археологическими памятниками подобного рода являются поселения людей так называемой "дьяковской культуры". Временные границы этой культуры определяются с III - II вв. до н.э. до VII в. н.э.

Первое городище дьяковской культуры было открыто в 1860-х годах вблизи села Дьяково, что располагалось на правом берегу Москвы-реки неподалеку от села Коломенского (ныне оба села оказались в черте города Москвы). Характерными признаками поселений людей дьяковской культуры являются остатки плоскодонной глиняной посуды с поверхностным орнаментом в виде отпечатка грубой ткани. Этот орнамент называют также "текстильным" орнаментом или рогожной керамикой. Вместе с посудой встречаются сделанные в виде плоских лопаточек костяные наконечники стрел, "грузила" грибовидной формы. Толщина культурного слоя некоторых дьяковских городищ достигает одного метра и более, что указывает на то, что жизнь здесь продолжалась многие века.

На востоке Московской области и в соседних районах Владимирской открыто уже достаточно большое количество дьяковских городищ. Как правило, они расположены по берегам крупных рек или озер.

Подобные поселения, например, существовали на правом берегу Клязьмы к югу от деревни Старые Омутищи Петушинского района. В Орехово-3уевском районе археологических памятников людей дьяковской культуры не обнаружено.

 

Предполагают, что племена дьяковской культуры могли стать основой при возникновении народов финно-угорской языковой группы, населявших наши земли до прихода сюда славян и не имевших со славянами никакого родства.

В составленной в начале XII столетия "Повести временных лет" (летописном рассказе о начале Русской земли) названы некоторые из них, например, Меря, Мурома, Весь, Мещера. Хотя этих племен уже давно не существует, о них до сих пор говорят сохранившиеся с давних пор географические названия.

Так, название племени мещера вошло в название Мещерской низменности, а на территории племени мурома возник древний город Муром современной Владимирской области. В соседнем Раменском районе есть населенный пункт Мещеры, а нынешнее село Казанское, что возле города Павловского Посада, прежде называлось селом Большая Меря. К слову "меря" восходит и название нашей реки Нерской, в прошлом писавшейся как Мерская или Мерьска. В свое время существовала даже Усть-Мерьская волость. Полагают, что со временем потомков древней мери стали называть черемисами, а впоследствии (и в наши дни) - марийцами. С другой стороны, возможно, что обрусевшее к XI в. "...племя это представляет важность в том отношении, что на почве его возникло русское государство (во Владимире и Москве) и при воздействии славянской колонизации образовалась, главным образом, великорусская народность" (Энцикл. словарь Брокгауза и Эфрона. Т. XIX . СПб., 1898. С. 141).

В тех случаях, когда находят остатки мерянских городищ, чаще всего речь идет о жертвенных местах, то есть о местах языческого жертвоприношения.

Со временем финно-угорские народы оказались поглощенными значительно превосходящими их по численности племенами славян и смешались с ними посредством браков. Дольше других племен сохранялась мещера: Мещерское княжество существовало еще в XVI столетии. Земли четырех северных уездов прежней Рязанской губернии в Древней Руси назывались Мещерской областью, а западные земли Пензенской и северные земли Тамбовской губерний в XV в. упоминались как Мещерские волости. Царь Иоанн Грозный передал Мещерское княжество ханам завоеванной им Казани. По имени одного из них, хана Касыма, древний центр Мещерского княжества - Городок Мещерский был переименован в Касымов (ныне город Касимов Рязанской области).

Потомки мещеры были известны еще столетие назад. Эту народность звали мещеряки, отчего впоследствии образовалась фамилия Мещеряковы. В конце прошлого века мещеряков насчитывалось около 140.000 человек. Это были люди среднего роста, крепкого телосложения, темноволосые, с карими глазами. Борода у мужчин-мещеряков вырастала поздно. Мещеряки не знали ремесел, занимались исключительно хлебопашеством, но предпочитали мясную и молочную пишу.

 

VIII - IX вв. н.э. ознаменовались приходом в районы среднего течения Клязьмы славянских племен - будущих основоположников русского народа. На территорию Подмосковья эти племена проникали с северо-запада, запада и юго-запада, используя в качестве дорог долины больших рек и их притоков. Наиболее обычными археологическими свидетельствами этого периода истории Московского края являются земляные погребальные курганы славянского племени вятичи (название произведено от имени их легендарного предводителя Вятко).

На земли будущего Московского государства вятичи пришли с юга и юго-запада, то есть с верховьев рек Оки и Десны, где они и обитали согласно "Повести временных лет": "...а Вятко седе с родом своим по Оце, от него же прозвашася вятичи ". Исходно владения вятичей включали в себя верхнее течение Оки и ее левых притоков, рек Жиздры и Угры, ныне протекающих по Калужской области. Расселяясь к востоку, вятичи достигли, по крайней мере, верхнего и среднего течения реки Москвы и стали, таким образом, самым крайним к востоку племенем русских славян.

В истории древне-русского государства вятичи известны как племя, жившее на пути из Киева в Ростов Великий, в также на пути из Киева в северо-восточную Русь. Обе эти дороги шли от Киева по реке Десне до ее верховьев, где и начинались леса, населенные вятичами. (Предполагают, что именно из-за этих лесов Суздальская земля называлась в старину "Залесской").

До половины XII века, по-видимому, из-за опасения вятичей, не было прямого сообщения Киевской Руси с отдаленным Ростово-Суздальским краем, заселение которого славянами шло преимущественно с северо-запада, со стороны Новгородской земли. Когда ростовским, суздальским или муромским князьям приходилось ехать в Киев, они ехали не прямой дорогой, а делали длинный объезд в сторону. Обычно путь лежал через верховья Волги и Смоленск. Край вятичей был глухой лесной страной. Уйти в леса к вятичам значило спрятаться так, чтобы никто не нашел.

Вятичи достаточно долго сохраняли свою самостоятельность и обособленность от киевских князей. В "Повести временных лет" говорится, что вятичи платили дань хазарам, но были побеждены киевским князем Святославом: "В лето 6474 ( 966 г . н.э). Вятичи победи Святослав и дань на них възложи". Тем не менее, еще праправнук Святослава Владимир Мономах, великий князь киевский с 1113 г ., с гордостью писал в своем "Поучении" к детям, что в молодости он "Ростову идох, сквозе вятиче" не побоялся пересечь земли этого народа.

Возможно, что возвышение и обособление в середине XII в. Рязанского княжества объясняется тем, что к этому времени были проложены пути в Рязань через вятичские леса, что приблизило Рязань к южно-русским центрам.

По словам русского историка В.О.Ключевского, "народная богатырская былина запомнила время, когда не было прямой дороги из Мурома к Киеву. Илья Муромец, приехав в Киев, рассказывал богатырям за княжим столом: "А поехал я дорогой прямоезжею из стольного города из Мурома..." С этой точки зрения, борьба былинного Ильи Муромца с Соловьем-разбойником отражает факт установления прямой дороги через вятичские леса.

 

Для всех восточно-славянских племен был характерен период, так называемого, курганного обряда погребения, хотя у каждого союза племен были свои особенности этого обряда.

Древнейшие вятичские погребальные курганы в верховьях Оки определяются временем III - V вв. н.э. Внутри них находились деревянные камеры в виде ящиков из досок с остатками сожженных трупов, помещенными в глиняные сосуды. Возможно, что курган и домовины (то есть, деревянные ящики для погребения) использовались многократно. Интересно, что обычаи воздвигать домовины в виде небольших срубов с крышей над могилами сохранялись на земле древних вятичей очень долго: подобные сооружения существовали на кладбищах по Оке еще в начале XX столетия. Погребальные домовины стали прообразом сказочной избушки на курьих (не куриных!) ножках, в которой нет ни окон, ни дверей, и где обитает Баба-Яга Костяная нога - символ умершего предка в представлении славян-язычников.

Указаний на то, что на наших землях кроме вятичей обитали и другие славянские племена, немного и они нуждаются в подтверждениях. Особенно часто в подобных случаях упоминают племя кривичей, чьи земли исходно лежали в области современных городов Смоленска и Пскова. Однако наши сведения о кривичах исчерпываются сообщением о находке кривичских украшений XII - XIII вв. в курганных могильниках на берегу Клязьмы к северо-востоку от Орехово-Зуево (1940-е гг.).

Сосуществование пришельцев-славян с коренным финно-угорским населением, скорее всего, было мирным. Вероятно, каждые из них жили своими поселениями, поддерживая тесный контакт с соседями и даже вступая в смешанные браки.

Косвенным подтверждением этому могут служить многочисленные названия рек (гидронимы) как восточного Подмосковья, так и всех центральных областей России. Совершенно не имеющие смыслового значения в русском языке, эти названия заимствованы из языков мери, мещеры и других финно-угорских племен. Подобными гидронимами являются Клязьма, Киржач, Шередарь, Ушма, Пекша, Ворша, Колокша, Шерна, Цна. То, что все эти слова сохранились в языке славян, свидетельствует, что их контакт с племенами-предшественниками был долгим и достаточным, если не для понимания, то, по крайней мере, для запоминания географических названий. К сожалению, смысл большинства финно-угорских слов, по-видимому, останется нам не известным.

 

Имеющие несомненную историческую ценность и принадлежащие всему народу, очень многие археологические памятники оказались уничтоженными прежде того, как об их существовании узнали ученые. Это происходило и вследствие неизбежной многовековой хозяйственной деятельности людей (распашка земли, строительство) в прошлые века и по причине невежественного отношения к памятникам истории в настоящее время. Многочисленные земляные и прочие работы очень часто проводятся без предварительного изучения специалистами, а открытые городища и стоянки самовольно раскапываются населением и попросту разворовываются.

Так, вследствие вышеперечисленных причин на нашей территории исчезли неолитическая стоянка на правом берегу Клязьмы (поглощена могилами Ореховского кладбища), льяловская стоянка на 46-м участке Озерецкого торфопредприятия (разрушена при торфоразработках), мезо-неолитическая стоянка "Пирютино" (уничтожена распашкой), пропали для науки раскопки школьников в районе деревни Анциферово.

Между тем, согласно законодательству самовольное производство археологических раскопок строго запрещено. В случае обнаружения при строительных или земляных работах каких-либо признаков памятников археологии необходимо немедленно остановить эти работы и связаться с местным краеведческим музеем или Институтом Археологии Российской академии наук (Москва, ул. Дм.Ульянова, 19).

 

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

Археологическая карта России. Московская область. Ч.З. М., 1996.

Ключевский В. О. О русской истории. М., 1993.

Памятники истории и культуры Владимирской области. Каталог. И мдимир, 1996 г .

Рыбаков Б. А. Язычество Древней Руси. М., 1988.

Седов В. В. Славяне в древности. М., 1994.

Седов В. В. Славяне в раннем средневековье. М., 1995.

Третьяков П. Н. Восточно-славянские племена. Изд. 2-е. М., 1953.

Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона. Т. XIX . СПб., 1896. С. 141 (статья "Меря"), С. 231 (статья "Мещеряки").

 

 

 

ГЛАВА 10

ВОЛОЧЕК ЗУЕВ

 

Возраст населенного пункта, и города в том числе, принято отсчитывать от времени первого письменного упоминания о нахождении на этом месте поселения, имеющего собственное название. Впоследствии это название может замещаться на другие. Например, история города Кирова идет с 1374 г ., хотя в то время он назывался Хлыновым, а с 1780 г . - Вяткой. Для города Орехово-Зуево датой первого упоминания является 1209 год, и значит, есть основание считать, что нашему городу 789 лет.

В Московском летописном своде под этим годом упоминается о походе владимирского князя Георгия (Юрия) Всеволодовича, сына великого князя Всеволода III (Большое Гнездо), против рязанских князей Изяслава и Михаила, опустошавших окраинные владимирские деревни. Сражение между князьями произошло на реке Дроздне вблизи так называемого "Волочка" или "Волочца".

За год до этого события отношения между Владимиро-Суздальским и Рязанским княжествами резко обострились. Рязань и соседнее с ней Пронское княжество всячески противились возрастающему могуществу владимирских князей, пытавшихся править Рязанью или, как тогда говорили, "сидеть на рязанском столе". Воспетый за свою военную силу в "Слове о полку Игореве", князь Всеволод Большое Гнездо, действительно, представлял собой грозного противника и наказывал непокорных очень жестоко. 3 1208 г . войско Всеволода захватило Пронск и Рязань. Почти все рязанские князья были взяты в плен и впоследствии ослеплены. А столица княжества Рязань была предана огню. Вот как описано это событие в летописи:

"В лето 6716 ( 1208 г . н.э.). Посла князь великий Всеволод сына своего Ярослава в Рязань на стол, Рязанцы же целоваша ко Всеволоду крест, и не управиша, но переимаша люди Ярослави и поковаша, а иных в погреб засыпавше измориша. Всеволод же слышав се иде на Рязань со сынми своими, и пришед ста у Рязани... А людям повеле всем изыти из града и с товаром, и якоже изыдоша вси, и повеле зажещи его за их непокорьство..."

Той же зимой 1208-1209 гг. осложнились отношения между Всеволодом III и Великим Новгородом. Уже отчасти склонившиеся перед силой владимирского князя новгородцы неожиданно получили сильную помощь от владельца небольшого удела в г.Торопце (запад современной Тверской области) князя Мстислава Мстиславича. Вспомнив, что его отец был очень любим новгородцами и воевал на их стороне, князь Мстислав напал на Торжок, захватил в плен владимирских бояр и посадника, а затем вместе со своей дружиной явился в Великий Новгород. Сын Всеволода III Святослав был взят под стражу, а обрадованные новгородцы даже пригласили князя Мстислава стать князем новгородским.

Собрав войско, Мстислав выступил на Владимир. Навстречу ему выступили сыновья Всеволода. Однако под Тверью обе стороны замирились, целовали друг друга крест и разошлись по домам. Вскоре к имени смелого, великодушного и бескорыстного князя Мстислава стали прибавлять прозвище "Удалой".

Не ведая о том, и полагая, что владимирские дружины находятся в далеком новгородском походе, рязанский князь Изяслав Владимирович и пронский князь Кир-Михаил (слово "кир" или "кюр" в Древней Руси являлось титулом и соответствовало современному "господин") решили пограбить соседние владимирские земли. При пожаре Рязани и взятии (после трехдневной осады) Всеволодом III стольного града Пронска оба эти князя избежали плена и теперь мстили врагу опустошением его земель.

Текст летописи повествует, что великий князь Всеволод послал против рязанцев своего 21-летнего сына Георгия, находившегося со своими дружинами в местечке Голубино. В это время лагерь Изяслава находился на реке Мерьске (нынешней Нерской), а Кир-Михаил стоял на Литове (Летовке), притоке Цны.

Наиболее интересной представляется следующая часть текста летописи:

"Георгий же поиде черес ночь противу Изяславу на Мерьску, той бе ему напреди, и быв на Волочце и оттоле ряди сторожевый полк за реку Клязьму , а сам поиде за ними же. И в ранью зорю сретошася стороже их, и погнаша Юрьевы сторожи Изяславлих, и гнаша их лесом секуще я; Георгий же поиде за ними вборзе с полком своим и приде к реце Дрозьдне и ту удари на Изяслава, он же побеже, а дружину его избиша, а другия изъимаша, а сам утече чрес реку, и многа дружина истопоша около его. Слышав же Кюр-Михаил, оже Изяслав побежен, и беже и сам с полком своим, бяше бо тогда великий четверток и собор архангела Гавриила. Князь же Георгие ввратися с победою ко ОТЦЮ своему в Володимир с великою честью".

Упоминаемый летописями Волочек находился на левом берегу Клязьмы чуть ниже по течению от устья Дроздны и впоследствии превратился в населенный пункт Волочек Зуев . Именно под таким названием деревня Волочек Зуев на реке Клязьме Куньевской волости упоминается в списке с переписной книги переписи князя И. Долгорукова в 1636 году. Позднее деревня обозначалась как "Волочек, Зуева тож" (писцовые книги стольника И. Офросимова за 1675-1681 гг.), а затем слово "Волочек" и вовсе исчезло из официального названия.

Сама же река Дроздна отмечена на старинных картах и ныне протекает по западной границе города под эстакадой автомобильной дороги Орехово-Зуево - Ликино-Дулево. К сожалению, время стерло подлинное название речки, и дорожный указатель называет ее просто Черной. Ныне совершенно обмелевшая Дроздна упоминалась в документах XIV - XV вв. как одна из рек Сенежской волости. Дроздна и соседняя речка Сеньга были известны своими рыбными ловлями для московского митрополичьего дома.

Практически буквально, но только с заменой "Волочца" на "Волочок", это сообщение повторяется под тем же годом в Воскресенской летописи и в Никоновском списке. В тексте есть указания и на день, в который произошло упоминаемое событие: собор архангела Гавриила отмечается православной церковью на следующий день после праздника Благовещения Пресвятой Богородицы, то есть 8 апреля нового стиля. В 1209 г . этот день пришелся на "великий четверток", то есть случился за три дня до Пасхи Христовой.

О битве на Дроздне упоминается и в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона. Судьба князей, участников этого события, трагична. 20 июля 1217 г . князь Изяслав Владимирович и его пять двоюродных братьев были убиты в селе Исады (под Старой Рязанью) их же родственником князем Глебом Владимировичем, который впоследствии умер, лишившись рассудка и не оставив потомства. В 1218 г . также в результате междоусобных распрей был убит и пронский князь Кир-Михаил, представлявший собой XI колено от Рюрика в родословии русских князей.

Князь Георгий Всеволодович в 1219 г . стал великим князем Владимирским, успешно ходил походами на соседей, в 1221 г . заложил Нижний Новгород. 4 марта 1238 г . он погиб на берегу реки Сити в известной битве объединенных русских дружин с войском Батыя, что предрешило судьбу Северо-Восточной Руси почти на два столетия. Вместе с Великим князем Георгием погибли его брат и племянники - Святослав Всеволодович (князь Юрьевский), Василько Константинович (князь Ростовский), Всеволод Константинович (князь Ярославский), Владимир Константинович (князь Угличский).

 

Деревня Волочек, лежащая на левом берегу Клязьмы между устьями рек Вырки и Дубенки, отмечена на карте Московского уезда, составленной академиком С. Б. Веселовским по писцовым книгам XVI - XVII вв. До начала нынешнего столетия в языке жителей Зуева еще сохранялся микротопоним (местное географическое название) "волочек": говорили, например, "пойти купаться на Волочек". (См. статью В. Ильина "Из воспоминаний" ("Орехово-Зувская правда", N 182 (8439) от 13.09.1953. Напечатанное в тексте слово "Волчок" в рукописи В. Е. Ильина, хранящейся у его дочери Н. В. Ильиной, написано как "Волочек".)

Определено и местечко Голубино, откуда князь Георгий отправился на Волочек. Оно находилось неподалеку от деревни Хмелево современного Киржачского района Владимирской области, в верховьях речки Шередарь. Прямыми старыми дорогами добраться из Голубино на Волочек можно было довольно быстро: еще в начале нашего столетия местные жители ездили в Орехово торговать сеном и зимой преодолевали путь от Хмелева до Орехова примерно за 10 часов.

Слово "волочек" в приведенных выше примерах указывало на существование в этом месте сухопутного участка пути (волока) между реками Клязьмой и Нерской (Мерьской). Этот волок позволял намного сократить существовавший в XIII столетии водный путь между столицами двух княжеств - Владимиром и Рязанью. Начинаясь в 15- 20 километрах к югу от современного Орехово-Зуева, река Нерская впадает в Москву-реку недалеко от Коломны. Двигаясь по Нерской, можно было добраться из Владимира в Рязань, минуя Москву и сократив путь, примерно, втрое. Выйдя из лодок на Волочке, их, вероятно, тащили в сторону современного Ликино-Дулева, где уже можно было воспользоваться притоком Нерской рекой Понорь.

В свое время в устье реки Нерской (Мерьской) был знаменитый Усмерский (Усть-Мерьский) мыт, то есть место, где собирались пошлины за проезд. Такие мыты существовали на перекрестках многих дорог Древней Руси, и Усть-Мерьский мыт является еще одним доказательством существования водного пути по реке Нерской. Известно, что с этого мыта казна получала хороший доход еще в начале XVII в. С развитием сухопутных дорог этот путь был заброшен. Существовала и Усмерьская волость.

О существовании пути от Оки по Нерской в Клязьму известно достаточно хорошо. Однако до сих пор считалось, что, следуя этой дорогой, доходили до верховьев Нерской, а затем "через короткий волок - не более километра - попадали в Ушну". Несостоятельность такого утверждения видится прежде всего в том, что верховья таких небольших рек, как Нерская и Ушна, всегда были небольшими ручьями, вряд ли пригодными для проезда на лодках. Кроме того, берега Ушны и даже ее устье совершенно пустынны, что также выглядит странным для столь древнего водного пути.

Очень вероятно, что дорогой через Волочек Зуев владимирцы и рязанцы пользовались в трагическом для Руси 1237-м году. Известно, что после боя под Коломной, где монголо-татарам противостояли объединенные владимиро-рязанские дружины, русские воины во главе с уже упоминаемым князем Георгием Всеволодовичем (после смерти отца он принял титул великого князя Владимрского) кратким путем отошли ко Владимиру, а полчища Батыя направились сначала к Москве и лишь потом, пройдя вдоль всей Клязьмы, достигли великокняжеского города. Возможно, что враги не знали или не решились идти кратким путем по Нерской.

Возможно, что дорогой через Волочек Зуев воспользовался и легендарный рязанский воевода Бвпатий Коловрат. Древнерусская "Повесть о разорении Рязани Батыем" рассказывает, что Коловрат прибыл в разоренную Рязань уже после ухода из нее татар и, узнав о случившейся беде, поспешил вдогонку врагам. Не исключено, что он пытался опередить неприятеля и соединиться с владимирскими воинами, воспользовавшись коротким путем по Нерской. Однако, времени у Коловрата было мало. Дружина Евпатия не успела опередить противника. Рязанцы догнали Батыево войско уже на подходах ко Владимиру и почти все полегли в неравном бою. Погиб и сам Евпатий Коловрат.

 

Другая часть топонима - "Зуев" образована не от названия кулика-зуйка, а восходит к древнерусскому дохристианскому мужскому имени Зуй, которое было широко распространено по всему Московскому государству даже в XVIII в. В преобладающем большинстве случаев деревни на Руси назывались именно по именам их владельцев или жителей (См. главу "Названия на карте").

 

ДОКУМЕНТЫ

 

"Приходиша к Москви Рязаньская два князя, Изяслав Володимерич и Кюр Михаил Всеволодич, слышаша бо, яко сынове Всеволоже отошли суть на Тферь противу Новгородцем, а сего не ведяху, яко урядившеся с Новгородци приидоша с Тфери в Володимерь к отцю своему; нача же воевати села около Москвы. Слышав же князь великий Всеволод посла противу им вборзе сына своего Георгия. Пришедшу же ему на Голубино вечер и посла сторожи пытати рати, и бысть ему весть, оже Изяслав стоит на Мерське, а Кюр Михаил на Литове, а люди своя распустиша воевати.

Георгий же поиде черес ночь противу Изяславу на Мерьску, той бе ему напреди, и быв на Волочце и оттоле ряди сторожевый полк за реку Клязму, а сам поиде за ними же. И в раньню зорю сретошяся стороже их, и погнаша Юрьевы сторожи Изяславлих, и гнаша их лесом секуще я. Георгий же поиде за ними вборзе с полком своим и приде к реце Дрозьдне и ту удари на Изяслава, он же побеже, а дружину его избиша, а другия изъимаша, а сам утече чрес реку, и многа дружина истопоша около его. Слышав же то Кюр Михаил, оже Изяслав побежен, и беже и сам с полком своим, бяше бо тогда великий четверток и собор архангела Гавриила. Князь же Георгие взвратися с победою ко отцю своему в Володимир с великою честью".

("Московский летописный свод конца XV века". // Полное собрание русских летописей. Т. 25. М-Л. 1949. С. 107-108).

 

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ

 

Веселовский С. Б. Феодальное землевладение в северо-восточной Руси. Т. 1.4.2. М.-Л., 1947.

Веселовский С. Б. Русский ономастикой. М., 1974. С. 125.

Зайцев А. К. О малоизвестных поселениях Подмосковья первой трети XIII в. // Древнейшие государства на территории СССР. Материалы и исследования. М. 1989. С. 64-70.

Нечволодов А. Сказания о русской земле. Репринтное издание. Уральск, 1991. С. 218-219.

Подмосковье. Памятные места в истории русской культуры XVI - XIX в. М., 1955. С. 30.

Полное собрание русских летописей. М.-Л., 1949. Т. XXV . С. 107-108. (Московский летописный свод); Т. VII . С. 116 (Воскресенская летопись); Т. X . С. 62. (Никоновский список).

Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона. Т. VIII . СПб., 1892. С. 423 и Т. ХН-А. СПб., 1894. С. 894.

РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Ед. хр. 9809. Л . 85.

РГАДА. Ф. 1239. Оп. 2. Ед. хр. 1511. Л . 133 об.

 

 

 

ГЛАВА 11

ВЕЛИКОКНЯЖЕСКИЕ ВОЛОСТИ,

СЕЛА И ПОГОСТЫ

 

В Древней Руси семьи великих и удельных князей, приближенные и дружина князя содержались за счет дани, которой облагалось все принадлежащее князю население и которую собирали сами князья во время своих регулярных походов "в полюдье". Однако, увеличение территорий княжеств заставило отказаться от личного участия князя в сборе дани.

Княжества стали разделять на небольшие по территории участки-полости, а для сбора дани с волости выделяли особых княжеских слуг-волостелей. "Волость" и "волостель" - слова, однокоренные со словом "власть", которое в древне-славянском языке означало не только "право сильного", но и самое "начальство", то есть "власти". Действуя от имени князя, волостель творил суд и ведал административными делами своей территории, а также "кормился" за счет ее населения.

Так в жалованной грамоте от 1 марта 1436 г . (6944-го года от сотворения мира) великого московского князя Василия Васильевича II (Темного) Богородицкому монастырю на Воиновой горе (чуть ниже по течению Клязьмы от Орехово-Зуева) все права управления передаются от Аргуновского волостеля к игумену монастыря (село Аргуново располагалось по реке Киржач, примерно в 10 верстах от Воиновогорского монастыря):

"А волостели мои Аргуновские и их тиуны в ту деревню к тутошним людям к старожильцем и к пришлым к окупленым не высылают ни по что, ни судят их ни в чем оприч душегубства. А ведает их и судит игумен Зиновей з братьею или кому прикажет".

Волости делились на государевы, боярские и церковные (монастырские). В свою очередь, государевы волости и земли подразделялись на дворцовые, приписанные ко дворцу как личная собственность государя, и черные, то есть пока не принадлежащие какому-либо владельцу.

Как административно-территориальные единицы волости существовали на Руси с XI в, а с XV в. волости, тяготевшие к какому-либо городу (иногда к селу), стали объединять в уезды. В последние века смысл слов "волость" и "уезд" уже отличался от первоначального, а с 1928-1930 гг. волости и уезды были окончательно отменены при замене уездно-волостной системы СССР на районную.

Время от времени волостель с дружинниками приезжал в заранее определенные места волости для сбора дани и осуществления судебных дел над окрестным населением. Такие места назывались станами и погостами, поскольку волостели останавливались здесь часто на несколько дней (как говорили прежде, "гостили"). Обычно погосты располагались на пересечении дорог, на реках, берегах озер, то есть всех тех местах, к которым было удобнее добраться как волостелям, так и окрестным жителям. Здесь же строились дома для "гостей", возводились церкви и часовни. В XIV - XV вв. станами стали называть и территорию, подсудную представителям княжеской власти.

В Древней Руси слово "погост" обозначало сельский податный округ или центр этого округа, то есть место, связанное со сбором податей. Первые погосты появились очень давно. В "Повести временных лет" сказано, что в 947 г . киевская княгиня Ольга в своем походе к Новгороду "устави по Мьсте повосты и дани и по Лузе - оброки и дани". (Мьста и Луза - названия рек Мсты и Луги). Однако, вероятнее всего предположить, что княгиня не устанавливала погосты, а просто брала их себе, застав погосты уже существующими.

В указанном значении слово "погост" встречается и в более поздних документах. Например, в жалованной грамоте рязанского князя Олега Ивановича ( XIV в.) одному из монастырей было передано "9 земель бортных и 5 погостов". Со временем на погостах появлялись подворья, кладбища у церквей, жилые дома и постоянные жители. Их так и называли - погощане.

Учитывая большое значение погостов в жизни государства, им давали "расширенные" по сравнению с селами и деревнями названия, позволявшие точно определить местонахождение каждого погоста. Как правило, погост именовался по названию стоявшего в нем храма с прибавлением какой-либо географической характеристики места, чаще всего названия реки, так как практически все погосты располагались на реках или речках. Совершенно одноименных погостов не существовало, а их названия были порой очень благозвучны. Например, "погост Никольский, что на Мху", "Ильинский погост в Муравьищах, у речки Шарны", "погост Уполозы на Клязьме".

Спустя несколько веков погосты перестали выполнять свое первоначальное предназначение, однако они сохранились в качестве одного из типов сельских поселений России. Одни из погостов так и остались малолюдными и превратились в уединенные сельские кладбища с церковью. Другие же выросли в более или менее крупные села. К сожалению, в наше время административной единицы "погост" не существует, и это слово может встретиться или в качестве синонима слову "кладбище", или в названии населенных пунктов (например, Ильинский погост).

Хотя сейчас погостов практически не осталось, они должны быть признаны одними из наиболее древних среди современных поселений в наших краях.

 

Крайними на востоке Московского княжества были волости Кунья (Куней), Вохна, Селна, Гуслица (старое название - Гуслеця). Территории этих волостей, а также владимирской Сенежской волости вошли в состав современного Орехово-Зуевского района, а смысл их названий, по-видимому, следует искать в древне-славянском языке. Так, слово "вохна" близко к древне-славянскому "воква", то есть "мокрота", а "селина", вероятно, является синонимом слова "место". Что касается слова "куны", то оно обозначало и зверька-куницу, и его мех, и деньги вообще. В переписных, межевых книгах и других документах XVII - XVIII вв. наряду с названными волостями указывался и Гуслицкий стан.

Волости Вохна и Кунья занимали северную часть нашего района, Селинская волость (Селна) - центральную, Сенежская - восточную, а Гуслицкая - южную. Название Вохна до сих пор сохраняется в названии реки Вохна и железнодорожной станции, предшествующей городу Павловскому Посаду. А о Гуслицкой волости нам напоминает река Гуслица.

Исстари, в восточных московских волостях по Клязьме, Нерской и их притокам добывался пушной зверь для великого князя: бобры, выдры, куницы, горностаи, белки. На всю Русь, например, славились так называемые "шувойские белки" , т.е. белки, водившиеся в лесах по берегам притока реки Гуслицы речки Шувое, да и по самой Гуслице. Шувойская белка считалась стандартом лучших беличьих мехов по всей Руси. А волость Вохна в XV в. была населена княжескими бобровниками, платившими дань мехами.

Частных владений на востоке княжества не было: волости целиком принадлежали московским князьям и назывались дворцовыми, княжескими, а с 1328 г ., когда московские князья получили великокняжескую власть, - великокняжескими. В духовных или договорных грамотах князей эти волости завещались или передавались целиком, без указания отдельных поселений. Вот почему названия наших сел и деревень появляются в письменных документах сравнительно поздно.

Впервые названия московских волостей Вохна, Селна, Гуслица упоминаются в духовной грамоте великого московского князя Ивана Даниловича Калиты (около 1339 г .), по которой эти и другие волости Калита отдавал своей супруге и детям: "А се даю княгини своей с меншими детми:... Вохна, Деиково раменье, Данилищова слободка, Машев, Селна, Гуслиця, Раменье, что было за княгинею". То, что волости отдавались "на прокормление", в грамотах подчеркивалось указаниями, что вместе с землями наследники получают и "бортницы" (пасеки) и "бобровники", и "мыты" (дани за проезд по земле) и "оброчники".

В духовной грамоте великого князя Дмитрия Ивановича (Донского) эти же волости в 1389 г . даны сыну князя Петру Дмитриевичу. По духовной грамоте великого князя Ивана Васильевича III ( 1504 г .) его сыну Андрею даны "волости Московские Селна, Гуслица, Загарье, Вохна, Кунеи". Еще раз эти волости указаны в меновой грамоте на город Звенигород между князем Владимиром Андреевичем Старицким и царем Иваном Васильевичем Грозным ( 1566 г .)

Вместе с волостями указано "да в Гуслице дворцовое ж село Богородтцкое, что было преж сего в поместных, и в вотчинных, и в черных землях". Речь шла о современной деревне Богородское, которая расположена на речке Вольной между Рудней-Никитским и Степановкой. Указанные волости и дворцовые села передавались "с приселки, и з деревнями, и с починки, и с оброчными землями, с пашнями, и с покосы, и с реками, и с озеры, и с рыбными ловлями, и с бобровыми гоны, и с перевесьи, и с бортными ухожаи, и с лесы с пашенными и с непашенными, и с болоты, и со всеми угодьи..."

Наконец, в духовной грамоте царя Ивана Грозного ( 1572 г .) сказано: "Да сыну же моему Ивану даю Замосковские волости, что были за дядею, за князем Андреем Ивановичем, и за сыном его, за князем Володимером Андреевичем, волостью Раменейцов, волостью Загарье, волость Кунье, волость Вохна, волость Ена, волость Гуслицы, волость Гжель, и с селы подъесными, которыя в тех волостях".

Таким образом, пробыв в собственности последнего удельного князя Владимира Андреевича Старицкого с 1566 до 1570 гг., наши земли вновь стали собственностью государя. (Старицкий князь Владимир Андреевич был убит по приказу царя в 1570 г .)

Однако через десять лет восточные земли Московского княжества приобрели нового хозяина. В 1582 г . Иоанн Грозный променял волость Вохну Троицкому монастырю (ныне Св.Троицко-Сергиева Лавра). Так центральные и северные земли нашего района попали в ведение Патриаршего Казенного Приказа и вошли в состав другой территориальной единицы - Вохонской десятины. Вохонская десятина включала в себя часть Московского уезда, расположенную от Рогожской заставы Москвы по обе стороны Владимирской дороги (территории будущих Богородского, Бронницкого и Московского уездов).

В XVIII в. перестала быть дворцовой и Гуслицкая волость. 17 февраля 1710 г . "великий государь царь и великий князь Петр Алексеевич пожаловал князя Александра Даниловича Меншикова... в зачет взятых у него в Ингрии волостей, из своих государевых волостей дворцовую Гуслицкую волость со крестьяны и бобыли". С опалой князя Меншикова Гуслицкая волость была вновь приписана к дворцовому ведомству, а в 1728 г . пожалована действительному камергеру Степану Васильевичу Лопухину.

Что касается владимирской Сенежской волости, то своим названием она, видимо, обязана речке Сеньга, которая протекала по части волости и впадала в Клязьму чуть ниже по течению современного города Петушки. В среднем течении Сеньги находится проточное озеро с таким же названием, а на его берегу с давних пор располагалась деревня (впоследствии село) Сеньго-озеро. Существовал и особый стан с названием Сенег. В устье Сеньги тоже жили люди, там находился починок Сеньга-Лазаревка.

При образовании губерний Сенежская волость оказалась в южной части Покровского уезда Владимирской губернии. В настоящее время прежние сенежские земли располагаются в восточной части Орехово-Зуевского района, той, что прежде принадлежала Владимирской губернии. Условно западная граница Сенежской волости проходила по линии современного шоссе Орехово-Зуево - Ликино-Дулево и далее, примерно, по линии Язвищи-Запутное.

Происхождение слова "Сеньга" неясно, и по этому поводу существуют различные предположения. В свою очередь, непонятное смысловое значение порождает различные произношения: местные жители именуют реку (и озеро) Сеньга, Сеньго и даже Сенег с ударением как на первом, так и на втором слогах. Возможно, что "Сенега" является усеченным словом "Сенега". В пользу этого говорит название существовавшего здесь древнего стана Сенег. (Интересно, что рядом с городом Солнечногорском Московской области лежит озеро Сенежское).

Обширная территория Сенежской волости была населена людьми с очень давних времен. На берегах Сеньги открыты стоянки людей бронзового века, которые датируются III - II тысячелетиями до н.э. Древнерусские селища Х II -Х III вв. существовали на берегах озера Сеньга.

Сенежская волость издавна принадлежала московским и всея Руси митрополитам, а затем и патриархам. В июле 1411 г . в сенежских лесах скрывался от набега татарского царевича Талыча митрополит московский Фотий. Очень вероятно, что на берегу одного из сенежских озер был погребен священномученик Патрикий - ключарь Владимирского Успенского собора, не открывавший врагам двери храма и принявший от них мученическую смерть за веру 3 июля 1411г.

С упразднением патриаршества на Руси Сенежская волость стала собственностью священного Синода и называлась "синодальной". В XVIII в. в ее западной части (той, в которой располагался погост Ореховский с деревнями), кроме синодальных, существовали также вотчинные и помещичьи земли. Эта часть волости прозывалась "Возницыной (или Возминской) половиной" от фамилии вотчинников Возницыных, известных тем, что когда-то они пожаловали церкви на Ореховском погосте очень большой надел земли - 350 десятин (около 380 га ). Возницыным принадлежали некоторые деревушки к юго-востоку от погоста - Власово, Тимонино, Щетинино, Яковлево. Другая часть Сенежской волости, по речке Сеньге, называлась "Заболотской половиной".

В конце прошлого века часть Сенежской волости принадлежала Егорьевскому уезду Рязанской губернии.

 

Большинство из известных нам средневековых поселений на территории района представлено погостами и селами. В окладных книгах Патриаршего Казенного Приказа значились следующие из них:

- погост на Исакове озере Вохонской волости с церковью Рождества Пресвятой Богородицы упоминался в 1585 г . как вотчина Троице-Сергиева монастыря. В Писцовых книгах XVI века указан "погост пуст на Исакове озере, а в нем церковь Рожество Пречистые Богородицы, без пенья, древена, клетцки; пашни церковные худ. земли 2 чети в поле... под тем же погостом озерко Исаково, а в нем рыба, щуки и окуни, ловят про себя вохонские крестьяня". Указанный погост располагался на берегу современного Исааковского озера, что расположено на северо-западной окраине г.Орехово-Зуево. (Название озера образовано от имени Исаак, а не Исаакий, поэтому принятое ныне написание "Исаакиевское" неверно). Упоминаемое "озерко Исаково" еще несколько десятилетий назад сохраняло в своем центре водную гладь, а в наши дни превратилось в болото, расположенное между Исааковским озером и роддомом. Легенды о кладбище на берегу Исааковского озера и об ушедшей под воду церкви до сих пор ходят среди жителей старого Зуева.

- Погост на Орехове впервые упоминается в писцовой книге "Письма и меры князя Василья Кропоткина, дьяка Игнатья Лукина и подьячего Афанасья Кувязева" 1647 г . как "Сенежской волости в Возминской половине погост на Орехове на реке на Клязме, а на погосте церковь великого Чудотворца Николы да церковная деревня Старая на Суходоле, а в ней двор поп Иван Прохоров да просвирница Дарица двор дьячек Микифорко Прохоров двор бобыль Степашко Терентиев двор бобылица вдова Матренка". Далее в тексте указывалась "деревня Емельяново на речке на Дроздне".

По другим источникам при погосте значилось: "сена по речке по Дроздне да подле Никольской заводи 10 копен…, да церковная ж пустошь Молостовская на суходоле" (пустошь находилась в 20-ти верстах от погоста).

Погост на Орехове со временем вырос в село Орехово, которое, в свою очередь, стало одним из слагаемых при образовании города Орехово-Зуево. Таким образом, первым словом в своем названии Орехово-Зуево обязано древнему погосту на Орехове.

В документах 1705 г . при погосте Николая Чудотворца, что на Орехове, значились "во дворе протопоп Анисим Малафеев у него диакон Алексий, во дворе дьячек Василий Яковлев, во дворе пономарь Степан Селиверстов, во дворе просвирня вдова Матрена Федоровская жена Кирилова".

Судя по планам 1772 г ., погост на Орехове располагался на правом берегу Клязьмы несколько ниже по течению от устья реки Дроздны (ныне речка Черная). По современным ориентирам Ореховский погост располагался, примерно, напротив автостоянки за привокзальной площадью, справа от шоссе, идущего к Ореховскому кладбищу.

- Погост Пятницкий, у речки Березовки в дворцовой Куньевской волости с "церковью Парасковеи мученицы, нарицаемыя Пятницы". Упоминается с 1628 г ., когда на нем уже стояла деревянная, исстари построенная церковь. Впоследствии возле Пятницкого погоста образовалось село Десятая Пятница, так как у погоста испокон веков на десятой неделе после Пасхи (во второе воскресенье после Троицы) ежегодно собирался торг местного значения. Располагавшийся возле деревни Горбачиха Пятницкий погост ныне соседствует с дачными участками, а его каменный храм осквернен и пребывает в руинах.

- Погост Лычев на речке Вырке в дворцовой Куньевской волости с церковью Рождества Пресвятой Богородицы. Упоминается с 1628 г . Иногда назывался "погостом Голвачевым". Нынешний каменный храм на месте этого погоста расположен на краю деревни Нестерово, а возле речки Вырки сохраняется колодец со святым источником Иоанна Предтечи.

- Погост Ильинский на речке Гуслице (в других книгах - на речке Поповке или Околице) в дворцовой Гуслицкой волости с деревянной церковью во имя пророка Илии с приделом Св. Николая Чудотворца. Упоминается с 1628 г . В 1676 г . на Ильинском погосте была построена еще одна деревянная церковь во честь Казанской иконы Пресвятой богородицы. При Ильинской церкви была "колокольница деревянная о семи углах, на ней 5 колокол". В 1742 г . на погосте стояли Ильинская и Никольская церкви. Ныне погост вырос в крупный населенный пункт - Ильинский погост.

- Погост в Раменце, у речки Рудни в дворцовой Гуслицкой волости с деревянной церковью Рождества Пресвятой Богородицы. Упоминается в 1628 г . В 1710 г . на погосте стояла церковь "деревянная, рублена клетцки, об одной главе". Ныне погост является селом Рудня-Никитское.

- Погост, что на Мошеве, на речке Мерске в Гуслицкой волости упоминался в писцовых книгах Приказа Большого Двора за 1631-1633 гг. как "место церковное, что был храм Преображения Спасово". В писцовых книгах того же Приказа за 1677-1678 гг. на погосте указана "церковь Преображения Господня деревянная клетцки, на паперть всходная лестница". В 1742 г . погост на Мошеве находился во владении С.В.Лопухина, коему принадлежала и вся Гуслицкая волость. Впоследствии на месте погоста возник Спасо-Преображенский монастырь, остатки которого сохранились по настоящее время на окраине г.Куровское.

- Погост Покров в Сеньгу в Сенежской волости в верховьях речки Сеньги. В начале XVII в. патриаршие окладные книги указывали "в патриаршей вотчине в Сенежской волости на погосте" церковь во имя Св. Николая Чудотворца. Эта деревянная церковь отмечалась до конца XVII столетия, а в 1705 г . на погосте уже стояла новая церковь в честь Покрова Пресв. Богородицы. По рассказам местных жителей на месте погоста некогда стоял древний Никольский монастырь. Ныне Покровский погост называется селом Старый Покров. Его каменный храм начали строить в 1845 г ., а главный (Покровский) престол освятили только в 1862 г .

К числу наиболее древних из сохранившихся до настоящего времени сел нашего района относятся:

Село Запонорье. Указано в 1587 г . как вотчина Московского Чудова монастыря, находящаяся в Селинской волости. В то же время Запонорье имело и второе название - Власьевское. По писцовым книгам 1623-24 гг. в селе Запонорье, Власьевском тож, на речке Понуре стояла "церковь Покрова Пресвятой Богородицы древяна клетцки... у церкви во дворе поп Игнатий Иванов, во дворе церковный дьячек Васка Федоров, во дворе пономарь Илейко Григорьев двор просвирницы, двор монастырский и двор монастырского служки, да крестьян и бобылей 7 дворов". В 1678 г . в селе числилось 10 дворов крестьянских и бобыльских, в которых проживало 36 человек. Такие небольшие села были вполне обычны для того времени.

Село Хотеичи "на речке Мерзке" Гуслицкой волости известно с начала XVII в. В 1631- 1633 г . ее деревянная церковь во имя Св. Великомученика Никиты принадлежала Коломенской епархии. В 1646 г . "в селе Хотевичах" упоминалась церковь Благовещения Пресвятой Богородицы.

Названия многих из ныне существующих населенных пунктов прежней Гуслицкой волости приведены в писцовой книге Московского уезда, составленной писцом Афанасием Отяевым и подьячим Василием Арбеневым в начале 1630-х гг. (В старые времена эти населенные пункты были селами, деревнями, починками, пустошами, селищами и займищами).

Так, например, в названной писцовой книге упомянуты: "село Богородское на речке Волне, что было князь Владимира Андреевича", деревня Устьяновская на речке Шувойке, "деревня, что была починок Сенки, Старое тож на речке на Околице" (ныне Сенькино и Старово). В самом Богородском был отмечен двор посельского, то есть уполномоченного от владельца села.

В более поздней писцовой книге писца Ивана Меньшого Афросимова и подьячего Ивана Васильева (середина 1670-х гг.) приведены "деревня Кологривова, Гридинская тож, на речке Шувойке (ныне дер. Гридино), "деревня Беляево, Беливо тож, на речке на Мерске" (ныне дер. Беливо), "деревня, что была пустошь Чаплина на речке Гуслице" (нынешнее Цаплино), а также деревни Слободище на Гуслице, Чичево и Ермаково, Беззубово, тож, на речке Десне, Поминово на речке Околице, деревни Титовская, Петрушино, Мисцево, Дорохово.

Обращает на себя внимание, что многие деревни имели два, а то и три названия ("Беляево, Беливо тож", "Солощово, Авсюниново, Овсюнино тож"). Это указывает на то, что еще в XVII столетии официальные названия деревень и сел еще не установились окончательно. С другой стороны, совершенно очевидно, что к середине XVII в. большинство наших сел и деревень уже существовали.

Во многих документах XVI в. упоминается "монастырь Свята Богородицы на Клязьме на Воинове горе", располагавшийся возле современной церкви Успения Пресвятой Богородицы в селе Воинова Гора. В своей жалованной грамоте Великий московский князь Василий Дмитриевич, сын Великого московского князя Дмитрия Донского, (годы княжения 1389-1425) отдавал этому монастырю право ловли рыбы в Клязьме: "Се аз князь Великий Василей Дмитриевич пожаловал монастырь Святой Богородицы на Воинове горе игумена з братьею, или который иный игумен ни будет у Святей Богородицы, - и шлют свою вотагу на Клязьму рыбы ловити во всю Клязьму, а мытники и таможники у них мыта, ни тамги не емлют..."

Следующий великий московский князь Василий Васильевич II (Темный) (годы княжения 1425-1462) вслед за отцом выказал свою милость по отношению к монастырю и освободил его от постоя гонцов, приказав ездить не мимо монастыря, а "осовцом дорогою пошлою по Заречью": "Аж поедет кто ездок мимо тот монастырь в лете или в зиме, ини у них в монастыре не ставятся, ни кормов у них не емлют, ни обидит их никто, ни грабит их никто. А хто имет ся у них ставит в монастыре или у них кто што возмет, и тому быт от меня в казни".

 

Накануне отмены крепостного права большая часть деревень современного Орехово-Зуевского района принадлежала частным владельцам, остальные находились в различных формах государственной собственности. Среди помещиков особенно крупные владения имели штаб-ротмистр Егор Егорович Норд (ему принадлежали 13 деревень Ильинской волости Богородского уезда: Алексеевская, Внуково, Давыдовская, Костенево, Круглово, Мосягино, Пичурино, Поминово, Сенькино, Слободищи, Старово, Столбуново, Чичево) и полковник Иван Петрович Мусин-Пушкин, владевший в Беззубовской волости деревнями Барышево, Беззубово, Ботогово, Зевнево, Иванищево, Игнатово и Юрятино).

Действительному статскому советнику Николаю Гавриловичу Рюмину, владельцу села Зуева, принадлежали и все остальные деревни Зуевской волости - Алексунино (ныне не существует), Дуброво, Нажицы, Никулино, Ожерелки, Сермино (Семерино). Именно от последнего помещика выкупился основатель купеческой династии Морозовых - крестьянин Савва Васильев Морозов.

Отец Н.Г.Рюмина, Гаврила Васильевич Рюмин (1752-26.11.1827), был сыном мелкого мещанина. В детстве по бедности он был разносчиком оладьев, блинов, пирожков и всякой мелочи в городе Рязани. Затем смышленый молодой человек определился к содержателям винных откупов во Владимире и скоро сам стал участвовать в торговых делах. За усердие "к приумножению доходов казны" Г.В.Рюмин получил чин надворного советника, а с 1801 г . приступил к государственной службе, заслужив на ней чины и ордена (Г.В.Рюмин был кавалером орденов Св. Анны 2-й степени с бриллиантовыми знаками и Св. Владимира 3-й степени). В 1822 г . Г.В.Рюмин владел 9.000 душ крепостных в Рязанской, Московской, Нижегородской и Пензенской губерниях. Кроме этого состояния он оставил своим пятерым сыновьям около 15 млн. рублей денег. Говорили, что крестьяне Рюмина живут хорошо, нищие между ними - редкость. Известности и богатству помещика послужило и то, что он стал кумом царя: император Александр I был крестным отцом одного из сыновей Рюмина. В городе Рязани на средства Гаврилы Васильевича был выстроен 2-й этаж соборной колокольни и переделан теплый храм; несколько лет он содержал за свой счет рязанский театр. Г.В.Рюмин скончался на 75-м году жизни в чине статского советника.

Сын Г.В.Рюмина, Николай Гаврилович Рюмин (6.11.1793-15.01.1870), стал основным наследником отца. О нем писали: "Николай был сыном, достойным своего отца, любил и был способен беречь и наживать деньги, и за эту, вероятно, способность был награжден отцом более, чем другие сыновья". К концу жизни Н.Г.Рюмин достиг чина тайного советника и имел почетное придворное звание камергера Высочайшего Двора. В течение 30-лет он был почетным попечителем

Рязанской губернской гимназии. С 1860 г . Н.Г.Рюмин - президент Российского общества любителей садоводства в Москве, а затем - президент Рязанского общества сельского хозяйства. Николай Гаврилович и его супруга Елена Федоровна (урожденная Кандалинцева (1800-1874) имели 12 детей и оба после смерти были погребены в Св. Троицкой Сергиевой Лавре. Кроме уже названных деревень Зуевской полости Н.Г.Рюмину принадлежали и почти все деревни соседней Буньковской волости Богородского уезда: Кузнецы, Заозерье, Большой Двор, Буньково, Васютино, Гаврино, Андроново, Востриково, Гаврилово, Панкратово, Михалево, Насырево, Тарасово, Карабаново. С именами Н.Г.Рюмина и его супруги Елены Федоровны связана история строительства церкви в селе Зуево (См. главу 16 "Древнее Зуево").

 

ЛИТЕРАТУРА

 

Готье Ю. Замосковный край в XVII веке. М., 1906.

Греков Б. Д. Крестьяне на Руси с древнейших времен до XVII века.

М.-Л., 1946.

Добронравов В. Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии". Вып. 4. Владимир, 1897.

Доброхотов В. И. Памятники древности во Владимире Кляземском. М., 1849.

Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV - XVI вв. М.-Л., 1950.

Описания документов и бумаг, хранящихся в Московском Архиве Министерства юстиции. Кн. 1. СПб, 1869.

Памятники истории и культуры Владимирской области. Каталог. Владимир, 1996.

Памятники социально-экономической истории Московского государства XIV - XVII вв. Т. 1 (под ред. С.Б.Веселовского и А.И.Беляева). М., 1929.

Писцовые книги XVI века. Отделение 1. Местности губерний Московской, Владимирской и Костромской. СПб., 1872.

Повесть временных лет. Ч. 1. М .-Л., 1950.

Холмогоровы В. И., Г. И. Исторические материалы о церквях и селах Х VI -Х VIII ст. Вып. 6. Вохонская десятина (Московскогоуезда). М., 1868.

ГАВО (Госархив Владимир, обл.) Ф. 417. Оп. 4. Ед. хр. 4634.

ГАВО. Ф. 556. Оп. 110. Ед. хр. 46 (Метрические книги... Покровской округи за 1796 год).

РГАДА.Ф. 1209. Оп. 1.Ед.хр. 12604-12608. (Письма и меры князя Василия Кропоткина...)

РГАДА. Ф. 196. Оп. 3 Ед. хр. 1539. (Копии с писцовых книг Афонасья Отяева и Ивана Афросимова).

 

  ГЛАВА 12

НАЗВАНИЯ НА КАРТЕ

 

Современное устройство России очень сильно отличается от того ее состояния, в котором страна пребывала в прошлые века. Тем не менее, многие признаки прежней жизни народа еще сохраняется до сих пор в разговорной речи, песнях, обрядах, устройстве быта, географических названиях, типах населенных пунктов и т. д.

Испокон веков наша страна являлась страной земледелия, а ее жители в большинстве своем "кормились от земли", то есть возделывали землю. Поскольку основная часть народа и проживала на этой возделываемой земле, то населенные пункты на Руси были преимущественно сельскими. В прежние времена типы подобных поселений отличались большим разнообразием. Их названия отражали в себе и образ жизни народа, и богатство его языка.

В русском языке постоянное, основательно проживание на каком-либо месте определялось, главным образом, глаголами "селить", "сажать", и их производными. От этих слов образовались и названия существовавших на Руси населенных пунктов, а также названия их жителей.

Прежде всего, существовало обобщающее слово "селение", обозначавшее заселенное место вообще, совокупность крестьянских дворов без церкви. Крестьянин - житель селения назывался селянином, а крестьянок именовали селянками. (Последнее слово вошло в русский язык и в значении "горячая похлебка с мясом, капустой, луком и огурцами").

В современном языке "селение" может рассматриваться в качестве синонима "деревни", однако несколько веков назад под словом "селение" скрывалось множество типов сельских поселений.

Однокоренным с глаголом "селить", то есть сажать оседло, обзаведясь домом и хозяйством, является слово "село", обозначающее заселенное крестьянами и имеющее церковь место. Как правило, села являлись центрами хозяйственной, а благодаря своей церкви еще и церковной жизни округи. Здесь проводились ярмарки, крупные крестьянские сходы. Православные жители села и окрестных деревень образовывали так называемый приход сельской церкви. В XV -Х VI вв. села были невелики и чаще всего насчитывали всего 15-30 дворов.

Наличие церкви для статуса села считалось обязательным условием, а вот количество крестьянских дворов и население села особой роли при этом не играли. Наряду с очень крупными селами существовали и такие, где возле храма располагалось всего несколько домов священно- и церковнослужителей. Для подобных случаев использовалось особое название "поповское село".

В некоторых случаях в селах сосуществовали две церкви (не считая стоявших иногда при сельских кладбищах кладбищенских церквей). Такое селение в некоторых губерниях могло получить название "селище". В Малороссии и Новороссии было принято называть селом любое сельское поселение.

Слово "сельцо" в применении к типу поселений являлось не уменьшительным к "селу", а значило селение, в котором стоял барский (господский, помещичий) дом. Небольшое селение могло называться поселком (отсюда - поселянин, поселянка), а запустелое, разоренное или покинутое село - "пустосельем".

Основным типом поселений на Руси были деревни, то есть селения, состоящие из изб сельских жителей, но лишенные и церкви и господского дома. Впоследствии в деревнях стали появляться часовни - небольшие сооружения с иконами, но без алтаря, возле или внутри которых совершались церковные службы. В средние века деревни, как и села, не были большими: в XVI в. они имели в среднем 3-8 дворов. Полагают, что слово "деревня" произведено от глагола "драть", то есть "пахать лесную дерновину". Первоначально "деревня" и означала место, очищенное от леса для пашни. В XVI в. деревней назывался участок земли с одним двором или несколькими дворами при распахиваемой земле. Причем говорили "жить на деревне", а не "жить в деревне". Было и существительное "дерть", то есть "новь, целина". Позднее слово "деревня" стало означать крестьянский двор с разодранной из-под леса пашней.

Земледелие на Руси основывалось на выжигании и вырубании леса и последующей расчистке земли под пашню. Небольшие поселения в таких местах назывались починками, от глагола "почать", то есть начинать. Обычно в починках было 1-3 двора. В отличие от деревни починки не вносились в налоговые списки, а их жители не облагались податями.

Немало слов, относящихся к типам населенных пунктов, образовалось от глагола "сажать". Так, "усад" означал крестьянский двор, а "усадебка" - однодворок, одиночное поселение, хутор. Соответственно, жителей усадебок называли усадебниками и усадебницами.

Слово "посад" имело несколько смыслов. В некоторых местностях Владимирской губернии так называли дома или избы, стоящие в один ряд (в один порядок). Могли говорить: "улица в два посада".

Гораздо чаще, особенно на севере, под "посадом" понимали город вообще, противоположность селу и деревне или посадом считали оседлое поселение вне города либо крепости. В последнем случае посад оказывался отчасти синонимом словам "предместье", "слобода". В ближайшей к нам округе слово "посад" сохранилось в названии города Павловский Посад.

Промежуточное положение между посадом и селом занимало "местечко" - большое селение городского типа. Это слово было обычным в Малороссии, в Белоруссии, Польше и в пограничных с ними российских губерниях. В виде исключения оно встречалось и в центральной России. Так вокруг фабрик купцов Морозовых во 2-й половине прошлого века родилось поселение рабочих под названием "местечко Никольское". Оно дало название "Никольской мануфактуре Морозовых", а впоследствии стало составной частью города Орехово-Зуево. В конце прошлого века местечком называлось и Дулево - поселение вокруг фарфорового завода Кузнецова с населением в 1895 г . в 1600 жителей.

Разумеется, селения не оставались неизменными. Они могли расширяться, разделяться на части, переноситься на новые места. Все это находило отражение в языке.

Возникающее рядом с селом или городом (посадом) пригородное селение именовалось в народе "слободой" или "слободкой". Часто к слову "слобода" добавлялось определение, указывающее на то, кем это поселение образовано, например, пригородная улица ямщиков именовалась "Ямской слободой", а улица отставных солдат - "Солдатской слободой". Существовали Стрелецкие, Торговые, Ремесленные, Монастырские слободы.

Исходно слободами называли поселения, основанные на предоставлении поселенцам разных льгот и выгод, то есть "свобод", отчего и появилось само слово "слобода".

В некоторых случаях "слобода" обозначала "большое село с двумя и более церквями, торгом и ярмаркой". По-видимому, такой тип селения возникал вследствие первоначального отделения от села слободы, появления в ней церкви и последующего слияния слободы с породившим ее селом.

"Слобода" вообще означала поселение, отделенное от другого, первоначального поселения, будь то ряд стоящих на отшибе домов или целое село возле города. Существовали выражения "слободская церковь", "слободской народ", "слободчане". В некоторых случаях слободы отделялись от посада речками, ручьями, оврагами и другими естественными препятствиями. Так и пели в песнях: "Как за реченькой слободушка стоит". Именно такая "Заречная слобода" существовала в городе Покров Владимирской области за речкой Шиткой. В старом селе Зуево существовал порядок домов с названием "Слободка" (Ныне примерно по нему проходит улица Урицкого).

Заброшенные угодья (поля, пасеки), а также оставленные людьми селения назывались пустошами. Пустоши имели владельцев и собственные названия, часто сохраняющие в себе прежнее название селения или имя владельца. Когда от прежнего селения оставались лишь следы разрушенных печей, это место называлось печище.

В целом, множество типов сельских поселений на Руси отражало собой многообразие экономических взаимоотношений между различными сословиями. В средние века таких сословий существовало достаточно много. Только среди сельского населения были известны смерды, сироты, крестьяне, миряне, изгои, рядовичи, кмети, вотчичи, люди, бобыли и др.

В писцовых книгах и других документах, касающихся истории нашего края, наиболее часто встречаются крестьяне и бобыли, причем последнее слово не означало одинокого бессемейного человека, как это принято сейчас. В Х V -Х VII вв. слово "бобыль" означало земледельца, взявшего участок, еще не внесенный в писцовые книги, часто еще не распаханный и потому, в отличие от крестьянина, плативший государству очень скромный оброк. Кроме того, были и безземельные бобыли, бобыли-ремесленники, бобыли-торговцы. Иногда бобылей брали обрабатывать барскую пашню, и они обходились хозяину дешевле крестьянина. Известны случаи, когда обедневшие крестьяне просили у властей принять их в бобыли вместе с женами и детьми, чтобы совсем не погибнуть. Бобыльство было одним из состояний феодальной зависимости, дававшее бобылю несколько больше свобод по сравнению с крестьянином.

 

Одним из интереснейших направлений в краеведении являются исследования по топонимике - науке, изучающей географические названия. (Слово "топонимика" образовано от греческих слов "топос" - место и "онома" - имя". Действительно, каждое место на земле интересно не только своей историей, но и своим именем или названием. Более того, очень часто географическое название (топоним) оказывается тесно связанным с историческими фактами, дополняет их.

Как и всякая наука, топонимика требует самого серьезного подхода к изучаемому предмету. При этом некоторые, на первый взгляд совсем простые факты требуют для своего объяснения весьма долгих исследований. Например, название деревень Зайцево и Грибово происходит вовсе не оттого, что в этой местности когда-то обитало много зайцев или росло много грибов, а от древних мужских имен Заяц и Гриб. Название деревни Омутищи означает не "омут ищи", как считают местные жители, а "очень большой омут".

Подходя к объяснению какого-либо топонима, следует помнить о некоторых закономерностях, наблюдающихся в истории географических названий.

Во-первых, многие из названий возникли очень и очень давно и своими корнями уходят либо в древнеславянские языки или в языки других народов. Поэтому, если топоним кажется сходным с каким-то современным словом, это еще не означает их смыслового родства. Так, село Караваево в соседнем с нами Петушинском районе не имеет ничего общего с круглым хлебом-караваем, а образовано от фамилии его владельцев Кузьминых-Караваевых.

Во-вторых, значительная часть топонимов (особенно древних) дошла до нас с искажениями, возникшими или вследствие ошибок в написании или в результате переосмысления людьми непонятного для них слова или по причине упрощения произношения. Например, в Сергиев-Посадском районе Московской области лежит озеро Торбеево, на берегу которого богомольцы якобы сбрасывали торбы (дорожные сумы), и отдыхали на подходе к Свято-Троице-Сергиевой лавре. В действительности же, озеро названо от мужского имени Тарбей, которое носил владелец стоящего на берегу села, и прежде называлось, конечно, Тарбеево. Деревня нашего района Сермино прежде называлась Семериной, Беливо - Беляевым, а Хотеичи - Хотевичами.

В-третьих, необходимо помнить, что в народе часто существуют очень красивые, похожие на правду легенды о названии того или иного селения, водоема, холма и т. п. Эти легенды говорят о небезразличии людей к прошлому своей земли и об их желании всячески украсить окружающий мир, но к ним следует подходить с большой долей осторожности. Обычными, например, являются рассказы о церквях, будто бы стоявших на озерных островах и потом вместе с островами ушедшими под воду. Этим народ объясняет название озер Святое, Святец, Свято, хотя, разумеется, острова с церквями здесь никогда не тонули. В деревне Цаплино рассказывают о болоте с цаплями, на которых будто бы охотился царь Петр 1, хотя название возникло от мужского имени-прозвища Чапля и первоначально писалось "Чаплино".

Наконец, найдя кажущееся приемлемым объяснение какому-либо топониму, следует поинтересоваться, нет ли подобных названий в других местностях, и подходит ли к ним найденное объяснение. Например, легенда о том, что название современного города Петушки связано с петушиным криком промышлявших на Владимирской дороге разбойников, вызывает недоверие, когда узнаешь о существовании деревень с таким названием в Московской, Смоленской, Орловской областях, а также о топонимах Петухи, Петуховка, Петушиха, Петухов, Петушков.

Топонимика нашего района еще ждет своих исследователей. В этой же главе мы только попытаемся изложить некоторые основные соображения в этой области краеведения.

ГИДРОНИМЫ. Гидронимами именуют названия рек, озер, ручьев и всех прочих водоемов. Их обычно гораздо меньше, чем названий населенных пунктов, но, с другой стороны, они, как правило, гораздо древнее и потому значительно интереснее для изучения.

Прежде всего, очень яркую и древнюю группы гидронимов составляют названия финно-угорского происхождения, которые славяне заимствовали у местных племен (в нашем случае, скорее всего, у мери и мещеры). Можно полагать, что при этом наши предки могли даже понимать смысл этих названий, что для нас почти невозможно. Финно-угорских гидронимов очень много в соседней Владимирской области: Пекша, Ворша, Колокша, Сопша, Шерна, Шорна, Ушма, Нерль, Шередарь, Мергель и т.д. В нашем районе к ним относятся названия Клязьма, Киржач, Мерская (ныне Нерская), возможно также Дрезна и Дроздна (ныне Черная речка). Остальные речки и ручьи имеют славянские или кажущиеся славянскими названия: Дубна, Мысовка, Сафрониха, Вырка (прежнее Выдровка), Вольная, Околица, Шувойка (прежнее Шувайка), Гуслица (прежнее Гуслеця), Оботь, Понорь, Десна, Боронка, Силенка, Тетерка, Сеченка.

Такое явное преобладание славянских гидронимов объясняется и более ранним их появлением на Московской Руси и относительно небольшой длиной наших речек: маленькую речку всегда легче переименовать, чем большую. А то, что до славян все наши реки имели финно-угорские названия, можно считать несомненным.

Не просто объяснить происхождение даже славянских гидронимов. Наиболее понятными (то есть "прозрачными", как говорят топонимисты) кажутся названия Дубна (Дубенка) и Околица. Первая в нижнем течении протекает по редким для нашей местности дубравам, а вторая - по окраине древнего Ильинского погоста. Остальные же названия вполне могут оказаться не такими простыми, как кажутся первоначально.

Поскольку озера переименовать легче, чем реки, то большинство из них имеют славянские и вполне понятные названия. В нашем крае такие названия имеют озера Исааковское, Жаркое, Горбатое, Пирютинское (от названия деревни Пирютино), Острец, Озерец, Дорогалевское (от названия деревни Дорогали), Черное, Белое (последние два названы, видимо, за цвет своей воды) и другие. Тем не менее, можно утверждать, что, подобно рекам, в давние времена наши озера имели непонятные нам финно-угорские названия. Такие примеры до сих пор сохраняются в самых малонаселенных районах Владимирской области, где есть озера с названиями Кшара, Печхар, Санхар, Юхор, Питкер, Суехра и т.п.

Отдельного внимания заслуживает название находящегося в черте города Орехово-Зуево и хорошо известного горожанам озера Исааковского. Как уже указывалось, на его берегу находился древний погост, а само озеро в переписных книгах XVI в. называлось "озеро Исаково". Очевидно, что его название образовано от имени Исак (в более позднем написании Исаак) , а не Исаакий, и потому принятое написание "Исаакиевское" неверно.

ОЙКОНИМЫ. Слово "ойконимы" в топонимике обозначает названия населенных пунктов. В настоящее время на территории района находится более 160 таковых мест. Большинство из них - относительно древние села и деревни, существовавшие уже в XVI - XVII вв. Финно-угорских названий они не имеют, однако и славянские далеко не всегда хорошо понятны.

Говоря о названии сел и деревень, следует иметь в виду, что несколько столетий назад существовали вполне определенные правила их названия. Села обычно называли по названию их храмов (Покровское, Знаменское, Успенское, Троицкое, Андреевское) или владельцев. Деревни же получали "имена" как от владельцев, так и от имен проживавших в них крестьян, причем деревни в один или два дома были тогда не редки.

Первоначально, названия деревень писались в родительном падеже, что указывало на принадлежность селения к тому или иному лицу. Например, деревня Зуева, деревня Нестерова. Лишь впоследствии названия деревень стали оканчиваться на "о": Зуево, Нестерово.

Название населенного пункта образовывалось от имени человека (в преобладающем большинстве - мужского) с добавлением словообразующего суффиксов "-ов", "-ев" или "-ин" и окончания "а". Так появились названия "Анциферово (от имени Онцыфор), Филиппово, Федорово, Нестерово, Васютино, Титово, Аринино, Минино, Костино, Давыдово, Юркино, Глебово, Яковлево, Тимонино и др. В некоторых случаях ойконимы образовывались при помощи суффиксов "-к" или "-их", что более характерно для южных областей. В нашем районе таким путем возникли топонимы Абрамовка, Степановы, Новониколаевка, Селиваниха.

Существуют названия деревень и с окончаниями "-овская": Яковлевская (ныне Яковлево), Давыдовская, Максимовская, Алексеевская, Стенинская.

Особую, относительно древнюю категорию названий составляют ойконимы, образованные не от церковнославянских, а от нехристианских имен и кличек, существовавших в России, по крайней мере, до XVIII столетия. Именно такие названия чаще всего уводят в сторону начинающих исследователей. В словаре таких прозвищ, составленном академиком С.Б.Веселовским, можно обнаружить имена, вошедшие в названия наших деревень. Так, существовали личные мужские имена-прозвища Щербина (деревня Щербинино, прежде Щербинина), Кур (деревня Курова, затем Куровская и город Куровское) , Трус (деревня Трусово), Чапля (деревня Цаплино, прежде Чаплина), Острец (озеро Острец), Перепеча (деревня Перепечино возле станции Покров), Гридя (деревня Гридино).

Также от личных нехристианских имен Зуй и Орех (оба были широко распространены по северо-востоку Руси) были образованы названия Зуево и Орехово, ныне ставшие названием одного города. Волочек Зуев был известен еще в начале XIII в. Что касается речного зуйка (единственного вида зуйков, который может обитать в наших краях), то эта маленькая птичка довольно редка, малочисленна и встречается на песчаных пляжах и островах рек в количестве, примерно, 1-3 пар на 10 километров . Маловероятно, что ее название вообще было знакомо людям того времени. Также сомнительным кажется и произрастание орешника на низком правом берегу Клязьмы в районе современного города Орехово-Зуево. Хорошо известно, что в наших краях орешник растет преимущественно в дубравах, на достаточно возвышенных местах. Между тем, правый "ореховский" берег Клязьмы очень низок, и еще в нашем веке во время половодий все Орехово и Никольское затоплялись полой водой.

Главным же доводом в пользу происхождения топонимов Зуево и Орехово является то, что в средние века названия поселений в большинстве случаев образовывались исключительно от имен их жителей или владельцев.

 

Кажутся "прозрачными" названия деревень Заволенье (за рекой Вольной), Запонорье (за рекой Понорь), Гора (стоит на высоком месте), Подболотье (старое название деревни Мануйлово), Большая и Малая Дубна (расположены по реке Дубне), Дрезна (на реке Дрезне).

Суффикс "-ищ" и окончание "-и" (например, село Слободищи) , вероятно, заменило собой более раннее "-ище", что отражало большую величину чего-либо (сравните: кулачище, мужичище, чудовище). Так что Слободище можно перевести как "большая слобода". Сходно с ним и название деревни Деревнищи, но корень этого слова восходит к мужскому нехристианскому имени Деревня (в Ярославской области известна, например, деревня Деревни).

К сожалению, топонимы умирают с исчезновением своих поселений. Так, например, не сохранилось название местечка Никольского - центра Морозовских мануфактур, главной из трех составных частей новообразованного города Орехово-Зуево. Исчезли Крестовоздвиженский погост (район Подгорной фабрики) и соседняя с ним деревня Алексунино. Нет больше деревни Пирютиной.

 

МИКРОТОПОНИМЫ. Микротопонимами называют обычно не указываемые на картах названия урочищ, болот, лесов, лугов, покосов, уголков города или села. Эти названия необычайно ценны как образцы местных говоров и словообразований, а также как свидетели прошлой истории края. Часто только микротопоним и указывает на место, где прежде была деревня или какое-то здание в городе.

В качестве примеров микротопонимов можно привести урочище Прокудин бор возле деревни Воинова Гора (от прежней деревни Прокудино или от фамилии Прокудиных-Горских), Монастырская поляна возле Орехово-Зуева (действительно, место бывшего монастыря), Черная сторожка (дом лесника у Черной речки, притока Вырки) и т.д. Микротопонимами города Орехово-Зуево являются названия магазинов (Серый, Красный, Второй, Пятый, Седьмой, Девятый, Двадцатый, Сотый, Ходин), микрорайонов (Ходынка, Зиминка), озер (Песчанка, Плешка, Амазонка).

В каждом населенном пункте непременно существует множество микротопонимов, которыми пользуются местные жители или которые помнят, по крайней мере, старожилы. Поиски и сохранение таких названий - одна из важнейших и неотложных задача краеведения.

 

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

 

Архив РАН. Ф. 620 (академика С.Б.Веселовского). Оп. 1. Ед. хр. 59. ("Русский ономастикон. Личные прозвища и фамилии в Северо-Восточной Руси до XVIII века")

Веселовский С. Б. Русский ономастикон. М., 1974.

Греков Б. Д. Крестьяне на Руси с древнейших времен до XVII века. М.-Л., 1946.

Тупиков Н . М. Словарь древнерусских личных собственных имен. СПб., 1903.

 

 

 

ГЛАВА 13

СВЯЩЕННАЯ ДЛЯ РУССКОГО ВОЙНА

 

В ночь на 12 (24) июня 1812 г . не знавшая доселе поражений армия императора Франции Наполеона Бонапарта без официального объявления войны начала переправляться через реку Неман (западную границу Российской Империи) и двинулись в глубь государства. Мирный договор между Россией и Францией, заключенный в 1807 г . в Тильзите, оказался нарушенным. Началась одна из величайших для России войн - Отечественная война 1812 года.

Хотя на территории нашей страны военные действия закончились изгнанием врага уже к концу того же 1812 г ., война стала тяжелейшим испытанием и бедствием для русского народа.

Чем дольше длилась война, тем сильнее проявлялось повсюду чувство патриотизма русского народа, его желание всеми силами помочь армии изгнать из страны супостата. Крестьяне и дворянство, крепостные и помещики, люди разных сословий и ремесел - вес объединились против врага.

События этой тяжкой годины отразились и в истории нашего края.

6 и 18 июля 1812 г . были объявлены манифесты Государя Императора Александра Павловича о наборе народного ополчения в 16-ти губерниях России. В первом манифесте говорилось: "при всей твердой надежде на храброе наше воинство, полагаем мы необходимо - нужное собрать внутри государства новые силы, которые, нанося новый ужас врагу, составляли бы вторую ограду в подкрепление первой и в защиту домов, жен и детей каждого и всех".

Согласно манифесту от 18 июля десять ближайших к столице губерний (Московская, Владимирская, Тверская, Тульская, Калужская, Ярославская, Рязанская и др.) должны были набирать людей в ополчение, а еще шесть губерний (например, Нижегородская, Костромская, Казанская) только назначали ратников без их сбора. Все ополчения должны были стать резервом для подкрепления регулярной армии. Дворянство каждой из губерний обязано было не только поставить требуемое количество ратников, но и дать им необходимое обмундирование, оружие и провиант. Впрочем, крепостные крестьяне и сами отпрашивались на войну у своих помещиков.

Народное ополчение выставили все соседние с Москвой губернии, а также Петербург, Украина, Дон, Поволжье, Урал, Кавказская губерния.

24 июля манифест был оглашен на Владимирском дворянском собрании. Здесь же было зачитано и отношение (обращение) московского главнокомандующего генерала от инфантерии Ф.В.Ростопчина к владимирскому губернатору. Начальником Владимирского ополчения был избран генерал-лейтенант князь Б.А.Голицын.

Всего в губернии надлежало собрать не менее 15-ти тысяч воинов, то есть примерно по 15-20 человек от каждого помещика. (Общее количество крепостных по губернии составляло около 312 тысяч душ). В ратники принимались мужчины от 20 до 45 лет. Тех, кто был моложе или старше, принимали только в том случае, если они "имеют телесные силы и мужество".

К 20 августа Владимирское ополчение было сформировано. Оно состояло из 6-ти полков, в каждом из которых насчитывалось в среднем 2.400 пеших ратников. Вооружение воинов состояло только из холодного оружия - сабель и пик. Командование полками было поручено генерал-майору П.К.Меркулову, действительным статским советникам Г.Г.Спиридову и Зубову, полковникам Н.П.Поливанову, Н.Я.Черепанову, С.В.Нефедьеву.

Распоряжением главнокомандующего русской армией князя М.И.Голенищева-Кутузова под начальство Голицына были направлены 13 офицеров, 16 унтер-офицеров и 84 рядовых драгуна (кавалерии, способной сражаться и в пешем строю) московской полиции. Владимирскому ополчению было поручено охранять лежащие к востоку от Москвы земли и закрыть для неприятеля все дороги в неразоренные области страны.

В ночь на 2 (14) сентября воинам русской армии был зачитан приказ главнокомандующего об отступлении. Утром того же дня не дрогнувшие перед неприятелем на Бородине дивизии прошли через Москву. Древнюю столицу надлежало сдать французам. К концу дня Москва была оставлена, и в нее вошли передовые отряды авангарда "Великой армии" - кавалерия маршала Франции Иоахима Мюрата. Вместе с русской армией столицу покинуло и большинство ее жителей. Вереницы беженцев и раненых растянулись от Москвы по всем северным, восточным и южным дорогам.

Заняв столицу, французская армия попыталась захватить и соседние с нею земли. 24 сентября 3-й отдельный корпус маршала Франции Мишеля Нея и 8-й корпус генерала А.Жюно (шесть тысяч конницы и пехоты при восьми пушках) заняли г.Богородск (Ногинск), располагавшийся в 60 верстах к востоку от Москвы. В поисках продуктов питания и кормов для лошадей французские фуражиры добирались почти до границ Владимирской губернии. Известно об их пребывании в деревне Воинова Гора, в окрестностях села Вохны (впоследствии вошла в состав г.Павловского Посада).

Штаб-квартира Владимирского ополчения располагалась в уездном городе Покрове, примерно в 40 верстах от Богородска. Оттуда шли рапорты князя Голицына главнокомандующему М.И.Голенищеву-Кутузову и Ф.В.Ростопчину.

В начале сентября 4-й полк Владимирского ополчения под командованием полковника Николая Петровича Поливанова, а также 5-й полк и 2-й батальон 2-го полка выступили к Богородску по Владимирской дороге. Своей конницы у ополчения не было, и разъезды по Богородскому тракту совершали гусары под командованием подполковника Мариупольского гусарского полка Павлищева. "Артиллерия" ополченцев была представлена всего двумя пушками без лафетов. В сентябре по распоряжению М.И.Голенищева-Кутузова к Владимирскому ополчению был приписан 5-й Уральский казачий полк. Действующий в окрестностях Покровского уезда 4-й полк Владимирского ополчения насчитывал 1292 ратника. Ополченцы оказывались и в районе нынешнего города Орехово-Зуево: в одном из донесений полкового командира Н.П.Поливанова упоминается село Зуево на реке Клязьме.

Защищая родную землю, владимирские ратники с успехом сражались с неприятелем. 17 сентября казаки Владимирского ополчения возле села Ивановского напали на отряд французов и взяли в плен 11 человек. 29 сентября гусары и казаки под командованием штаб-ротмистра Богдановского отбили у французов 20 повозок с хлебом, который враги награбили в Вохонской волости.

24 сентября в приказе князя Б.А.Голицына командиру 2-го полка Г.Г.Спиридову приводится название расположенной к северу от Орехово-Зуева деревни Большая Дубна:

"Есть ли в превосходных силах неприятель будет наступать, то Вам ретироваться по большой Владимирской дороге к деревне Большая Дубна, не разрываясь с гусарской и казачьей командой, а когда вся ваша кавалерия перейдет при Дубне мост, тогда оный разломать, а для наблюдения неприятеля составить цепь..."

Одновременно с действиями Владимирского ополчения поднялась волна народного гнева против захватчиков. Жители Вохонской волости Богородского уезда, а также население Покровского и Киржачского уездов Владимирской губернии стали вооружаться, чем попало и при случае самостоятельно расправляться с врагами.

28 сентября 1812 г . к начальнику Владимирского ополчения обратились 35-летний крестьянин села Вохна Герасим Матвеев Курин (1777-1850) и вохонский голова Егор Стулов.

( До отмены крепостного права крестьяне не имели права называться с полным отчеством и писались с отчеством усеченным: не " Герасим Матвеевич", а "Герасим Матвеев".)

Они предложили организовать у себя в округе конные разъезды из крестьян и испрашивали "вспомоществования из ополчения". В резолюции князя Голицына начальнику 6-го полка полковнику С.В.Нефедьеву было сказано:

"О сей их готовности нахожу нужным дать Вам знать, надеясь, что Вы сим духом их, если возможно, не пропустите воспользоваться и дадите им Ваш совет, как им действовать".

Впоследствии князь Б.А.Голицын писал владимирскому гражданскому губернатору Авдею Николаевичу Супоневу, что вохонские крестьяне, собравшись до 3.000 человек и вооружившись, кто чем мог, спасли свои дома от фуражиров и прогнали неприятеля.

В истории партизанского движения отряд Герасима Курина занял одно из почетных мест. Крестьяне успешно действовали под Богородском и вдоль Владимирской дороги в период с 23 сентября (5 октября) по 2(14) октября. С честью выдержав семь столкновений с французскими отрядами, пытавшимися взять Вохну, партизаны Курина так и не допустили их на территорию своей волости. За доблестный ратный труд Герасим Курин был награжден знаком отличия Военного ордена, медалями "В память Отечественной войны 1812 года" и "За любовь к Отечеству". Знаком отличия Военного ордена был отмечен и Е.С.Стулов.

Память о крестьянах-ратниках 1812 года еще долго хранилась в округе. Например, в иконостасе Воскресенской церкви с.Павлово в свое время существовала икона, на ризе которой была выгравирована следующая надпись:

"И шли враги на город Богородск и на село Вохну с деревнями и делали великия кровопролитныя и смертныя битвы с крестьянами на самый Покров, что помощью Божией Матери благоволил Бог убить их до смерти множество и обрати в тыл".

2 октября неприятель поспешно оставил Богородск и отошел к Москве. 7-я французская армия покинула и Москву. Владимирские полки преследовали французов. 17 октября князь Голицын получил приказ главнокомандующего вступить в Москву с Владимирским ополчением и 5-м Уральским казачьим полком. В дальнейшем владимирские ратники продолжали нести службу по охране городов, освобождая полевые части для боевых действий.

 

События 1812 г . отразились в истории нашего края еще и через имя графа М.С.Воронцова (1782-1856), одного из замечательнейших военачальников России первой половины XIX в. К сожалению, о нем знают только как о начальнике А.С.Пушкина во время его жизни в Одессе.

Происходивший из древнего дворянского рода Воронцовых, племянник княгини Е.Р.Дашковой, граф Михаил Семенович Воронцов начал военную службу с 19-ти лет и до 1812 г . прошел с русской армией через три войны. На Бородинском поле он был в чине генерал-майора и командовал 2-й сводной гренадерской дивизией 2-й Западной армии князя П.И.Багратиона. По словам современников, это была лучшая дивизия во всей русской армии, а ее командир считался одним из красивейших офицеров своего времени. Накануне сражения гренадеры Воронцова защищали Шевардинский редут, а при Бородине их поставили в резерв Багратионовской армии.

Сражение началось 26 августа в 5 часов утра. Его главные события развернулись на левом, багратионовском фланге, где днем раньше были сооружены полевые укрепления - флеши. Для их захвата Наполеон направил свои лучшие силы. Против армии Багратиона действовала 100-тысячная группировка французов: пехотные корпуса Даву, Нея, Жюно, кавалерийский корпус Мюрата.

Уже после второй атаки все части, стоящие перед дивизией Воронцова, были разбиты. Гренадеры оказались лицом к лицу с неприятелем. Будучи очень скромным, М.С.Воронцов так писал об этом времени:

"...мы должны были выдержать первую и жестокую атаку 5-6 французских дивизий, которые одновременно были брошены против этого пункта: более 200 орудий действовало против нас. Сопротивление не могло быть продолжительным, но оно кончилось, так сказать, с окончанием существования моей дивизии.

Находясь лично в центре и видя, что один из редутов на моем левом фланге потерян, я взял баталион 2-й гренадерской дивизии и повел его в штыки, чтобы вернуть редут обратно. Там я был ранен, а этот баталион почти уничтожен... Час спустя дивизия не существовала. Из четырех тысяч человек приблизительно на вечерней перекличке оказалось менее 33; из 18 штаб-офицеров оставалось только три, из которых, кажется, только один не был хотя бы легко ранен...

Мы не совершили великих дел, но в наших рядах не было ни беглецов, ни сдавшихся в плен. Если бы на следующий день меня могли спросить, где моя дивизия, я ответил бы... указав пальцем назначенное нам место: "Вот она!"

Раненный пулей в левое бедро, М.С.Воронцов оказался первым из русских генералов, раненных в Бородинском сражении. Его подвиг был отмечен алмазными знаками ордена Св.Анны.

По прибытии в Москву граф обнаружил около своего дома на Немецкой слободе множество подвод. Они были присланы сюда из Андреевского, Владимирского имений Воронцовых, расположенного в 140 верстах от Москвы по Владимирской дороге. (Ныне Андреевское расположено на территории соседнего с нашим Петушинского района и является одной из наиболее хорошо сохранившихся дворянских усадеб Владимирской области). Ввиду предстоящей сдачи Москвы неприятелю предполагалось увезти в Андреевское мебель, картины, драгоценности, архив и библиотеку Воронцовых.

Патриотизм Воронцова проявился и здесь. Граф приказал оставить почти все имущество в доме, а на подводы погрузить раненых, которые во множестве находились в соседних больницах и частных домах. Всех их следовало отвезти в Андреевское. Адъютантам графа было поручено предлагать всем раненым, которых найдут на Владимирской дороге, также отправляться в Андреевское. Спустя много лет этот факт из биографии М.С.Воронцова был воспроизведен Л.Н.Толстым в романе "Война и мир" при описании отъезда Ростовых из Москвы.

Всего в Андреевское прибыли около 300 нижних чинов и примерно 50 генералов и офицеров. Старшим среди них был начальник штаба армии Багратиона генерал-майор Эммануил Францович Сен-При (спустя полтора года, 17.03.1814 г. он скончался от раны, полученной в битве при Реймсе).

Контуженный на Бородине, Сен-При оставил следующую запись в своем дневнике: "1 сентября ночевал в Новой Деревне. 2-го ночевал в Истомском. 3-го ночевал в Плотаве. 4-го ночевал в Покрове. 5-го там же. Прибыли в Андреевское".

По прибытии в усадьбу нижние чины были размещены по домам крестьян, а офицеры - в огромном воронцовском доме-дворце. Все питались и лечились за счет средств графа, который ежедневно расходовал на свой госпиталь до 800 рублей. Всякого выздоровевшего воина Михаил Семенович снабжал бельем, обувью, тулупом, деньгами и по сформировании небольших команд отправлял в армию. Сам он оставил Андреевское 29 октября, когда смог сносно передвигаться с помощью трости, и отправился догонять русскую армию. Возможно, он вновь останавливался на почтовой станции в Плотаве.

М.С.Воронцов прошел вместе с русской армией до Парижа, а затем еще в течение трех лет был командиром Русского оккупационного корпуса во Франции. В конце жизни он имел чин генерала-фельдмаршала и был наместником царя на Кавказе.

В.А.Жуковский в своем прославленном стихотворении "Певец во стане русских воинов" посвятил Воронцову и его госпиталю в Андреевском несколько четверостиший:

"Наш твердый Воронцов, хвала!

О други, сколь смутилась

Вся рать славян, когда стрела

В бесстрашного вонзилась;

…………………………………..

Смотрите... язвой роковой

К постели пригвожденный

Он страждет, братскою толпой

Увечных окруженный".

 

 

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

 

Абалихин Б. С., Богданов Л. П., Бучнева В. В., Жилин П. А. и др. Бородино, 1812. М ., 1987.

Алексеев В. Плотава, год 1812. // Орехово-Зуевская правда, № 146 от 12 сентября 1989 г . С. 2

Владимирское народное ополчение в Отечественной войне 1812 года. (Сборник документов и материалов). Владимир, 1963.

ГАВО. Ф. 244. Оп. 2. Ед. хр. 4-а, 5, 6.

 

 

 

ЧАСТЬ III

 

 

ГЛАВА 14

ДОРОГА-ПАМЯТНИК

 

Из трех путей - железнодорожного, водного и сухопутного, пересекающих орехово-зуевские земли, самая интересная история у последнего, "Большого Владимирского тракта", проходящего здесь через деревни Плотава, Ожерелки, Малая Дубна, и далее за рекой Киржач на Покров во владимирские земли.

В 1392 году великий московский князь Василий Дмитриевич присоединил к Москве Нижегородское княжество. Ближнего пути на Нижний Новгород не было, а старая дорога на Владимир проходила через суздальские земли. Эта дорога из Москвы в Суздаль, а из Суздаля во Владимир называлась "Стромынка", по названию села Стромынь в Богородском уезде Московской губернии. Из Владимира в Москву ездили через Юрьев-Польской.

В записях Троицкой летописи от 1395 года сказано, что путь, по которому следовала из Владимира в Москву икона Божьей Матери, являлся "самый велицей дорозей Володимерской". С 1731 года "Владимирка" стала называться Сибирским трактом, который имел направление Москва - Владимир - Муром - Нижний Новгород и далее на Сибирь. Владимирка начиналась в Москве у Рогожской заставы, где и сейчас стоит верстовой столб на площади Ильича. На нем надпись вверху "От Москвы 2 версты", а ниже "1783 года". Ссыльных со всех концов России Москва принимала в Бутырском тюремном замке, а уж от него арестантов отправляли пешком до Рогожской заставы, а далее по Владимирке, дороге слез, скорби и печали. Возрастающую роль дороги в жизни русского государства в 14-15 вв. закрепило создание ямской службы при Иване III (ямы - специальные станции с помещением для отдыха проезжающих, со сменой лошадей). В Москве было 6 ямских слобод, в том числе Рогожская. Дорога делилась на перегоны. От одной станции до другой ездили на перекладных. Перегоны устраивались через 30-50 верст. Из-за частой смены лошадей расстояние от Москвы до Владимира протяженностью 140 верст пассажиры преодолевали за сутки. Проезжая часть каторжного тракта выглядела следующим образом. Дорога обязательно снабжалась верстовыми столбами. По ее бокам вырывались канавы с наружными высокими валами, по которым шли конвойные. Внутри их были два малых вала с поперечными канавками для стока воды, а по середине было главное полотно. Ширина проезжей части полотна достигала 15- 25 метров , плюс 4 метра обочины.

С 1919 года Владимирская дорога в пределах Москвы стала называться "Шоссе энтузиастов" в честь революционеров, направлявшихся по тракту в Сибирь. О старой дороге в окрестностях шоссе напоминают названия рабочего поселка Владимирский, улиц Первая, Вторая и Третья Владимирских, а также Измайловский лесопарк, где чудом уцелел единственный в Москве нетронутый участок Владимирки. Самое первое село по Владимирке - Ивановское - находилось в 19 верстах от Москвы. Далее дорога, утрамбованная цепями, шла на Горенки (теперь г.Балашиха, 25 км от Москвы). За Горенками, пройдя через Буньково, дорога начинала играть в прятки, почти нигде не выдавая себя, маскируясь под покровом полей, укрываясь в лесах и проселках. Такой замаскированной, из лесов она подкрадывается к землям Орехово-Зуевского района, пересекая его с запада на восток, начиная с бывшей почтовой станции Плотава.

Владимирка постепенно обстраивалась городами, промышленными местечками, селениями, почтовыми станциями. Одной из таких станций была Плотава. Сколько видела и слышала на своем веку эта старая почтовая станция! Окруженная высоким угрюмым лесом, она ежесуточно наблюдала за нескончаемым движением торговых обозов, военных отрядов и дружин, ямщицких троек, возков, пешего люда, политических ссыльных и колодников. Круглый год, но преимущественно зимой, двигались многочисленные сани и подводы с товарами, припасами и материалами не только местного производства, но и дальних земель: Поволжья, Урала, Сибири. Сибирские и поволжские купцы привозили товары из Бухары, Китая, Индии, Персии, с Кавказа. Еще в 1552 году Иван Грозный вел по этому пути 150-тысячное войско, чтобы покорить Казанское ханство. С присоединением Казани дорога давала выход из Москвы в Заволжье, Сибирь, Среднюю Азию. В последующие годы по тракту проследовали в Сибирь участники стрелецкого бунта, опальные старообрядцы и запорожские казаки. В 1774 году холодным октябрьским днем в деревянной клетке, закованного в кандалы и цепи, под усиленным конвоем солдат везли в Москву на казнь руководителя крестьянского восстания в России против крепостничества Емельяна Ивановича Пугачева. В 1790 году по решению Государственного Совета, лишенный чина, исключенный из кавалеров ордена Святого Владимира, по Владимирке ехал в Илимский острог "бунтовщик похуже Пугачева" - Александр Николаевич Радищев. Только после смерти Екатерины II автор "Путешествия из Петербурга в Москву" смог возвратиться из ссылки в 1797 году.

Павел I определил местом жительства Радищева после ссылки - село Немцово Калужской губернии, куда Александр Николаевич ехал из Сибири по Владимирке через Воршу, Андреевское (усадьбу его друга и покровителя графа А.Р.Воронцова), Покров и Плотаву. Об этом свидетельствует его "Дневник путешествия из Сибири". Вот запись от 10 июля 1797 года: "Выехал на заре в Никулино... В Никулине видели шелковую фабрику, 15 станков, сбор 10 тысяч. В Бунькове платки..."

Среди ходоков по Владимирке с конца 18-го века можно было видеть Савву Васильевича Морозова, зуевского крестьянина, с большими тюками за спиной.

Трижды испытал на себе пеший путь по каторжной дороге украинский бунтовщик Устин Кармелюк. В 1826 году в Плотаве останавливался декабрист Г.А.Римский-Корсаков, следовавший из Москвы во Владимир. В Нерчинск в 1827 году шли пешком по тракту декабристы Соловьев, Сухинин, Мозалевский.

Видела Плотава и одного из лучших сыновей России А.С.Пушкина. В музее мировой литературы им. Горького хранится документ о том, что в конце ноября - начале декабря 1830 года поэт останавливался в Плотаве на 5 дней, возвращаясь из Болдина в Москву. Стесненные денежные обстоятельства заставили Александра Сергеевича 31 августа 1830 года поехать в Болдино - имение, выделенное ему отцом во владение. Живя в барском доме, поэт плодотворно работал над новыми повестями, поэмами, стихами. Первый раз, возвращаясь из Болдина в Москву, Пушкин проехал 400 верст по Владимирке, преодолел 14 противохолерных постов, и все же его в Москву не пропустили. Он вернулся в Болдино, где ему сопутствовал исключительно плодотворный период творческой деятельности.

Задержанный в Плотаве холерным постом во время второй попытки возвращения в Москву, Александр Сергеевич добавил здесь к стихотворению "Моя родословная" двадцать строк. Осенью 1833 года он снова ехал по Владимирке в Болдино. В письме к Н.Гончаровой он так описал каторжный тракт:".. .представьте себе насыпи с обеих сторон - ни канавы, ни стока для воды, отчего дорога становится ящиком с грязью, - зато пешеходы идут со всеми удобствами по совершенно сухим дорожкам и смеются над увязшими экипажами..."

В 1840 году в сопровождении жандармского конвоя везли по дороге в ссылку в Пермь выдающегося русского революционера-демократа, писателя А.И.Герцена. Эти места Владимирки видели возвращающегося из ссылки Т.Г.Шевченко. В 1863 году здесь проследовал в Забайкальские рудники поэт, революционный демократ М.Л.Михайлов. Вдоль Владимирки промышлял разбойник из деревни Запонорье Богородского уезда Василий Чуркин.

"В Плотаве наелся я этой проклятой севрюги - пью, не напьюсь", - отметил в своих записях в 1860 году писатель-демократ В.А.Слепцов, сделавший здесь кратковременную остановку. По Владимирке неоднократно проезжал Л.Н.Толстой, чтобы описать путь на каторгу своей героини Катюши Масловой. Его интересовала сама дорога, окрестные селения, мосты и особенно этапные тюрьмы, такие, как Богородский и Покровский тюремные замки. Всех, прошедших через Плотаву по Владимирке на восток и обратно, не перечислишь. Это были простые русские люди, борцы за счастье народное, участники стачек, забастовок и восстаний. Несть числа могил сыновей и дочерей России, наспех вырытых вдоль этого печального кандального тракта. Следуя по Владимирке из Плотавы в Покров, не миновать Киржач.

Возвращаясь из Владимира, в деревне Килекшино в избе крестьянина Анисимова ночевал отец русской авиации Николай Егорович Жуковский. Значительной вехой на пути из Москвы на каторжной дороге был первый уездный городок Владимирской губернии Покров. Но еще до Покрова через селение Малая Дубна обыкновенной дорогой были связаны с Владимиркой фабричное местечко Никольское и торгово-купеческие села Орехово и Зуево. В Покрове издавна находилась промежуточная ямская станция, "мытная изба", где брали плату с провозимых товаров - "мыт".

После Покрова следы старого тракта снова прячутся и появляются лишь в деревне Старое Семенково. Чудом сохранился этот 300-метровый участок Владимирки между избами деревни. На этом участке разграничительная линия в середине полотна выложена более крупными булыжниками. На поляне у западной стороны селения партии ссыльнокаторжных останавливали на привал. На этом месте один из жителей деревни, вспахивая огород, нашел кандалы. За избами Старого Семенкова дорога меняет свой облик - на ней нет булыжника - мужики из соседней деревни оголили Владимирку, булыжник, как строительный материал, продали частникам. В лесу у деревни видны валы по краям "лысой" Владимирки. Они заросли соснами. Из всех сохранившихся участков старого тракта Семеновский - самый цельный и самый выразительный. Его надо сберечь, во что бы то ни стало.

Много дум наводят эти Владимирские места. По северному, Ярославскому тракту, а затем и по Большой Владимирке в течение 1826- 1828 годов мчались казенные тройки со ссыльными декабристами. Их отважные жены поехали в Сибирь на каторгу следом. Этапное переселение в Сибирь началось еще в 16-м веке и самыми первыми изгнанниками стали набатный колокол Углича, оповестивший о смерти царевича Дмитрия, и 300 закованных в кандалы жителей этого города, свидетелей убийства. По большому Владимирскому тракту, по владимирской земле, мчались в кибитках в Сибирь жены декабристов Е.И.Трубецкая, М.Н.Волконская, А.Г.Муравьева, Е.П.Нарышкина, Н.Д.Фонвизина, П.Е.Анненкова, К.П.Ивашева, Е.А.Бестужева и другие. Александра Муравьева везла переданное ей А.С.Пушкиным послание декабристам "Во глубине сибирских руд".

В Петушках, где функционировала почтовая станция - большой ям, заканчивался еще один очередной перегон от Москвы. До Владимира оставался один перегон. У деревни Пекша Владимирка пересекает современное Нижегородское шоссе. На отшибе деревни Городок (слилась с Пекшей) недалеко от речушки стояла изба, где жил и работал художник Исаак Ильич Левитан. В мае 1892 года он приехал сюда с Софьей Павловной Кувшинниковой. В один из дней они вышли на незнакомую дорогу. Уже вечерело. Обкатанной белой полосой дорога тянулась в сумеречную даль. Левитан догадался - перед ними знаменитая Владимирка! У покосившегося деревянного придорожного голубца Левитан и Кувшинникова ненадолго присели. Сюжет картины родился мгновенно. Левитан писал картину с натуры у голубца в несколько сеансов. Нарисованная им "Владимирка" - это дорога печали, сумеречный пейзаж унылого безымянного шоссе, скрывающегося в серых далях. На дороге у Левитана нет ссыльнокаторжных и конвоя. Малые тропки вьются вокруг тракта и убегают вместе с облаками вдаль. Плетется одинокая странница. Все движется в одном направлении, в Сибирь. Этой картиной Левитан осудил все, что было связано с горестным кандальным трактом. Позднее на картине "Владимирка" Левитан заменил деревянный голубец на кирпичный. Исаак Ильич подарил картину Москве, в Третьяковской галерее она демонстрируется и поныне.

Владимирский тракт пролегал и близ старинного села Ундол, принадлежавшего с середины XVIII века отцу А.В.Суворова. Великий полководец стал хозяином имения после смерти отца в 1775 году. В Ундоле Суворов написал "Науку побеждать". Старинный тракт спит сейчас вечным сном, засыпанный глиной, песком, гравием, асфальтом, занесенный снегами и пылью времени, скрывшись где-то близ Колокши, Юрьевца и во Владимире. Это ему, тракту страха, ненависти и жестокости, посвящались страницы трудов Радищева, Белинского, Островского, Некрасова, Достоевского, Салтыкова-Щедрина, Чернышевского и других русских писателей. За Владимиром большая дорога переходила в самый большой тракт на земле - Сибирский, получивший меткие названия в народе: столбовой, великий, большой, кандальный. От Владимира Сибирский тракт следовал на Казань, Пермь, Екатеринбург, Тюмень, Тобольск, Каинск, Томск, Красноярск, Иркутск, далее шли его ответвления. Одно из них на Петропавловский порт. Почтовый дорожник 1852 года указывает расстояние от Москвы - 12687 верст с четвертью! Большой Сибирский тракт с тех пор стал мощной коммерческой дорогой. Но у Сибирки своя история.

В деревне Плотава в 1958 году на здании местного клуба была установлена мемориальная доска в честь А.С.Пушкина, а позже и бюст поэту у клуба. Автором скульптурного изображения А.С.Пушкина является орехово-зуевский скульптор Н.П.Пустыгин.

В советское время в 1933-1940 гг. проезжая часть дороги Москва -Горький была расширена до 6- 7 метров . Паромные переправы через реки были заменены на деревянные мосты. Реконструкция дороги проводилась с 1954 по 1964 годы.

Ежегодно услугами дороги Москва - Нижний Новгород пользуются сейчас около 40 млн. человек.

Древние римляне, создавая более чем 2000 лет назад дорожную сеть, фрагменты которой сохранились и поныне, утверждали: "Дорога - это жизнь". История Владимирки подтверждает справедливость мысли римлян.

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА ДЛЯ ЧТЕНИЯ

 

Гиляровский В. А. "Москва и москвичи". Минск, 1981 г .

Богородский край. Альманах №№ 1 и 2. Ногинск, 1996 г .

Лизунов В. С. "Минувшее проходит предо мною..." Орехово-Зуево, 1995.

Богородский край. №№ 4 и 5 от 19 мая 1928 г .

Неделя. 21-27 августа 1978 г .

Голодное Е. "В избе плотавского ткача". Альманах "Богородский край". №2. 1996 г .

 

ГЛАВА 15

СТАРООБРЯДЧЕСКАЯ ПАЛЕСТИНА

 

В 1652 г . патриархом Московским и всея Руси стал Никон (мирское имя - Никита Минов). Своей властью он провел церковную реформу, следствием которой стало разделение Русской Церкви надвое. Этот процесс получил название "раскола". Та часть Церкви, которая приняла нововведения патриарха Никона, стала называться "никонианской" или "господствующей".

Однако протопоп Аввакум (1620-1682) и его последователи объявили себя приверженцами "древлего благочестия", "старого обряда" и положили начало старообрядчеству. Сторонников Старообрядческой Церкви называли "раскольниками", "староверами", а с конца XVIII в. - "старообрядцами". Соборы 1666 и 1667 гг. отделили старообрядчество от Русской Православной Церкви. За отказ признать церковную реформу протопоп Аввакум был предан церковному проклятию-анафеме и по царскому указу заживо сожжен в срубе Пустозерского острога.

В результате жестоких преследований со стороны правительства и господствующей Церкви старообрядцы были вынуждены бежать за границу, скрываться в глухих местах Севера, Поволжья, Сибири, Дальнего Востока. На востоке Подмосковья они получили еще одно название - "гусляки".

 

ГУСЛИЦЫ

 

Одну из обширных местностей к востоку от Москвы с давних пор называли Гуслицей по названию протекающей здесь речки Гуслицы. Сюда и бежали многие из староверов. Соседи-"никониане" гусляков недолюбливали, но им все было нипочем. В своей глухой, всеми забытой местности гусляки чувствовали себя независимыми и сильными.

Точные границы гуслицкой волости нарисовал в свое время купец Афанасий Федорович Наумов. На его карте волость Гуслица простиралась на запад до селений Хотеичи и Бухоново, на восток до Мальково и Зевнево, на север до Куровской и Заволенья, а на юг до Челохово и Жирова.

Одна из деревень носила имя второй жены Ивана Калиты Ульяны и звалась УЛЬЯНИНО. Позднее деревни Ульянино и Незденово слились и образовали СТЕПАНОВКУ. В свою очередь деревня Степановка была названа по имени помещика Степана Лопухина, родственника царицы Евдокии Лопухиной. Деревню Захарьино Иван Калита подарил стольнику Ивану Ащере - она носит имя Ащерино. Деревни Чайниково и Андреево при слиянии образовали деревню Абрамовку.

При царе Алексее Михайловиче Гуслицы еще не были густо заселены. К концу 17-го века Гуслицы состояли из 46-ти деревень, крупнейшими из которых были Раменское, Шувоя, Хотеичи, Ильинский погост, Селиваниха и другие. Долгие годы центром Гуслиц, был Ильинский погост, названный так по имени церкви Ильи-пророка, воздвигнутой здесь в начале 17-го века.

В конце 17-го века после стрелецких бунтов в Гуслицкие леса и болота бежали гонимые за старую веру царем стрельцы и бояре. В дневнике игумена скита "Иосиф на камне" (скит находился недалеко от Мисцева) было написано: "Род гусляков древен и славен бысть, повелся он от непокорных бояр и стрельцов". "В старых книгах деревня Барская рядом с нынешним Давыдовым именовалась Боярская. В 1710 г . Петр I отдал Гуслицы А.Д.Меншикову. Семнадцать лет владел Гуслицами А.Д.Меншиков. При царе Петре II Александр Данилович был отправлен в ссылку, а все его владения причислили к дворцовому ведомству.

В 1728 г . все селения Гуслиц были пожалованы Степану Васильевичу Лопухину. При Елисавете Петровне С.В.Лопухин попал в опалу и в 1744 г . его отправили в ссылку. В этот период у царицы выпрашивал Гуслицы генерал-фельдмаршал П.А.Румянцев, но получи л отказ.

При Екатерине II Гуслицы в 1762 г . были отданы Наталье Федоровне Лопухиной, Муж которой до ссылки и смерти там владел этой местностью. Через год Лопухина умерла, и имение поделили на три части ее сыновья. Поборы помещиков Лопухиных замучили гуслицких крестьян, и они подали челобитную императрице, хотя по Указу 1765 г . им запрещалось это делать.

Ходоки из Гуслиц пошли в Москву, но их жалобы ни поборы и жестокость помещиков остались без внимания. Крестьяне Алексея Лопухина послали в Москву двух сыновей умершего от побоев сельчанина. В челобитной братья писали, что им возвращаться в деревню нельзя, так как помещик подвергнет их мучительству и смерти. Обращаясь к императрице, они писали: "...лучше же Ваше Императорское Величество Вашей монаршей милостью определите нас к смерти или в вечное поселение". Но и эти челобитчики-братья были арестованы. Гуслицы послали еще группу ходоков - и снова последовал их арест. Для наведения порядка в деле выполнения Указа императрицы в Гуслицы была послана военная команда. Многие крестьяне были выпороты кнутом, а 50 человек арестованы и сосланы на каторгу без срока. Указ императрицы о челобитчиках читался во всех Церквах.

В 1767 г . Лопухины, распродав земли своей вотчины, выехали в более спокойные места. Заводчик Демидов купил одну треть Гуслиц с деревнями Внуково, Давыдово, Печурино, Слободищи, Столбуновой, Чичево и другими. Из этих деревень заводчик переселил в Сибирь более 600 гусляков.

В 1781 г . произошло новое административное деление России. В созданный Богородский уезд Московской губернии вошла часть деревень Гуслиц.

В 1794 г . демидовская треть Гуслиц перешла во владение помещицы О.А.Жеребцовой.

 

БЫТ, НРАВЫ И МИРОВОЗЗРЕНИЕ

ГУСЛИЦКИХ СТАРООБРЯДЦЕВ

 

Всюду, где селились гонимые господствующей церковью и монаршей властью сторонники старой веры - в Поволжье, Сибири, Подмосковье, Австрии, Румынии, - закипала активная трудовая жизнь, оживлялись непроходимые леса, возникало крупное земледелие, промышленность и промыслы. Сюда они приносили свою культуру, свои обычаи и предания. Старообрядцы умели устраиваться всюду, никто и ничто не могли вытравить из них дух настоящих русских людей.

В пятидесяти с лишком деревень Гуслиц население от первого до последнего были старообрядцы. В те годы Гуслицы справедливо называли СТАРООБРЯДЧЕСКОЙ ПАЛЕСТИНОЙ. В твердой вере и в сплошной грамотности заключалась суть гусляков: родники древнерусской жизни били здесь во всю силу.

О старообрядцах писали, что они живут в большом достатке и в лучших гигиенических условиях, чем их соседи. Они чистоплотны, в одежде ряшливы, в пище разборчивы, более трезвы, не держат воду в непокрытом сосуде, не едят и не пьют из немытой посуды, не садятся за стол, не покрытый скатертью. Между богатыми и бедными у них разница лишь в достатке, но не в правилах, не в обычаях. Несмотря на различия их согласий, все старообрядцы в дни общей опасности быстро сплачиваются между собой. Они сохранили самобытность и в Австрии, и в Польше, и в Прибалтике и не изменили своему верованию. Эти люди стояли против всякой иноземщины, в Московском районе создали крупную промышленность.

Удивительны старообрядцы: глубоко впечатлительны и серьезны ко всему, что им предстояло принять или отвергнуть, не были они рабами, которые по первому свисту кнута готовы принять все, что им прикажут. Они никогда и нигде не боролись против пароходов и железных дорог, ни против электричества и газа, ни против химических изобретений и открытий, в чем их иногда укоряли. Наоборот, они раньше других использовали эти блага. Когда же от них потребовали снять русскую одежду, сбрить бороду, закурить трубки с табачным зельем, вынести из домов древние дедовские иконы, - тут они запротестовали и пошли на казнь и смерть, но глупым требованиям не подчинились. Они разумно рассуждали: зачем нам рядиться в какую-то шутовскую одежду испанцев, нам и русская одежда хороша. Она прилична и красива, в ней свободнее и удобнее, и борода нам ничуть не мешает, - рассуждали староверы... и платили ежегодно50 рублей налога за бороду. Духовная личность женщины у них стояла на одном уровне с личностью мужчины. Веру свою принимали как наследственное душевное богатство. Церковную службу справляли долго, строго по уставу. Долгое пение, ясное четкое чтение богослужебных книг - все было соблюдаемо ими. Для гусляка было искусством все, что его окружало и чем он жил. Он любил гусли, гармошку, песни, танцы, веселые игрища. В беде не унывал, пел и в ненастные дни. Он верил в приметы, строго соблюдал все обряды, с любовью украшал свой быт образами и другими вещами. Гуслицкая художественная роспись почти не уступает знаменитой мезенской. У нее свои законы, традиции и своеобразие. Сегодня ее изучают искусствоведы.

В Гуслицах рукописные книги для пения появились в XVII веке. На разверстных их листах была изображена, так называемая, русская крюковая запись нот, где над буквами стояли точки и крючки. Отдельные страницы книг для пения, особенно первые, украшались растительным орнаментом, изображением птиц. Книгу открывали по праздникам, ее хранили в потаенных местах. Крюковому мелодичному пению учились тайком, а книги искусно переписывались.

В деревне Беливо Богородского уезда с 1906 г . работала старообрядческая школа крюкового пения, которой руководил М.Ф.Шиголин. Со временем в Гуслицах появились различные напевы, из которых выделялись Беливский, Мисцевский, Заволенский и особенно Морозовский. Во многих других селениях Гуслиц образовывались свои певческие хоры. Но заслуженной, повсеместной славой в старообрядческой России пользовался хор Арсения Ивановича Морозова из Богородска. Им руководил П.В.Цветков. Хор часто выступал в Московских храмах и концертных залах. Известным был хор Зуевской поморской общины под руководством К.С.Колпакова.

 

ДОРОГИ, СВЯЗЬ, ПРОСВЕЩЕНИЕ И МЕДИЦИНА

В ГУСЛИЦАХ В XIX ВЕКЕ

 

Дороги в Гуслицах были очень плохими. Извилистые, бесконечные гати через болотистые земли и заливы речки Гуслицы. За гатями в лесу колеса телег и тарантасов проваливались в песок, их варварски встряхивало на обнаженных корнях деревьев. Через Гуслицы проходили две дороги: из Богородска в Бронницу и из Москвы в Касимов. Последняя была лучшего качества, но и по ней редко проезжали порядочные экипажи. Обычно встречались обозы с хмелем, реже - кибитки, набитые купцами, дремавшими на ситцевых подушках. По краям дороги плелись с дубинками оборванные мужики-бродяги и странники - старообрядческие толковники в черных подрясниках с кошелями через плечо, наполненными церковными книгами.

Гуслицы были слишком отдалены от Москвы и находились в глуши. Ближайшая железнодорожная станция Егорьевская отстояла от центра Гуслиц - Ильинского погоста, на 12 верст, а станция Конобеевская - на 18 верст. Коммерсанты пользовались в основном Конобеевской станцией, а Егорьевской только во время распутицы, так как попасть на Конобеевскую станцию в это время было трудно.

"Гуслицы - это единственный край в России, где население поголовно грамотно и не представляет из себя типичной русской глухой провинции", - писал старообрядческий церковный деятель И. Кириллов. Время возникновения гуслицких школ относится к глубокой старине, когда и в помине не было земских просветительских учреждений. Их организовывали в скитах. Там же действовали канцелярии, в которых переписчики производили точную копировку древних книг, изданных при пяти первых русских патриархах. При школах существовали обширные библиотеки рукописных книг. Эти "нелегальные" школы принесли много пользы гуслицкому населению. В 1880 г . старообрядцем Новиковым в селе Кудыкино была открыта школа без различия вероисповедания. Существовали и так называемые "подвижные школы". Учитель с необходимыми учебниками переходил из деревни в деревню: год - в одной, год - в другой.

Только благодаря влиянию фабриканта Викулы Морозова в деревне Ионово существовала единственная в России легальная старообрядческая школа. Она была открыта 1 октября 1880 г . Писатель А. Пругавин об этом пишет: "Крестьянин деревни Зуевой старообрядец Роман Зиновьевич Дмитриев открыл в соседней деревне Ионовой превосходную школу на 50 мальчиков. Обучение в школе отличается полнейшей веротерпимостью, что доказывает разнообразный выбор учебных пособий, которыми в изобилии снабжена школа. Вместе со старинными Псалтырями и Часовниками в школе имеются подобные же книги новейших изданий... Преподавание в школе было поручено учителю-старообрядцу из местных крестьян, которому назначено жалование 25 рублей в месяц. Дети беднейших старообрядцев находят для себя все готовое: книги, бумагу, перья, учебники... Видное место в обучении занимает каллиграфия. Желающим преподается древнецерковное пение, с которым основательно знаком преподаватель школы А.П.Гусев... Богатые фабриканты-старообрядцы В.Е.Морозов, Зимины, госпожа Морозова немало содействовали Р.З.Дмитриеву в открытии этой школы. Сельский староста деревни Ионовой предложил для школы собственный очень просторный дом. Местные власти не оставляли школу в покое, она подвергалась опале со стороны полиции. В день открытия школы после молебна со словом к собравшимся обратился крестьянин из соседнего села Кабанова Иван Иванович Зыков, известный защитник старообрядчества..."

Как и везде в России, учитель в Гуслицах зависел от попа, урядника, старшины и земского начальства. Его оклад в месяц составлял 15-20 рублей. До 1914 г . на два уезда был один инспектор земских, фабричных, церковно-приходских и других школ. На просветительскую деятельность старообрядцев полиция и православное духовенство смотрели как на пропаганду раскола.

Заезжие в Гуслицы корреспонденты отмечали, что "не рябое лицо здесь встретить трудно". В этом краю долгие годы процветала оспа, а медицина бездействовала, была сдана на попечение фельдшера. Он был в Гуслицах и аптекарем, и уездным врачом, наблюдал за лечебным пунктом, живя от него за 65 верст. Фельдшер приезжал в лечебный пункт только при вызове судебным следователем. При лечебном пункте не было ни одной кровати. Больные от всех болезней лечились сами и чаще всего травками, а также с помощью бабок, кровопусканий, ставкой горшков с гущей на живот и тому подобное. При серьезных болезнях как богатые, так и бедные беспомощно умирали в своих селениях с горшками с гущей на брюхе, утешаемые духовными особами.

Сельские избирательные съезды проходили в Гуслицах под большим давлением мировых посредников. Показательным в этом плане был съезд в селе Запонорье в 1874 г ., на котором методом выкручивания рук съехавшимся выборщикам из Дороховской, Беззубовской и Запонорской волостей мировой посредник из Москвы настоял на выборе в гласные нужных ему и властям лиц, неких Ламакина и Филиппова.

 

 

ПРОМЫСЛЫ В ГУСЛИЦАХ

 

ХЛЕБОПАШЕСТВО

 

Заросли корявого вязника и орешника, дремучие леса, топкие болота, малоплодородная почва - все это мешало крестьянам Гуслиц успешно развивать хлебопашество. И все-таки до конца XVIII века хлебопашество здесь было основным занятием населения. Но из-за невозможности нести феодальные повинности и прокормить семью с земли многие крестьяне уже с середины XVIII века не получали паспорта для подсобных занятий (промыслов), а некоторые стали заниматься домашними промыслами. Массовый перевод помещичьих крестьян с барщины на оброк привел к оскудению крестьянских хозяйств. Этот процесс усилился после отмены крепостного права, так как при продаже десятина стоила 25 рублей, а при выкупе крестьяне платили за нее 50 рублей. Наделы крестьян в Гуслицах, как и во всей Московской губернии, равнялись 1-3 десятинам на мужика. При межевании помещики отрезали себе лучшие земли. Не терялись и кулаки, скупая землю у совсем обедневших крестьян.

 

ХМЕЛЕВОДСТВО

 

Русское пивоварение нуждалось в большом количестве хмеля. И уже с первой половины XVII столетия в Гуслицах стали заниматься хмелеводством. На лучших землях для хмельников отводились специальные десятины. Они разбивались по числу работников семьи, а по площади не менее 3000 ширинок (квадратных саженей). Через 40 лет их стали дробить еще мельче - площадь доходила до 60 ширинок. Хмелевые плантации в Ильинской и Беззубовской волостях были расположены по речке Гуслице. В Запонорской волости хмелевыми плантациями обвились селения Загряжская и Беливо. Во многих селениях крестьяне почти поголовно были заняты хмелеводством, так как качество их земель способствовало этому делу. До 1914 г . число хмелеводов было: в Мисцеве - 237 человек, в Селиванихе - 130 человек, в Степанове - 130 человек, в Заполице - 50 человек и т.д. Хмель выращивали по лесам, оврагам и у изгородей. Для защиты от ветра устраивалась изгороди из посадок березы, ивы и ели. В процессе развития русского пивоварения гуслицкий "брусковый" хмель стал вытес няться чуть лучшим богемским сортом, который давал более нежное пиво. Тогда гусляки заменили местные сорта на заграничные. Площади хмелевых плантаций в Гуслицах особенно увеличились в период 1880-1888 гг., когда на местный хмель был большой спрос, вызванный тем, что на ввозимый из Германии в Россию хмель была наложена большая пошлина в 25 рублей золотом на пуд. Но новый договор с Германией понизил пошлины на ввозимый немецкий хмель и отдал старообрядцев-хмелеводов в руки германцев. Цена на гуслицкий хмель упала с 30-35 рублей до 3-5 рублей за пуд. С 1890 г . хмелеводство в Гуслицах стало убыточным. Целые селения бросали заниматься этим делом. Между тем, как гуслицкий хмель в качественном отношении был почти таким же, как германский. В 1908 г . на "Международной выставке ячменя и хмеля" в Берлине гуслицкие образцы РОГАТИНСКОГО хмеля крестьянина Т.П.Митина получили золотую медаль, а серебряную и бронзовую медали за два образца хмеля получили мастера из деревни Старой.

 

ВЫРАЩИВАНИЕ КАРТОФЕЛЯ

 

Низкая цена на хмель побудила крестьян Гуслиц искать новые отрасли заработка - они стали переходить к разработке картофельных плантаций и не ошиблись. Рядом с Гуслицами располагались крупные фабрики Морозовых, Кузнецовых, Смирновых, Зиминых и других хозяев, на которых работало около 130 тысяч рабочих. Поэтому сбыт картофеля гуслякам был обеспечен. В 1907-1908 гг. цена картофеля в фабричных селениях доходила до 2 рублей 25 копеек за мешок. Цена за мешок картофеля никогда не опускалась ниже 1 рубля 20 копеек. Некоторые крестьяне, обрабатывая плантацию картофеля семьей в 3-4 человека, выручали до 600 рублей. Посадки картофеля занимали большие площади в Дороховской и Запонорской волостях.

 

ТКАЧЕСТВО

 

Из-за низкоплодородных почв в Гуслицах издавна развивались неземледельческие крестьянские промыслы, в том числе ткачество. В церковной книге "Братское слово" за 1887 год сказано: "Гуслицы - край фабричный и промышленный - здесь много фабрик и замечательных фабрикантов, во главе которых стоят богачи Морозовы - поповцы или беспоповцы: народ или работает на фабрике, или дома занимается фабричной промышленностью, также разными ремеслами. Раньше других ткачество зародилось в Дороховской волости. К 1900 г . ручным ткачеством занималось 5125 человек, а в Запонорской волости - 3124 человека. Домашние ткачи на рынок не работали, а исполняли заказы частного раздатчика. Они использовали местные виды сырья - лен, коноплю, а также хлопчатобумажную пряжу, которая доставлялась им с прядильных фабрик края. На дому гуслицкие ткачи имели по нескольку станков. Стан тогда стоил 15-20 рублей. Их ставили в "светелках" - специальных домах на несколько станов (станков). При 12-14-часовом рабочем дне ткач вырабатывал за 2-3 дня кусок ткани. В Гуслицах было много небольших ткацких фабрик. Их хозяевами были: в Дорохове - Бочины, в Запонорье - Панкратов и Стенин, в Авсюнино - Милованов и Гомасковы, в Петрушино - братья Гавриловы, в Дывадово - Терехов и Гущина, в Куровской - Балашовы, в Губино - Ешковы и Кокуновы и т.д. В 1861 г . в Гуслицах уходили на фабрики в среднем около 12 человек из 100 крестьян. На Руси о Гуслицах шла молва, что они сплошь населены искусными ткачами, звали этот край "родиной полотна".

 

РАЗРАБОТКА ТОРФЯНИКОВ

 

Одну четвертую часть всех земельных владений крестьян Гуслиц составляли торфяные болота, разработкой которых занималось население Ильинской, Безубовской, Дороховской и Запонорской волостей. Торфяники были вечным топливом для гуслицких селений. Торф крестьяне использовали в своих хозяйственных целях. Он продавался и для нужд местных фабрик, предоставлял крестьянам хороший заработок, 15-18 копеек за сушеный пуд. Крестьянин с подростком за сутки вырабатывал до 25 пудов. На отопление крестьянского дома за зиму с 1 октября по 1 апреля требовалось около 4-х тысяч штук кусков торфа. Это количество торфа крестьянин с подростком вырабатывал за 2-3 суток. Обработка торфа была очень проста, к ней приступали в середине мая, так как это время - самое свободное в деревнях. Ввиду близкого расположения крупных фабрик дрова продавались по 5-6 рублей за сажень. Местные фабриканты по достоинству оценили "Золотую торфяную грязь", как ее называли в этих краях. Они с большим трудом уговаривали крестьян продавать торфяные болота на нужды фабрик. Так, Савва Морозов на торфоразработках в начале XX века имел 6 участков. Благодаря разработке торфа в Гуслицах сберегался лес.

 

ТОПОРНОЕ ПРОИЗВОДСТВО

 

Это ремесло было развито в Запонорской и Дороховской волостях. Две трети жителей селений Беливо, Завольной и Понориной занималось производством топоров и колунов из стали и железа. Всего здесь работало до 400 горнов с 1100 рабочими. Топоры шли во все концы России. Особой славой пользовался беливский топор. Беливские топоры ковались из демидовской стали, отличавшейся трудностью в обработке. До трех часов занимались с одним топором мастер, кузнец и двое рабочих. Чтобы приобрести заказной топор из демидовской стали, плотники делали походы в Беливо за 150 и более верст. Беливский топор первого сорта в 1909 г . стоил 1 рубль, а колун - 1 рубль 50 копеек. В конце концов беливские топорники все-таки не выдержали конкуренции с фабриками Завьяловых и Кондратовых из-за того, что не сорганизовались в Товарищество, а продавали топоры за наличные деньги и сбывали их не далее Москвы.

 

РОГОВЫЙ ПРОМЫСЕЛ

 

Промысел по производству гребней был развит в селе Хотеичи. Жители села издавна славились как мастера обработки рога. Хотеическая мануфактура гребенного производства выделывала от 3,5 до 5,5 млн. штук гребней в год.

 

ИКОНОПИСНОЕ РЕМЕСЛО

 

Издавна была развита в Гуслицах иконопись. Это ремесло передавалось из поколения в поколение. В Запонорской волости в 1900 г . насчитывалось 145 иконописцев. В одном только селе Анциферове этим ремеслом занималось 10 хозяйств. Среди них выделялись иконописцы Федул Нагоркин, Исай Полуэктов, Сидор Краев, Анфим Самошин и другие. Известным иконописцем в Гуслицах был Тит Филатович Симагин из деревни Яковлевской. Главными потребителями иконописцев были крестьяне-староверы. Иконописцы писали старообрядческие образа по трафарету. Существовала целая процедура прокапчивания икон в дыму, после чего их подвергали действию сырости. В результате икона сходила за старую и сбывалась за 50, 100 и даже за 200 рублей. Дешевые образа изготавливались стоимостью от 20 до 50 копеек. Помимо иконописи в округе было налажено изготовление иконостасов, украшенных иконами стен, отделяющих алтарь. Гуслицкий фарфоровый "король" М.С.Кузнецов на своих заводах изготавливал фаянсово-эмалевые иконостасы и подсвечники, которые, будучи раскрашены и позолочены, отличались красотой, прочностью и изяществом. Пыль и копоть с них стирались быстро и бесследно.

В некоторых деревнях Гуслиц крестьяне занимались литьем медных икон и крестов, имевших соответствующий стиль.

17 апреля 1905 года царское правительство издало Указ, согласно которому приравняло старообрядцев с новообрядцами, восстановило их в гражданских и политических правах. Крестьяне Гуслиц этому Указу были особенно рады, потому что до объявления свободы вероисповедания старообрядцы были лишены права иметь метрические книги для записи родившихся, брачующихся и умерших. Их браки не признавались законными. Указ разрешил им строить храмы и моленные дома, образовывать общины (приходы) с правами юридических лиц. В 1905 г . появились первые старообрядческие журналы. Известно, что старообрядцам симпатизировали многие известные русские писатели, а великий Ф.М.Достоевский указывал на старообрядцев как на людей будущего. Академик Д.С.Лихачев не так давно охарактеризовал старообрядчество как "живой остаток древней русской культуры, сохранившей ее замечательные достоинства". Именно с этой точки зрения история Гуслиц представляет особый интерес.

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА ДЛЯ ЧТЕНИЯ

 

Зеньковский С. А. "Русское старообрядчество". М., "Церковь", 1995.

Пругавин А. "Старообрядчество во второй половине XIX века". Изд. Сытина, 1904.

Богородский край. Богородск, 1928. №№ 1, 3, 8.

Лизунов В. С. "Старообрядческая Палестина". Орехово-Зуево, 1992.

"Церковь". Старообрядческий журнал. М., 1910. №№13,32; 1914. №8.

"Отечественные записки". Т. 146. СПб. 1863.

"Орехово-Зуевский уезд, Московской губернии" (историко-экономический сборник). Орехово-Зуево, 1926.

"Современные известия". 1874, № 182, 1877, №304, 1877, № 308.

Перегудов А. В. В те далекие годы. М., 1985.

 

 

 

 

 

 

ГЛАВА 16

ДРЕВНЕЕ ЗУЕВО

 

Деревня Зуево входила в приход церкви Рождества Богородицы на реке Вырке и упоминается в 1789 году в ведомостях этого храма как "вотчина его высокопревосходительства тайного советника, действительного камергера и кавалера Всеволода Алексеевича Всеволожского". В деревне насчитывалось в ту пору 25 дворов и 167 жителей. По воспоминаниям старожилов, на бывшем старом Зуевском кладбище как отголосок событий второй половины XVIII века на кресте у одной могилы была надпись: "Под сим крестом погребено тело раба Божия Иоанна Федоровича Кононова, скончавшегося апреля 19 года 1797. Сей по уполномочию христиан поморцев брачного согласия исходатайствовал перед Екатериной II отмену венечной пошлины со старообрядцев". А дело было так. По поручению зуевских крестьян Кононов пешком отправился в Петербург с прошением о снижении налогов. В подарок императрице он сам изготовил шелковый платок с искусно вышитым ее портретом. Ходатай ли был красноречив, портрет ли понравился, но Указом от 16 марта 1765 года налог был сбавлен, а венечная пошлина, которую брали со старообрядцев за нежелание венчаться в храмах господствующей церкви, отменена. Сам Кононов получил разрешение открыть фабрику по изготовлению шелковых изделий и официально стал первым фабрикантом в Зуеве. По описи 1766 года в Зуеве числился и владелец шелкового заведения с десятью наемными рабочими Иван Медведев. После него шесть крестьян деревни обзавелись светелками и занимались домашним ткачеством. Селяне перерабатывали добываемое сырье: лен, коноплю, шерсть и кожу. Купцы Чугунов, Зимин открыли производство шелковых товаров. В брачной записи метрической книги 4 февраля 1818 года Зуево уже значится вотчиной Коллежского Советника и Кавалера Н.Г.Рюмина. Дальнейшее проясняет отношение Зуевского волостного правления от 17 ноября 1894 года: "...в народной памяти сохранилось, что прежде Зуево принадлежало к Куньевской вотчинной конторе Рюмина, находившейся в деревне Буньково, а с 1861 по 1869 годы - Ожерелковской волости". В те годы в Зуеве было всего две улицы: торгово-фабричная и купеческая (сейчас улица Володарского) и крестьянская Слободка (сейчас улица Урицкого).

У купца Кононова в конце XVIII века стал работать ткачом крестьянин деревни Зуево Савва Васильевич Морозов, которому "заработок положен 5 рублей, сверх того хозяйские харчи". Усадьба С.В.Морозова находилась в центре между усадьбами Шувановых и Титовых, а его красильное производство - в Слободке. Фабрика Шуванова стояла на главной улице (бывший дом №100 по улице Володарского). Здесь же было производство Новосадова. Ткацкая фабрика Кононова стояла на том месте, где когда-то работала керосиновая лавка (ныне слева от магазина "Башмачок"). Химическое производство Кононова, выпускавшее колесную мазь, находилось в районе бывшей школы №20. Крупнейшей фабрикой в Зуеве считалась красильная И.Н.Зимина, у которой по весне каждый год ставили на барках мост через Клязьму.

В 1869 году была образована Зуевская волость Богородского уезда Московской губернии. В 1879 году в Зуеве насчитывалось 10 фабрик с числом рабочих в 2054 человека.

Что собой представляло Зуево в конце прошлого века, видно из рапорта покровского уездного исправника Владимирскому губернатору от 24 января 1890 года: "...число домов простирается до 321, из них 143 принадлежат крестьянам и 178 - разным лицам, временно в селе проживающим, причем в это число не включены фабричные здания. Коренных жителей в селе Зуеве 368 душ мужского пола и 451 душа женского пола. Число пришлых людей, собственно фабричных зуев-ских фабрик, равняется 2707 человек и проживающих на квартирах рабочих морозовских фабрик в м. Никольском 1459 человек, при них членов семьи, не работающих на фабриках, 1133 человека... Кроме того, в ведении Зуевской полиции находится село Крестовоздвиженское, стоящее от Зуева в одной версте. В означенном селе находится 77 дворов... число жителей считается 460 душ обоего пола... В обоих этих селах существуют две церкви, составляющие два самостоятельных прихода. Ближайшее заведование селами Зуевым и Крестовоздвиженским возложено на полицейского надзирателя, в распоряжении коего находятся 4 полицейских служителя, все они содержатся на счет фабрикантов и крестьян".

В 1884 году в одной из своих работ Алексей Шашин писал о Зуеве: "Из 300 домов в этом селении православных насчитывается не более 20. Главные богачи все старообрядцы и принадлежат к разным старообрядческим толкам..." В Зуеве было пять молитвенных домов старообрядцев. Первый из них располагался на земле Апраксина (Зимина) беспоповского согласия с постоянным старцем. Этот дом существовал с 1883 года согласно разрешению Московского губернатора от 14 мая 1883 года. В 1884 году здесь уже стоял большой кирпичный молитвенный дом, выстроенный старообрядцами-поморцами. Он был без "внешних оказательств". В 1912 году московский архитектор И.Е.Бондаренко пристроил к дому колокольню и притвор. Молитвенный дом превратился в красивый храм, где молились члены Зуевской общины, старообрядцы-поморцы. Этот храм поддерживали Морозовы-Викуловичи и Зимины. Второй молитвенный дом был на земле Захара Морозова, где молились поповцы-окружники с постоянным попом Федором Коротковым (в 1899 г .). Третий дом стоял на земле Кононовой Агафьи Егоровны. Здесь молились беспопоцы при постоянной уставщице Анне-"носуле" (женщина-поп). Четвертый молитвенный дом располагался на земле Федота Шкотова, здесь молились поповцы-неокружники с попом Иваном. Дом существовал с разрешения Министра Внутренних дел от 21 апредя 1882 года за №182. Пятый дом стоял на земле Петра Захряпина. Сюда приходили молиться поповцы-неокружники. Требы исполнял Архимандрит Игнатий. В 1906 году на земле бухгалтера фабрик Степана Денисовича Соловьева Мария Федоровна Морозова построила большую каменную церковь, где стали молиться старообрядцы-поповцы "окружного послания". (Документ "окружное послание" издан в 1862 г . Московским духовным советом для утверждения единства верования поповцев. Не принявшие это послание староверы стали называться "неокружииками" и наоборот.)

Зуевских старообрядцев объединяла преданность святой вере и искренняя человеческая дружба. Это были люди очень скромные, человеколюбивые и высоконравственные. Зуевские старообрядцы-поморцы всегда поддерживали и до наших дней поддерживают живую и духовную связь с Московской старообрядческой общиной на Преображенском кладбище.

Интересна история зуевского кафедрального собора во имя Рождества Пресвятой Богородицы. 6 сентября 1860 года по прошению надворного советника Константина Ильина Московское епархиальное начальство разрешило образовать самостоятельный приход из деревень Зуевой и Дубровки по причине отдаленности их (9 и 12 верст) от Вырковской церкви и неудобства сообщения. Бездействующая деревянная церковь с погоста на Вырке была выкуплена и перенесена в Дубровку, где вскоре на пожертвованных Н.Г.Рюминым 33 десятинах земли образовался Крестовоздвиженский погост, а позднее и село с тем же названием. В связи с ростом населения деревни Зуевой (5537 человек на тот период) количество прихожан Крестовоздвиженской церкви резко возросло. В 1871 году через год после кончины Н.Г.Рюмина его вдова Елена Федоровна в память о муже совместно с игуменом Спасо-Преображенского Гуслицкого монастыря Парфением исходатайствовали о выдаче разрешения на постройку в деревне Зуево собственного каменного храма. Одним из доводов в его пользу служила необходимость борьбы со старообрядчеством.

30 декабря 1871 года последовал Указ о построении церкви с припиской к Крестовоздвиженской церкви в Дубровке. Постройка храма началась в 1872 году. Чтобы удовлетворить потребы молящихся, на период строительства церкви в селе Войново-Гора была куплена бездействующая церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы и перевезена в Зуево. 18 декабря 1873 года эта церковь была освящена с сохранением главного престола в честь Успения Пресвятой Богородицы. Разрешение на образование самостоятельного Зуевского прихода последовало в 1874 году. Постройка храма в Зуеве затянулась до 1890 года. Его строительством руководил инженер-технолог С.А.Назаров, его помощником был местный священник отец Феодор Орловский. 21 октября 1890 года состоялось освящение храма, которое совершал Преосвященный Александр, епископ Можайский в сослужении местного благочинного протоиерея отца Павла Доброклонского, протоиерея Отца Льва Левшина, иереев о. Петра Закатова, о. Василия Рождественского, о. Петра Соколова, о. Симеона Страхова и о. Феодора Орловского. Пятикупольный храм был сооружен из красного кирпича, а цоколь облицован белым тесаным камнем. С западной стороны над папертью возвышается трехъярусная шатровая колокольня из красного кирпича. В центре полукружия алтарной апсиды на восточной стороне изображен образ Божией Матери - "Оранты", справа от нее изображен образ св. великомученика и целителя Пантелеймона, а слева - образ св. Николая Чудотворца. На плафоне центрального алтаря образ Божией Матери, несущей в руках младенца Исуса.

Роспись сделана по мотивам В.М.Васнецова. Это же относится и к фреске "Крещение Руси" на западном нефе храма. Особо чтимыми иконами в храме являются Казанская Божия Матерь, "Всех скорбящих Радость", Иверская, "Скоропослушница" и Целителя-Пантелеимона. Кладбищ в Зуеве было два: древнее старообрядческое на берегу Клязьмы и новое (теперь закрытое). Было и третье неофициальное "холерное" кладбище, образовавшееся после эпидемии холеры в 1892 году. Самым богатым кладбищем было древнее старообрядческое. На нем были похоронены многие видные зуевские купцы и торговцы. Там был установлен в 1812 году памятник над прахом матери Саввы Васильевича Морозова, а в 1827 году - над прахом отца. Рядом с кафедральным собором размещалась двухклассная церковно-приходская школа. В 1898 году открылось трехгодичное земское начальное народное училище.

Первый кинематограф "Модерн" появился на земле К.Г.Титова (около нынешней швейной фабрики по ул.Володарского в 1906 году. Он, как и Ореховский "Империал", просуществовал недолго. А построенный в бывшем доме трактирщика Напольнова (ныне ул. 1905 г .) кинематограф "Заря", до 1936 года бывший единственным кинотеатром в Орехово-Зуеве, сломали не так давно. До наших дней сохранился уголок старого Зуева. Если большинство фабричных заведений располагалось вдоль улицы Большой (ул.Володарского), то в этом уголке размещались дома купцов, лавочников и увеселительные заведения. В здании милиции находилась товарная контора и склад Якова и Филиппа Зиминых. Между этим зданием и мостом стоял "Трактир общества трезвости" (в просторечье "Карлуша"). А дальше до канавы шла возникшая в начале нашего века улица, впоследствии названная именем 1905 года. Вдоль нее по обе стороны стояли дома купцов и торговцев Милевны, Копякина, трактир Кирсанова, Титова, два дома Чистяковых, трактир И.З.Конфеева, рядом дом его брата Т.З.Конфеева, трактир "Золотой якорь" Осипова, дома Удачина, Паршина, Соколова, Носова и других. В трактире И.З.Конфеева 5 января 1885 года собирались 19 рабочих во главе с П.А.Моисеенко для выработки плана и срока проведения Морозовскои стачки. У трактира "Золотой якорь" население Зуева выходило на лавы. В дни половодья рабочих перевозили через Клязьму на больших лодках, вмещавших более 40 человек. По этому поводу газета "Владимирец" 5 апреля 1907 года писала: "Клязьма вышла из берегов. Перевоз в Зуево рабочих фабрик Морозовых, как и всегда, неудовлетворителен. Лодки, вмещающие до 100 людей, всегда бывают грязные, пачкают одежду..." Годом раньше эта же газета сетовала: "...столько затрачивается ежегодно денег на эти лавы, что гораздо бы дешевле стало построить хороший мост". Местные большевики именно в Зуеве чаще всего устраивали конспиративные квартиры. Они были в домах Галкина, Думнова, Мешкова, Шелобанова, Каржавина и других. Напротив дома Галкина, начиная от нынешнего проезда Черепнина, находилась усадьба Сергея Викуловича Морозова, а рядом - усадьба Александра Ананьевича Кононова ("Ананичева дача"). Здесь в одном из переулков жил дружинник Павел Черепнин, убитый казаками в Городищах 25 ноября 1905 года. Местечко Карасово, по словам старожилов, названо так потому, что после половодья здесь в канавах вдоль Клязьмы в большом количестве жители вылавливали карасей. На сухом пригорке этой местности в 1909 году местная футбольная команда "Феникс" устроила свой плац. К Карасову примыкала местность с названием "Романычева дача" (у нынешней улицы Северная). Владели ею зажиточные старообрядцы Ульян Деев и Роман Дмитриев. Далее на восток шел лес, где у "Мельницы" рабочие устраивали маевки и тайные собрания. Местами проведения маевок были также Исааковское озеро и зуевское кладбище.

Зуево отличалось не кротким нравом населения. Корреспондент "Московского листка" в 1901 году насчитал здесь "25 распивочных заведений, вытянувшихся почти в одну линию по главной улице села на протяжении какой-нибудь версты". Карасово, Ходынское поле и Чугуновский переулок были местами, где чаще всего происходили массовые драки. Даже днем по некоторым местам села ходить было небезопасно. Этому способствовала и беспорядочная застройка большей части Зуева, о чем в одном из "Экономических календарей" написано: "Зуево представляет собой настоящую кашу из домов, сараев, погребов и прочих строек. Разыскать номер дома, проехать с возом к какому-либо из домишек, выбежать в случае пожара на улицу не представлялось возможным из-за той тесноты и хаоса в расположении, который здесь царствует".

Деревня Зуево в историческом плане важна тем, что дала России таких богатырей предпринимательства и благотворительности, как Морозовы и Зимины.

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА ДЛЯ ЧТЕНИЯ

 

Орехово-Зуевский уезд Московской губернии (историко-экономи-ческий сборник). Орехово-Зуево, 1926.

Лизунов В. С. "Старообрядческая Палестина". Орехово-Зуево, 1992.

Города Подмосковья. Книга 2, 1980.

Богородский край. Альманах. № 3. Ногинск, 1996.

"Орехово-Зуевская правда" от 20 сентября 1963 года.

Ильина Н. В. "Родная улица моя". Орехово-Зуево, 1997.

 

 

 

ГЛАВА 17

СЕЛО ОРЕХОВО

 

О погосте Орехово и церкви на нем впервые упоминается в писцовой книге князя Василия Кропоткина 1647 г . (см. главу "Великокняжеские волости, села и погосты"). В 1698 г . церковь была заменена новой с главным престолом в честь Рождества Пресвятой Богородицы и приделами Чудотворца Николая и великомученика Никиты. Устройство в новой церкви престола в честь Рождества Пресвятой Богородицы местное предание объясняет тем, что в Орехово была перенесена церковь с погоста на Исааковском озере. В ореховском храме хранились две иконы, именуемые в народе "исаковскими" и почитавшиеся как чудотворные - это иконы Казанской Божьей Матери и Николая Чудотворца. О последней местное предание гласит, что она явилась на ореховом кусте. На месте нынешнего Орехова в первой четверти XIX века был пустырь, примыкавший к погосту "Николы в Орехове". На пустыре стоял небольшой кирпичный заводик и двор Осипа Ивановича по прозвищу "Крыса". С устройством фабрик близ Орехова и с увеличением фабричного населения стала развиваться местная торговля. Погост и пустырь превратились в шумное торгово-купеческое село. В 1853- 1854 г . причт села Орехова нарезал на церковной земле участки для сдачи их под постройки и взимал с арендаторов за сажень по улице 5-6 рублей. Часть земли церковь продала государству под строившуюся Московско-Нижегородскую железную дорогу. На церковной земле стали устраиваться базары и ярмарки, в ней нуждались и фабрики. Арендаторами земли были богатые люди. Дома они строили большие, чтобы квартиры в них сдавать фабричному люду. В 3-й четверти XIX века на арендованных участках стояло около 100 домов. Все они вместе взятые звались "Старое Орехово". Деревянная церковь в Орехове просуществовала до 1861 года. Ее приход состоял из 12 близлежащих деревень (Кудыкино, Дровосеки, Будьково, Кабаново и др.), имел несколько тысяч прихожан. Этот огромный приход в последующие годы разделился на три самостоятельных прихода: Ореховский, Горский (с 1862 г .) и Кабановский (с 1890 г .). Число прихожан Ореховской церкви быстро росло, появилась необходимость в постройке каменной церкви. Грамота на ее возведение была дана еще в 1848 году. В 1855 году два ее престола в честь св. Николая Чудотворца и св. великомученика Никиты были освящены, а главный престол в честь Рождества Пресвятой Богородицы освящен 20 августа 1861 года. Старую деревянную Ореховскую церковь перенесли в деревню Гора, а на ее месте построили небольшую кирпичную часовню. В связи с увеличением фабричного населения Ореховская церковь несколько раз расширялась.

К концу XIX века Ореховский приход сделался одним из многолюднейших и богатейших приходов Владимирской епархии. После того, как Владимирский архиепископ запретил церковному причту сдавать под лавки купцов свои дома, торговцы стали брать в аренду новые участки для строительства собственных домов. Так, в 1881 году взяли в аренду на 12 лет землю Никифор Лебедев Иван Красноложкин, Филипп Смирнов, Иван Штанников и другие. К 1884 году в Старом Орехове свободные участки земли кончились, и церковь отвела новые участки, но по другую сторону железной дороги. Это место получило название "Новое Орехово", или "Новая Стройка". В 1902 году здесь было 90 домов. Население в фабричном поселке и в Орехове продолжало расти, и в 1898 году церковь к северной части Старого Орехова прирезала еще несколько участков. Здесь образовалась улица из 15 домов в одну линию. Все дома были большие, предназначенные для сдачи комнат внаем. В 1896-1899 гг. купцам Татарникову, Красноложкину и Бобровой было дано разрешение открыть в своих домах гостиницы с чайными и спиртными напитками. В 1902 году на арендованных участках стояло 225 домов, в которых размещалось около 15 тысяч жителей. "Владимирская газета" писала 5 декабря: "...арендная плата продолжает расти и в настоящее время доходит до 10-12 рублей за сажень в год. Причт может довести ее до 15 рублей. Арендатор поставлен в необходимость дать и большую сумму, но тот же арендатор возьмет свое с квартирантов. В Орехове пришедшему люду деваться некуда, а фабричные квартиры переполнены. Надо заметить, что рабочие, жившие на вольных квартирах Орехова и Зуева, получают от фабрикантов по 1-2 рубля в месяц". Прогноз газеты оправдался: с 1911 года церковь брала за погонную сажень вдоль улиц уже 42 рубля, и хозяева домов, а их к тому времени стало 160 человек, по выражению газеты, "взвыли".

В 1895 году Ореховский приход состоял из села Орехово, деревень Дровосеки, Будьково, в которых по клировым ведомостям числилось 594 души мужского пола и 164 - женского. Временно проживающие на фабриках не вошли в число прихожан, хотя церковь посещали.

В 1895 году в метрических книгах церкви записано 1880 рождений, 193 брака, 1659 смертей, а доход поступлений составил 20799 рублей. При Ореховском храме было устроено двухклассное церковно-приходское училище, в котором в 1896 году числилось 85 мальчиков и 64 девочки.

В 1893 году церковным старостой Ореховской церкви был избран инженер-технолог, директор отбельно-красильной фабрики С.Морозова Сергей Александрович Назаров. Он сразу же взялся за проведение всех храмовых украшений в стиле XVII века. Непосредственно проект украшений осуществил академик архитектуры Сергей Устинович Соловьев. Работы велись три года и производились на церковные средства, на пожертвования фабрикантов, торговцев и прихожан. Облагороженный храм освящался 12-13 июля 1897 года архиепископом Владимирским и Суздальским Сергием. После освящения храма торжества закончились обедом на даче М.Ф.Морозовой. На обеде присутствовали все участники реставрации храма. Яркую речь произнес секретарь Общества истории и древностей Российских Е.В.Барсов. Он в частности, сказал: "У этого измученного фабричного люда одно утешение - храм Божий, где он находит отраду и отдых от трудов. Предлагаю тост за здоровье крестоносного русского сердца и тех, кто дал ему возможность в день праздника успокоить свою душу во святом храме".

Село Орехово продолжало расширяться за счет частных владельцев, одним из которых был купец Чугунов. "Чугуновская земля" (в народе "Туземная Венеция") находилась между Ореховом и Зуевом. Здесь селились в основном евреи и бедняки. Дело в том, что церковь сдавала землю в аренду при условии, что в построенных на ней домах евреи проживать не будут. Еврейский поселок в 1902 году состоял из 20 домов и делился на две улицы - Чугуновскую и Песковскую ("Пески"). Это место ежегодно по весне затоплялось, и после наводнения образовывались песчаные наносы.

Главной улицей Орехова была Первая улица (первая линия). В 1896 году в центре Орехова соорудили полицейскую сторожку с арестантской и квартирами для полицейских. Кооперативная улица именовалась Второй улицей, а в народе она звалась "Улицей рабочего пота". Сегодняшнее название она получила после строительства на ее местности в 1926 году деревянных кооперативных домов. Здесь располагались две гимназии - мужская и женская (снесена). О неприглядности этой улицы писала газета "Владимировец" 5 апреля 1907 года: "Орехово-Зуево полно грязи... На улицы, где помещается прогимназия, на грязь внимания не обращают. На этой улице есть теперь большое озеро, летом походящее на болото. Через него устроен переход по примитивным мосткам, с которых ежеминутно рискуешь принять ванну. Тут надеются на разлив Клязьмы: она, дескать, все очистит..." В мужской гимназии (ныне здание Госстандарта) с 4 марта 1917 года заседал "Комитет общественного спасения" - первый орган власти Временного правительства, а с 5 по 10 марта работал первый (меньшевистский) Совет рабочих депутатов Орехово-Зуева.

Еще одна улица звалась Третьей улицей или Заливной. Вдоль Клязьмы в районе нынешнего кафе "Мадона" проходила улица Береговая. Вдоль макаронной фабрики шел Масловский проезд (назван по фамилии купцов Масловых). Заводь у Клязьмы звалась Поповой, а поляна рядом с ней - Купцовским полем (сейчас это стадион "Торпедо"). От бывшей школы №16 к Купцовскому полю тянулась улица Съезжая. Между церковью и старым вокзалом находилась Сенная площадь, на ней торговали сеном. Сегодня только Мостовой проезд сохранил прежнее название. Около него, где сейчас школа искусств, стоял трактир Трофимова, в котором 6 января 1885 года П.А.Моисеенко с активом рабочих выработали требования к фабриканту Т.С.Морозову. В том же районе, где теперь "Трансагентство", в 1906 году был открыт синематограф "Империал". Здание старого вокзала лет 7 назад было окончательно разрушено. Этот вокзал был свидетелем многих событий. Здесь в 1895 году с поезда сходил В.И.Ленин, когда приезжал в Орехово-Зуево. В декабре 1905 года у вокзала казаки убили шестерых рабочих Ковровских железнодорожных мастерских. В июне 1917 года женщины-работницы распропагандировали отправлявшийся на фронт эшелон солдат. Ввиду частых несчастных случаев в 1897 году на протяжении полутора верст вдоль полотна был построен сплошной забор из металлической сетки, долгое время мешавший сообщению между Новым и Старым Ореховом.

Около нынешней вечерней школы №7 улицу пересекала канава с перекинутым деревянным мостом. Рядом стояла водокачка, к ней на лошадях приезжали водовозы. Грязное немощеное Орехово освещалось по ночам 20-ю керосиновыми фонарями. 18 марта 1906 года Владимирская газета "Клязьма" писала об ореховских улицах: "Воды на них по колено, всюду лужи, а когда стает снег, в грязи и навозе увязнешь - последний с улиц не свозится, видимо, здесь удобрением дорожат". На главной улице села располагались питейные заведения, трактиры, кабаки и вольные дома купцов и торговцев Кулагина, Вавилова, Штанникова, Масловых, Булкина, Пухова, Татарникова, Бобровых и других.

В Орехово было два кладбища - старое, возле церкви, и новое, ныне существующее, которое называли "Мызинским". На улицах села до 1908 года было всего два почтовых ящика, а телефонизация с Москвой и Павлово-Посадом была осуществлена лишь в октябре 1909 года. Границей Орехова с восточной стороны был нынешний перекресток улиц Ленина и Карла Либкнехта, где находится бывшая 79-я казарма Саввы Морозова (сейчас текстильный техникум). Далее начиналась вотчина Морозовых - местечко Никольское.

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА ДЛЯ ЧТЕНИЯ

 

Города Подмосковья. Кн. 2. М ., 1980.

Орехово-Зуевский уезд Московской губернии (историко-экономический сборник). Орехово-Зуево, 1926.

Лизунов В. С. "Минувшее проходит предо мною..." Орехово-Зуево, 1995.

"Владимирская газета". № 16 от 14 декабря 1902 .

 

 

 

ГЛАВА 18

ФАБРИЧНОЕ МЕСТЕЧКО НИКОЛЬСКОЕ

 

В 1823 году зуевский крестьянин Савва Васильевич Морозов выкупил за 500 рублей у помещика Рюмина свободные земли на правом берегу Клязьмы на пустоши Плесы. Сюда в 1830 году Морозов перенес из Зуева товаро-отделочное и красильное заведение. Местечко получило название Никольское в честь погоста Николы в Орехове, а также в честь пуска здесь первой фабрики в день Николая Чудотворца. Впоследствии и главная улица этого рабочего поселка стала называться Никольской. С.В.Морозов развернул широкое строительство в Никольском фабрик, заводов, казарм для рабочих. В 1847 году он построил громадную бумагопрядильную фабрику с ткацким отделением (ныне БПФ-1), считавшуюся по тем временам самой крупной фабрикой в России. Старший сын Саввы Васильевича Елисей Саввич Морозов, получив от отца капитал и земельный участок в Никольском, организовал здесь собственное дело с раздаточной конторой и красильней, известной как "Самомазка". К 50-м годам XIX века производство Морозовых по выработке готовых тканей стало комбинированным. К этому времени у них в Никольском были: бумагопрядильная фабрика, три ткацкие фабрики, отбельно-красильная и суконная фабрики. На предприятиях было установлено 7 паровых машин, 4 механических и 72 ручных станка. Количество рабочих составляло 1710 человек. В 1860 году С.В.Морозов образовал Торговый дом "Савва Морозов с сыновьями", который в 1873 году его сыном Тимофеем Морозовым был преобразован в паевое "Товарищество Никольской мануфактуры Саввы Морозова сын и К 0 ". Подобную фирму "Товарищество Никольской мануфактуры Викулы Морозова с сыновьями" образовал в этом же рабочем поселке в 1882 году Викула Морозов, сын Елисея Саввича. Таким образом, в местечке Никольском выросли две крупнейшие мануфактуры - Саввы и Викулы Морозовых.

В 14 часов 27 июня 1861 года из Владимира в Москву отправился первый поезд. Среди его пассажиров находился ученый-краевед К.Н.Тихонравов, остановившийся в Орехове. Вот что он написал в своей тетради о Никольском: "Каменный дом для дирекции фабрик, девять одноэтажных флигелей для иностранцев и других служащих, деревянный двухэтажный флигель для конторских служащих, 11 двухэтажных и 19 одноэтажных казарм для рабочих, каменная баня, двухэтажный дом для больницы на 56 кроватей и один вольнопрактикующий врач..." Во всей России нельзя было найти другого места, схожего по концентрации рабочих, фабрик, казарм и других сооружений на столь маленьком пятачке местности. В другом документе о Никольском сказано: "Огромные фабричные корпуса по обеим сторонам улицы дружно держатся вместе как близкие родственники. Постороннему трудно определить, где кончается одна фабрика и начинается другая. А вокруг, проникая в закоулки и тупики прифабричных участков, тесно и беспорядочно толпятся домики, дома, казармы, склады, больница. Все это живет фабриками, возникло для фабрик, порождено ими".

"Владимирские губернские ведомости" тоже не обошли своим вниманием владений Морозовых: "Никольское состоит исключительно из построек, принадлежащих фабрикантам Морозовым... здесь вы не найдете ни одного гвоздя, ни одной щепки, которые бы не принадлежали Морозовым. Минимальная цифра народонаселения в местечке простирается ежегодно до 15000 человек и состоит из людей, пришлых сюда ради куска насущного хлеба". Гражданская власть здесь также была в руках старообрядцев Морозовых.

Никольское простиралось от 79-й казармы Саввы Морозова (ныне текстильный техникум) до 7-й казармы Викулы Морозова на Крутом. Большинство владений Саввы Морозова располагалось в южной части Никольского (за железной дорогой), а Викулы - на Крутом. Первые в народе назывались "морозовскими", а вторые - "викуловскими". Казармы в Никольском в конце прошлого века фабриканты стали строить добротными - 3-5-этажные здания с каморками, каждая на одну семью. Количество проживавших в них рабочих постоянно росло: с трех тысяч в 1825 году, до 38026 в 1913 году. Всех желающих казармы вместить не могли, и тогда Морозовы соединили деревянной дорогой местечко с древним погостом и назвали новую улицу Новой Стройкой. Вдоль нее появилось много частных домов, квартиры в которых назывались "вольными". Представляли они из себя мелкие каморки вдоль узкого центрального коридора, отделенные перегородками. Плохие печи с разведенными по дому железными трубами, отсутствие вентиляции, сырость, множество разных насекомых - типичная картина такого жилища. "Вопрос о квартирах - самый жгучий, - писала газета "Владимировец" в 1907 году. - Как у Саввы, так и у Викулы Морозовых вопрос разрешается неудовлетворительно. В особенности на фабриках В.Морозова. Тут, например, в одной каморке живет по две семьи... в большинстве случаев с совершенно противоположными требованиями и образом жизни. Правый угол пьющий, левый - трезвый... Семейная грязь, ссоры, брань".

В 1912 году в центре Никольского архитектором Бугровым был построен трехэтажный дом для русских служащих Саввы Морозова (в народе дом назван "Бугров дом"), ныне известный как старое здание Дома Советов. Четвертый этаж надстроен в советское время. Напротив дома Бугрова находился Морозовский сад (ныне горпарк) с дачей М.Ф.Морозовой. Здесь в 1901 году министр внутренних дел России Сипягин совещался с местными фабрикантами, владимирским губернатором и другими заинтересованными лицами по вопросу объединения Никольского, Орехова и Зуева в город. В особняке Морозовых в 1902 году гостил А.М.Горький. С дачей М.Ф.Морозовой соседствует дом, известный в городе как "дом Оглоблина" (сейчас в нем ортопедический детский санаторий). Владимир Николаевич Оглоблин, выпускник Киевского университета, заведовал фабриками С.Морозова. Крупный специалист текстильного дела, он издал около ста работ по крашению, отделке и отбелке тканей. Как председатель местного Общества образования, содействовал открытию мужской гимназии. После событий 1917 года уехал из Никольского, а в его доме разместились Городская Дума и штаб красногвардейцев. Во время "красного террора" в подвале дома было расстреляно несколько человек. Известны лишь фамилии Резвякова, Минского, Маслова и Шкотова.

Рядом с садом в 1864 году Т.С.Морозов построил Никольское начальное училище, которое постепенно надстраивалось, расширялось и к 1905 году стало четырехэтажным. В нем стало 38 преподавателей и 1881 ученик, курс обучения сделали шестилетним. В начале XIX века М.Ф.Морозова соорудила в училище храм во имя Николая Чудотворца. Рядом с училищем на Никольской улице стоял дом, в котором располагалась жандармерия, а после Февральской революции - Совет рабочих депутатов.

Далее целый квартал занимала больница В.Морозова (сейчас - вторая городская). Первый ее корпус, построенный в 1886 году, вмещал 40 коек и обслуживался одним врачом. В 1907 году газета "Владимировец" писала о больнице: "Сейчас больница - огромный квартал фабричного поселка. Имеет два огромных здания для терапевтических больных, в трех других зданиях хирургический, детский и родильный приюты. Родильный приют образцовый, какие трудно встретить у нас в России... Все отделения в отдельных зданиях... В больнице четыре врача, фельдшер-акушерка, повивальные бабки (акушерки). 12 санитарных фельдшеров, три фельдшера палатных, один фельдшер-дантист, один фельдшер-массажист и около двадцати сиделок. При больнице собственная аптека с провизором и тремя фармацевтами. Старший врач К.А.Угрюмов".

На другой стороне улицы в двухэтажном каменном доме (сейчас дом детского творчества) до 1886 года жил М.И.Дианов - управляющий фабриками Т.С.Морозова. После его отъезда из Никольского в доме открылся "Клуб служащих" для администрации фабрик, инженеров, врачей. Здесь фабричная интеллигенция отдыхала, играла в карты, на бильярде. На втором этаже на небольшой сцене силами членов клуба ставились одноактные пьесы. Для именитых здесь давались свадебные и похоронные обеды. Особой пышностью выделялись вечера встречи Нового года - на них обязательно из Владимира приглашался военный оркестр. Рядом с Клубом служащих стоял "Магазин потребительского общества" (сейчас магазин №1). Он был построен Тимофеем Морозовым в 1884 году и был одним из первых кооперативных магазинов в России. Викула Морозов такой же магазин построил лишь в 1894 году на Крутом (сейчас это магазин №2). Двор фабричной конторы С.Морозова стал Двором стачки. В те дореволюционные годы сюда тысячными толпами приходили рабочие предъявлять требования к фабрикантам, проводили во дворе митинги и сходки. Здесь не один раз возникали кровавые стычки между рабочими и казаками. В марте 1905 года из окон конторского кабинета С.Т.Морозов наблюдал разгон казаками стачечной толпы рабочих. На втором этаже конторы 19 января 1906 года молодой рабочий И.В.Ветров убил С.А.Назарова - директора красильной фабрики. В наши дни во Дворе стачки к монументу "Борцам революции" каждый год 19 января приходят горожане. С 1964 года 19 января по решению исполкома горсовета стал днем революционных традиций города. У памятника "Борцам революции" похоронены видные революционеры П.А.Моисеенко, Л.И.Иванов, И.В.Бугров и Е.С.Горячева.

 

ДВОР СТАЧКИ

 

Есть площади Борьбы, есть улицы Свободы

И есть проспекты Мира на Земле.

Но есть Двор Стачки, мне знакомый годы,

Родившийся в далекой царской мгле.

 

Его навек в дни славы прописали

Морозовские гордые ткачи,

Они средь первых мужественно клали

В фундамент революций кирпичи.

 

Он невелик, Двор Стачки знаменитой,

Но посмотри на серый обелиск,

На взгляд рабочего суровый и открытый,

В котором слиты мужество и риск.

 

И ты поймешь вернейшую из истин

Для разных поколений и времен,

Что в этом беспартийном коммунисте

Наш путь борьбы за счастье отражен.

 

Есть площади Борьбы, есть улицы Свободы

И есть проспекты Мира на Земле,

Но есть Двор Стачки в сердце у народа,

Он, как Отчизна, мил и дорог мне.

 

С конторой С.Морозова соседствовала контора В.Морозова с аркой для въезда во двор (ныне снесена). Напротив нее - квартал корпусов фабрик Елисея Морозова под общим названием "Самомазка".

У восточной оконечности отбельно-отделочной фабрики до недавнего времени стоял двухэтажный "Дом директора", в котором жил с семьей приглашенный С.Т.Морозовым для строительства турбинной электростанции Л.Б.Красин.

К востоку напротив "Дома директора" по сей день стоит трехэтажное здание, принадлежащее сейчас крутильной фабрике. Это - бывшая Новоткацкая фабрика, на втором этаже которой работал "отец" знаменитой Морозовской стачки П.А.Моисеенко. Здесь стачка и началась.

Никольская улица была свидетелем многих исторических событий, проходивших в Орехово-Зуеве. По ней 7 января 1905 года шла первая в России демонстрация стачечного пролетариата с красным флагом. 19 сентября 1917 года здесь прошла демонстрация ореховских и ликинских рабочих, известная как демонстрация "голодных рабочих". В декабре 1923 года по улице шла к месту захоронения похоронная процессия с телом П.А.Моисеенко. Примыкавшая к Никольской улице теперешняя улица Бабушкина помнит стачку викуловских прядильщиков в 1897 году, известную как "Викуловский бунт". Тогда деклассированные элементы сожгли дом директора фабрики англичанина Я.В.Чарнока. Эта улица удостоилась кисти известного художника Н.А.Касаткина, изобразившего на картине эпизод стачки викуловских рабочих.

Московско-Нижегородская железная дорога разделила Никольское на две части: северную и южную (сейчас Воронцовско-Пролетарский район). На территории морозовских фабрик было проложено 12 км путей широкой колеи, кроме того, места торфоразработок связывали между собой 80 км узкоколейного пути. Восемь паровозов (изготовлены на Коломенском заводе) развозили торф по фабричным котельным. На Никольском участке Московско-Нижегородской железной дороги проходили "стенки" - драки с количеством участников до тысячи человек, которые мешали свободному движению поездов. На этом переезде на пятый день Морозовской стачки несколько тысяч рабочих были встречены казаками и солдатами, а руководители рабочих В.Волков и Ф.Шелухин арестованы. Воронцовско-Пролетарский район назван так в 1917 году в честь рабочего И.И.Воронцова и революционных заслуг трудящихся города. "Ваня цыган", как прозвали Воронцова на фабрике, был одним из организаторов марксистского кружка, выделялся начитанностью, участвовал в работе подпольной типографии, создавал боевые дружины, входил в состав первого Совета рабочих депутатов, организовал "красные похороны" Павла Черепнина. Воронцов погиб во время штурма казаками и солдатами 30-й казармы осенью 1905 года.

С.Т.Морозов в те годы замыслил превратить этот заболоченный район в культурный центр местечка. В кратчайший срок он построил здесь многоэтажные казармы для рабочих и служащих, благоустроил парк народного гуляния, построил еще одну ткацкую фабрику (ныне ткацкая №3), заложил фундаменты для театра, больницы, турбинной электростанции.

Центром нового района была Морозовская баня. Общественных помещений для рабочих тогда не было (если не считать церквей, трактиров и кабаков), и местом для своих собраний во время волнений они избрали бани и сушилки казарм. Заняв явочным порядком Морозовскую баню, вмещавшую до тысячи человек, они превратили ее в своеобразный политический университет. Здесь состоялось первое публичное выступление Лизы Горячевой. Трибуной служила бочка, на которую ставили еще и табурет. Среди рабочих-ораторов выделялись Карп Клюев и Степан Сидоров. По поводу первого по местечку гуляла поговорка "Карпушка на кадушке". Восточной границей района была "Зиминская полоса" (улица Красина) - узкий участок земли, купленный фабрикантами Зимиными для провоза торфа. В конце полосы (близ Пединститута) находился "Казачий двор", где квартировала сотня астраханских казаков.

Сегодняшняя улица Бугрова в те годы называлась Театральной. В 1912 году отмечалось столетие победы над французами. Как сообщалось в газетах, в ознаменование этого события при фабриках Морозова был открыт Зимний театр на 1350 мест. Открылся театр оперой М.И.Глинки "Жизнь за царя". Такого общедоступного театра для рабочих не имел ни один губернский город России. В 1917 году Зимний театр стал штабом революционных рабочих. В его зале 19 марта состоялись перевыборы местного Совета, в новый состав которого вошли в основном большевики. Председателем Совета был избран А.И.Липатов. 2-го сентября здесь прошли выборы в городскую Думу, в ходе которых из 74 гласных оказалось 56 большевиков. Дума Орехово-Зуева стала самой большевистской в России. На следующий день Дума единогласно постановила определить Орехово-Зуево к Московской губернии, а местом своей постоянной работы выбрала дом Оглоблина. Связан театр и с рождением молодежной организации: в июне 1917 года собрание, на котором присутствовало 500 человек, избрало оргкомитет по созданию "Социалистического союза молодежи". В театре обучались военному делу и хранили оружие красногвардейцы. 19 января 1923 года здесь собирались участники Морозовской стачки. М.И.Калинин вручил 14 наиболее активным участникам серебряные часы, а П.А.Моисеенко - золотые. Непосредственными строителями Зимнего театра были инженеры строительного отдела конторы С.Морозова А.В.Бадьев и В.А.Покровский.

Основой системы жизнеобеспечения рабочего района была водонапорная башня, построенная в 1896 году. Вершина башни дополнялась надстройкой с часами на все четыре стороны, а под башней была пробурена артезианская скважина производительностью 150000 ведер в сутки. Бронзовый 16-пудовый колокол отбивал часы и получасы. В наши дни башня горела, после пожара часы куда-то исчезли.

О новой больнице в этом районе, построенной в 1906 году, в одной из книг написано: "Едва ли найдется в России много больниц, соответствующих ей по величине и по характеру замысла и выполнения..." Больница была рассчитана на 300 коек, в здании главного корпуса организованы два хирургических и два терапевтических отделения, гинекологическое и родильное отделения, а также амбулатория и аптека. Больница Саввы Морозова в Никольском была поистине ни с чем не сравнимым чудом санитарной техники и архитектуры.

Славился в дореволюционные годы этот район парком народного гуляния, считавшимся лучшим в Московской губернии. Парк утопал в зелени и был огорожен высоким забором. У входа в парк справа высилась открытая сцена, на которой 7 августа 1918 года пел для рабочих великий Шаляпин. В северной части парка находился деревянный двухъярусный Летний театр. По выходным дням в парк господ Морозовых шли семьями с самоварами и закусками, занимали на весь день столы у буфета. 27 июня 1910 года в парке открылся первый в Орехово-Зуеве футбольный стадион, считавшийся несколько лет лучшим в России. В тот день ореховская команда "Морозовцы" обыграла гостей - Британский Клуб Спорта со счетом 7:3. 26 апреля 1918 года исполком горсовета объявил парк достоянием города и назвал "Парком Первого мая". В 20-е годы парк носил имя Льва Троцкого, затем ему вернули прежнее название.

Южнее парка стоят корпуса педагогического института. В первом из них размещалась в те годы богадельня с приютом и внутренней церковью но ими святого Апостола Тимофея, построенная М.Ф.Морозовой в память покойного мужа Тимофея Саввича ( 1901 г .).

Одним из самых почитаемых зданий в этом районе считалась 30-я казарма. В сушилке казармы осенью 1905 года располагался стачечный комитет, заседал комитет РСДРП, создавались первые боевые дружины, работал первый Совет рабочих депутатов, стоял гроб с телом дружинника Павла Черепнина. Власти решили уничтожить этот очаг напряженности в Орехово Зуеве. Вечером 30 ноября в казарму ворвались казаки и солдаты, учинив кровавую бойню, в которой были убиты Воронцов и несколько жителей казармы. Долгие годы 30-ю казарму называли "Порт-Артуром". В марте 1989 года ее без всякого повода сравняли с землей.

Местечко Крутое выросло из Никольского - это жилой квартал Викуловских фабрик. Заканчивался он у Богатырева протока, дальше шел лес Саула (назван в честь татарина-лесника Саула). Богатырев проток пересекал нынешнюю улицу Кирова у Дворца культуры текстильщиков. Он уносил в Клязьму излишки воды. После того, как его засыпали, начался подпор грунтовых вод, отчего стали гнить казармы и театр. Лес Саула был местом проведения митингов, маевок, партийных собраний большевиков. В районе нынешнего дома №40 по улице Кирова в период с 1907 по 1916 гг. строилась Крутовская церковь. Ее недостроили, а сооруженный первый этаж растащили после 1917 года.

В начале века на Крутом был построен поселок, в лучших домах которого жили английские специалисты с фабрик Викулы Морозова. Звали этот район "Англичанкой" (ныне улица Степана Терентьева). На этой улице, по сути дела, зарождался российский футбол, здесь жили и первые ореховские футболисты.

В 1895 году на Крутом была построена богадельня, которой заведовала жена управляющего фабриками В.Морозова Марфа Свешникова.

Здание нынешней школы №1 построено в 1914 году. В школе был пятилетний срок обучения, его проходили 1378 учеников при 40 преподавателях. Бывшая школа №5 (Викуловская) построена в 1912 году как женское училище.

7 апреля 1914 напротив богадельни В. Морозова за железной дорогой на месте бывшего дровяного склада состоялось открытие нового футбольного стадиона. На его открытие приезжала футбольная команда Лондонского университета. На Крутом была своя баня - двухэтажное кирпичное здание. 24 февраля 1905 года около нее произошло столкновение рабочих с воинским патрулем. Кто-то со стороны бани произвел выстрел, и солдаты открыли огонь по рабочим у казармы №7. В перестрелке было ранено 8 рабочих и 3 солдата. Инцидент этот назван был "кровавой пятницей", о нем напоминала мемориальная доска на здании бани.

Напротив деревообделочного завода Саввы Морозова высились резервуары с нефтью емкостью 300000 пудов, а далее на восток - Викуловские казармы. Рядом с ними огородник Егоров на нескольких десятинах земли обслуживал свои огороды. В советское время на их месте возник Кировский поселок (1924-1926 гг.).

На работу в Никольское прибывал народ со всей Россия и не всегда лучшая его часть. Это налагало свой отпечаток на местную среду. О нравах, царящих в вотчине Морозовых, писала в 1906 году газета "Владимировец": "В свободное от работы время рабочие занимаются разными азартными играми. Они нередко кончаются дебошами. Устраиваемые еженедельно религиозно-нравственные чтения в Никольском училище привлекают очень мало публики... Очень часто слышны скабрезные песенки, расточаемые даже "барышнями"... "Участились кражи. Наглость воров переходит границы... Так грубеют, дичают нравы ореховцев..." Быт рабочей казармы верно описал В.Ефимов: "Кухня в казарме с большой общей печью. Здесь, у печки, обычно собираются по вечерам жильцы и занимаются каждый свом делом: женщины нянчатся с ребятами, стирают белье, стряпают, занимаются пересудами... мужчины играют в карты или рассказывают анекдоты. Теснота, скученность, вечный шум, дрязги, ругань - все это гнало рабочих в кабак искать забвения в вине. Карты, орлянка, драки, поножовщина были обычными явлениями в быту рабочей казармы... Условия казармы выработали особый тип молодежи. Эти ребята по вечерам слоняются по поселку, хулиганят от нечего делать, а днем бездельничают на кухне или в коридоре, дуются в "козла", "трынку" или "очко". Каждый рабочий поселок имеет свою "площадь топтания", "шаталовку", "шелопаевку", где молодежь бесцельно слоняется целыми часами..." Наряду с подобными характеристиками быта и нравов Никольских рабочих встречаются и иного рода. Так, сын священника, член РСДРП ореховец С.В.Рождественский в своих воспоминаниях пишет: "В очерках, помещенных за последние 3-5 лет... к великому сожалению, совершенно неверно освещается жизнь орехово-зуевских рабочих как завзятых пьяниц и малокультурных людей. Число кабаков исчислялось очеркистами в 40, число церквей - в 10. Это явная неправда, граничащая с клеветой. Кабаков было только четыре: Красноложкина, два Татарникова и Кулагина. Зуево вообще было очень маленьким придатком: церквей было одна православная и одна старообрядческая, одна в Орехове, итого три вместо десяти... Книжных магазинов было два. Кроме того, были две библиотеки... На станции железнодорожный киоск распространял до 200 экземпляров газет, их брали нарасхват. История орехово-зуевского движения еще ждет своей правдивости и старика, которого изобразят ореховским рабочим не в карикатурном виде. Один очеркист "открыл" в Орехове публичный дом. Другой видит в работницах гаремных наложниц. Нужно же было так скверно думать о женщинах-работницах, смелых, честных!.. А еще возмутительнее то, что не было в печати ни одного протеста против такой клеветы. После этого неудивительно, что в газете "Орехово-Зуевская правда" Брызгалин охарактеризовал условия труда на фабриках Саввы Морозова как каторжные..."

Сейчас Никольское, как и весь город, в связи со строительством очень изменилось. К сожалению, не всегда новое строительство сочеталось с сохранением старых, исторически ценных зданий.

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА ДЛЯ ЧТЕНИЯ

 

Орехово-Зуевский пединститут. Ученые записки. Т. 8. Историко-краеведческий сборник. Вып. 1. М ., 1957.

Орехово-Зуевский пединститут. Историко-краеведческий сборник. Вып. 2-й. М., 1959.

Город на Клязьме. М., 1977.

Лизунов В. С. "Старообрядческая Палестина". Орехово-Зуево, 1992.

Подвиг революционный, подвиг трудовой. М., 1986.

 

 

 

ГЛАВА 19

ДИНАСТИЯ МОРОЗОВЫХ

 

В 1807 г . Наполеон вынудил Россию отказаться от союза с Англией, и вскоре российский рынок оказался без английских тканей. Это событие привело к тому, что, избавленные от английской конкуренции, русские текстильные фабрики стали бурно развиваться. После московского пожара в 1812 г ., при котором сгорели почти все столичные фабрики, создались еще более благоприятные условия для роста промышленности в провинции и, в частности, в Гуслицах. Здесь фабрики росли как грибы. Об этом свидетельствуют истории развития мануфактур Морозовых, Кузнецовых, Зиминых, Смирновых, Балашовых и других гуслицких капиталистов.

Почему эта небольшая группа энергичных предпринимателей быстро разбогатела? Дело в том, что крестьянин-гусляк находился в тяжелых материальных условиях и за нищенскую плату вынужден был продавать свой труд местным богатеям. Поступавшие работать на фабрики крестьяне массами принимались в старообрядчество, потому что за это фабриканты-старообрядцы давали им льготный заем для быстрого выхода из крепостного состояния и для покупки квитанций для избавления от рекрутчины (набора в царскую армию).

В первой половине XIX в. в руках старообрядцев Морозовых, Рябушинских, Кузнецовых, Гучковых, Шелапутиных и других оказались почти все крупные промышленные и торговые фирмы Москвы. Из многих хлопчатобумажных фабрик в центральном промышленном районе России выделялись четыре мощных морозовских фабричных предприятия комбинированного типа: Товарищество Никольской мануфактуры "Саввы Морозова сын и К 0 " с 17-миллионным капиталом к 1896 г .; Товарищество мануфактур Викула Морозова с сыновьями с 10-миллионным капиталом; Компания Богородско-Глуховской мануфактуры с 16-миллионным капиталом и Тверская мануфактура Абрама Морозова с 10-миллионным капиталом. Предприниматели Морозовы принадлежали к числу наиболее известных и уважаемых в России купеческих династий.

Основатель династии Савва Васильевич Морозов (24.04.1770-15.12.1860) был крепостным крестьянином села Зуева Богородского уезда, Московской губернии, помещичьей вотчины Рюминых. Долгие годы род Морозовых велся от Саввы Васильевича. В 1934 г . орехово-зуевский краевед Е.Т.Сухоруков на древнем Зуевском старообрядческом кладбище обнаружил массивное надгробие с надписью на нем: "Под сим камнем погребено тело раба Божьего крестьянина Василия Федоровича Морозова. Приставился 1825 года августа 10 дня в 6 часу утра. Жития ему было от роду 70 лет 8 месяцев и 10 дней. День Ангела его бывает Генваря 30 дня. От благодарного сына со внуками незабвенному родителю". Совсем недавно стало известно, что Василий Федорович Морозов был рыбаком и старообрядцем поморского согласия. Его жена Людмила была крепостной крестьянкой и работала ткачихой на ручном стане. Кроме сына Саввы у Василия Федоровича была дочь Наталья.

С детских лет Савва Морозов занимался разными работами: пастушеством, рыболовством, извозом, ткачеством, но особые способности проявил в торговле. Взрослым он работал ткачом на шелкоткацкой фабрике Ивана Федоровича Кононова в Зуеве. Среди других рабочих отличался особой почтительностью к хозяину, религиозностью и послушанием. Пришло время, и Савва женился на дочери Никулинского красителя Ульяне Афанасьевой (21.12.1778-18.12.1861 гг.). Через нее он узнал секреты крашения тканей. Перед женитьбой Морозов получил от помещика 5 рублей золотом. На эти деньги и на небольшое приданое жены молодой кустарь завел свое дело по домашнему ткачеству. Но тут ему достался жребий идти в солдаты. Долголетняя служба могла гибельно отразиться на его семье, и Савва принял решение. Он пришел к фабриканту Кононову, упал в ноги хозяину и выпросил крупный заем, который использовал для откупа от рекрутства.

Савва Васильевич стал помногу трудиться, перешел на сдельную работу, простаивал у станка чуть ли не по 20 часов в сутки, заставлял работать жену и сыновей. Через два года он сумел уплатить долги Кононову, а в 1797 году открыл в Зуеве свою мастерскую по производству шелковых лент, нанки и плиса. Свой товар Морозов по выгодным ценам сбывал в Москве. До восхода солнца, нагруженный большими тюками, выходил он из Зуева и, совершив 90 верст пути пешком, к вечеру был у Рогожской заставы. Богатырской стати русский мужик, длинноногий, рукастый, дальновидный, домовитый и уверенный в себе, был выдающимся пешеходом, не признававшим других способов передвижения. У заставы Савву поджидали перекупщики. Конкурируя друг с другом, они сами повышали цену на ставшую популярной морозовскую продукцию. Увеличившийся спрос в Москве на товары зуевского ткача заставил Морозова в 1811 г . открыть в своем селе небольшую фабрику с наемными рабочими и раздаточную контору по производству хлопчатобумажных тканей. В 1820 г ., нажив деньги, он с четырьмя сыновьями откупился от крепостной неволи, уплатив 17 тысяч рублей ассигнациями. В момент выкупа на волю Савва Морозов вступил в Рогожскую старообрядческую общину. В эти годы он стал заниматься кипучей предпринимательской деятельностью. В Богородске организовал красильно-отделочную и раздаточную мануфактуру. В 1825 г . в Рогожской части Москвы открыл централизованную бумаготкацкую мануфактуру с 250 рабочими и 200 станами. В 1823 г . за 500 рублей он купил у помещика свободные земли на правом берегу реки Клязьмы. Купленный на пустоши участок земли длиной 2,3 версты, шириной 2 версты Савва Васильевич увеличил в одиннадцать раз, приписав на фальшивой карте к двойке еще одну двойку. В 1830 г . Морозов перенес на земли пустоши из Зуева товаро-отделочную и красильную мануфактуру. Это событие положило начало роста промышленного местечка Никольского (Новозуева). В 1837 г . здесь Морозов начал строить каменные трехэтажные суконно-прядильную и ткацкую фабрики. В эти годы Савва Васильевич познакомился в Москве с немецким предпринимателем, представителем английской фирмы "Джерси из Манчестера" Людвигом Кнопом и доверил ему оборудование своих фабрик в Никольском английскими прядильными и ткацкими станками. С задачей энергичный немец справился блестяще. Савве Морозову он помог заключить сделку на поставки для Никольской мануфактуры американского хлопка, посоветовал пригласить на фабрики английских специалистов. В 1847 году на выстроенной с помощью Кнопа в Никольском крупнейшей в России бумагопрядильной и ткацкой фабрике с паровым двигателем стал работать управляющим английский инженер Штикрос. Ему помогали пять английских специалистов.

О том, как разбогател совершенно неграмотный Савва Морозов, за которого расписывался в деловых бумагах сын Иван, ходило много слухов. Одна из легенд говорит о том, что Савва имел дело с гуслицкими фальшивомонетчиками. Другая о том, что он искусных мастеров из крепостных снабжал фальшивыми документами, записывая их в мещанское сословие. Что бы там ни говорили, а богородский и покровский первой гильдии купец С.В.Морозов выколачивал из своих земляков упятеренный рубль за рубль и за 70 лет предпринимательства накопил многомиллионные капиталы.

В 1826 г . Савва Васильевич купил в Москве участок на углу Никольского и Шелапутинского переулков с двухэтажным домом и вскоре перевез туда свою семью. Со своей женой Ульяной Морозов счастливо прожил 63 года. У них были сыновья: Елисей, Захар, Абрам, Иван, Тимофей и дочь Варвара. От С.В.Морозова пошли четыре промышленные ветви рода: богородские - "Захаровичи", тверские - "Абрамовичи", Никольские - "Тимофеевичи" и "Викуловичи". В конце 1860 г . 90-летний Морозов преобразовал свою единоличную фирму в Торговый дом "Савва Морозов с сыновьями" на паях. Во главе его стали младшие сыновья Иван и Тимофей. В этом же году Савва Васильевич умер. Под крышей семейной усыпальницы Морозовых на Рогожском кладбище в Москве у могилы Саввы Васильевича на кресте выбиты слова: "При сем кресте полагается род купца первой гильдии Саввы Васильевича Морозова". После смерти отца сыновья продолжили его дело. Старшие Елисей и Захар отделились от отца на рубеже 30-40-х годов XIX века.

 

ЕЛИСЕЙ САВВИЧ МОРОЗОВ

(7.06.1798 - 21.02.1868 гг,)

 

Получив от отца капитал и земельный участок в местечке Никольском, Елисей Саввич организовал там в 1837 г . собственную мануфактуру с раздаточной конторой и красильней (этот участок местности и старые корпуса на нем орехово-зуевцы называют "Самомазка" по старому выражению в народе "мазать", т.е. красить ткани). В 1839 г . Е.С.Морозов купил усадьбу в Москве во Введенском переулке и устроил там сбытовую контору. В 1841 г . при бумажной фабрике Елисея Морозова в Никольском числилось 850 ткацких станков. Первую самоткацкую фабрику в Никольском фабрикант построил в 1858 г . Она вырабатывала суровые материалы. Постепенно Е.С.Морозов стал передавать все свои дела жене Евдокии Диомидовне (27.02.1797-7.12.1866 гг.) и сыну Викуле. Потомственный почетный гражданин, Богородский 1-й гильдии купец Е.С.Морозов занимал видное место в московской купеческой иерархии, был фанатичным старообрядцем -беспоповцем. Он основал несколько молелен в Москве и Орехово-Зуеве, был попечителем и хранителем одной из самых больших молелен в Москве-Покровской. Морозов отрицал духовенство, царя считал "Рогом Антихриста". От брака с Евдокией Диомидовной Елисей Саввич имел сына Викулу и дочерей Александру (ск. 20.09.1899 г.) и Евдокию (1.02.1820-10.10.1844 гг.). Е.С.Морозов, его жена и дети похоронены на Преображенском кладбище в Москве.

 

ВИКУЛА (ВИКУЛ) ЕЛИСЕЕВИЧ МОРОЗОВ

(1829 - 28.10.1894 гг.)

 

Потомственный почетный гражданин, покровский 1-й гильдии купец, мануфактур-советник В.Е.Морозов был одним из выдающихся представителей своего рода. Фабричными делами занимался с юных лет. В 1847 г . он уже участвовал в строительстве самоткацкой фабрики в Никольском, а став хозяином мануфактуры после смерти отца, построил там же бумагопрядильную фабрику. В 1882 г . Викула Морозов учредил "Товарищество мануфактур Викулы Морозова с сыновьями" в местечке Никольском, став его первым директором и председателем правления. Правление и главная контора мануфактуры находились в Москве. Непосредственное управление фабриками осуществляла Никольская контора.

Викула Елисеевич жил в Москве в своем особняке по Введенскому переулку. Владел имением в Подольском уезде при селах Константинове, Архангельском и деревнях Судаковой, Зиновкиной и Ивановке. В. Е. Морозов был известен в делах устройства благотворительных учреждений. Детскую клиническую больницу №1 москвичи до сих пор называют "морозовский". До Октябрьской революции 1917 г . она носила имя В.Е.Морозова, так как была построена на его средства. Он жертвовал и на Алексеевскую психиатрическую больницу. В Никольском построил школу, больницу, богадельню и несколько казарм для рабочих. Викула Морозов был отцом многочисленного семейства. У него и его жены Евдокии Никифоровны Кочегаровой (ск. 6.12.1894) было пять сыновей: Алексей, Федор, Сергей, Иван, Елисей и семь дочерей: Вера, Людмила, Мария, Надежда, Евгения, Екатерина и Евдокия.

 

МОРОЗОВЫ-ВИКУЛОВИЧИ

 

АЛЕКСЕЙ ВИКУЛОВИЧ МОРОЗОВ (5.10.1857 - 12.12.1934 гг.) Потомственный почетный гражданин, родился в Москве, учился в реальном училище, но закончить его не сумел. Много занимался самообразованием, слушал лекции в университете по истории и искусству. В Москве он жил в отцовском особняке, скорее напоминавшем по внутреннему содержанию музей истории русского фарфора, старинной графики, новейшей и древней живописи. После смерти отца Алексей Викулович стал директором Товарищества мануфактуры Викулы Морозова, но вскоре дело передал брату Ивану. В 1897 г . А.В.Морозов с братьями учредил "Товарищсество Саввинской мануфактуры В.Морозова, сыновей, Ивана Полякова и К 0 " близ с. Саввина Богородского уезда. Это Товарищество в 1909 г . было объединено с Товариществом мануфактуры Викулы Морозова в Никольском. Свой досуг Алексей Викулович Морозов отдавал коллекционированию фарфора, гравированных портретов и древнерусской живописи. Его собрание фарфора послужило основанием музея фарфора во дворце Шереметева в Кускове. После октября 1917 г . коллекция А.В.Морозова едва не погибла. Латышские солдаты, захватившие особняк Морозова, нанесли коллекции большой ущерб, разворовав и разбив ее часть. Коллекция была национализирована 19 августа 1918 г . и получила статус музея, который первоначально располагался в особняке А.В.Морозова. Сам коллекционер был глубоко интеллигентным человеком, не имевшим семьи.

 

ИВАН ВИКУЛОВИЧ МОРОЗОВ (28.08.1865 - 3.11.1933 гг.) Потомственный почетный гражданин. Окончил юридический факультет Московского университета. Возглавлял Товарищество мануфактур Викулы Морозова с сыновьями. Жил в особняке в Леонтьевском переулке в Москве, отдыхал в имении под Москвой (Горки-10). При Иване Викуловиче Никольская мануфактура В.Морозова приобрела особую славу. Число рабочих на ней возросло до 13 тысяч, а основной капитал увеличился в 1914 г . до 10 миллионов рублей. Фирма закупала хлопок в Америке, Египте, Персии и Средней Азии. Оптовые склады ее находились в Москве, Петербурге, Харькове, Одессе, Ташкенте, Омске, на Нижегородской ярмарке. За высокое качество выпускаемой продукции Товарищество было награждено трижды правом пользоваться изображением Государственного герба, Гран-при - за Всемирную выставку в Париже в 1900 г . Золотые, серебряные и бронзовые медали фирма получила на разных выставках в последующие годы. Для рабочих Иван Викулович Морозов построил в Никольском новые казармы на Крутом, больницу, училище, два стадиона. На свои средства он содержал знаменитую футбольную команду "Клуб-Спорт "Морозовцы"", слава которой гремела на всю Россию. Женой И.В.Морозова была Варвара Александровна Воронова (1875-1937) - в молодости артистка Большого театра. Иван Викулович был отцом двух сыновей: Федора, Кирилла и двух дочерей: Ольги и Веры.

 

МОРОЗОВЫ ФЕДОР ВИКУЛОВИЧ (31.01.1859 г.), СЕРГЕЙ ВИКУЛОВИЧ (1860 - 19.05.1921 гг.) и ЕЛИСЕЙ ВИКУЛОВИЧ (1869 - 1939 гг.) были потомственными почетными гражданами, одними из директоров Товарищества мануфактур В.Морозова.

ВЕРА ВИКУ ЛОВИ А МОРОЗОВА (1858 - 1916 гг.)

Потомственная почетная гражданка. Вышла замуж за московского мебельного фабриканта Павла Александровича Шмита. Жила в особняке близ Горбатого моста на Пресне. Имела пятерых детей: Надежду, Николая, Екатерину, Елизавету и Алексея. Ее старший сын НИКОЛАЙ ПАВЛОВИЧ ШМИТ (10 декабря 1883 - 13 февраля 1907 гг.) с декабря 1904 года возглавил мебельную фабрику отца. Свое состояние пожертвовал РСДРП. За участие в революции 1905 года был арестован и замучен в тюрьме.

НАДЕЖДА ВИКУЛОВНА МОРОЗОВА (9 сентября 1863 - 22 февраля 1903 гг.) была замужем за королем русского фарфора Матвеем Сидоровичем Кузнецовым, с которым имела сыновей: Александра, Николая, Георгия, Сергея и Михаила.

Почетное положение в жизни России занимала другая ветвь Морозовского рода - Богородско-Глуховская во главе с Захаром Саввичем Морозовым.

 

ЗАХАР САВВИЧ МОРОЗОВ (1802 - 1857 гг.)

 

Потомственный почетный гражданин, Богородский 1-й гильдии купец З.С.Морозов был основателем фабрик в Глухове. В 1847 году он купил у К.Г.Жеребцова землю с сельцом Жеребчихой-Глухово и перенес туда свою фабрику. В 1844 году Захар Саввич открыл первую среди морозовских предприятий механическую фабрику, на которой было занято 450 рабочих. В конце 1855 года предприятие стало Компанией Богородско-Глуховской мануфактуры, первым торгово-промышленным Товариществом в центральном районе России. В начале 60-х годов в Глухове сгорела прядильная фабрика. Тогда безработных прядильщиков Захар Саввич переправил в Орехово-Зуево, где купил у купца Бразгалова ситценабивную и пунцовую фабрику. Старообрядец поповского согласия З.С.Морозов жил в Москве на Семеновской улице. Он был женат на Авдотье Мартыновне (родилась в 1803 году). У них были дети: Андрей, Иван, Василий. Козьма, Федор, Макар, Наталья.

 

МОРОЗОВЫ-ЗАХАРОВИЧИ

 

АНДРЕЙ ЗАХАРОВИЧ (1821 - 1871 гг.), ВАСИЛИЙ ЗАХАРОВИЧ (6.07.1829 - 3.09.1872 гг.), КОЗЬМА ЗАХАРОВИЧ (24.09.1832 - 24.06.1861 гг.), ФЕДОР ЗАХАРОВИЧ (1833 - 1866 гг.) и МАКАР ЗАХАРОВИЧ (1840 - 29.04.1873 гг.) все были потомственными почетными гражданами, совладельцами Компании Богородско-Глуховской мануфактуры.

ИВАН ЗАХАРОВИЧ МОРОЗОВ (29.05.1823 - 10.01.1888 гг.) был Богородским 1-й гильдии купцом, главой Компании, старообрядческим деятелем Рогожской общины. Был женат на Олимпиаде Петровне (1828 - 1915 гг.), в браке с которой имел 17 детей, некоторые из которых умерли во младенчестве. Их сыновья: Маркел, Василий, Николай, Давид, Арсений и дочери: Елена, Мария, Юлия, Фелицата, Елизавета и Апполинария.

ДАВИД ИВАНОВИЧ МОРОЗОВ (1849 - 15.05.1896 гг.) был коммерции советником, Председателем правления Компании Богородско-Глуховской мануфактуры. Строил железнодорожную ветку на Богородск-Глухово, издавал газеты: "Голос Москвы", "Русское дело" и "Русское обозрение". Был женат на Анне Михайловне (умерла 28 сентября 1909 года), с которой имел детей: Николая, Ивана и Олимпиаду.

НИКОЛАЙ ДАВИДОВИЧ МОРОЗОВ (умер 3 января 1931 г .) долгое время был директором Компании Богородско-Глуховской мануфактуры, много лет прожил в Англии, любил все английское. Был выборным и душой Московского Биржевого общества, членом Совета Московского Военно-промышленного товарищества. Николай Давидович с женой Еленой Владимировной Чибисовой детей не имели. В 1906 году Н.Д.Морозов купил бывшее имение Белосельских-Белозерских Льялово у истоков Клязьмы. Позднее за этой красивейшей усадьбой закрепилось название "Морозовка". После революции 1917 года Н.Д.Морозов уехал в Америку. В эмиграции носил фамилию Фрост.

АРСЕНИЙ ИВАНОВИЧ МОРОЗОВ (23.02.1850 - 1932 гг.) был мануфактур-советником, Председателем Правления Компании Богородско-Глуховской мануфактуры. Окончил Московское коммерческое училище, в Манчестере изучал текстильное дело. Постоянно жил в Глухове. Рабочие уважали Арсения Ивановича за строгость в деле и добрые проявления в жизни. Он не жалел средств на социальные нужды рабочих, для которых построил новые казармы, больницу, реальное училище и церковь. В Богородском уезде на его средства сооружено 15 церквей. А.И.Морозов был одним из ведущих старообрядческих церковно-общественных деятелей, вожаком старообрядцев-поповцев в Подмосковье. На его средства издавались учебники Закона Божьего для старообрядческих школ. В Богородске А.И.Морозов содержал любительский старообрядческий хор в количестве до 300 человек, который был известен на всю Россию. В Богородске Арсений Иванович издавал журнал "Старообрядческая мысль", коллекционировал русскую и европейскую живопись. К большевистскому режиму относился как к порождению Антихриста. А.И.Морозов был женат на Любови Степановне Овсянниковой (1851 - 1924 гг.), с которой имел детей: Петра, Сергея, Елизавету, Глафиру, Марию, Ивана и Егора. Умер Арсений Морозов в возрасте 82 лет и был похоронен на Рогожском кладбище.

В 1857 году три московских купца Шибалов, Матюшин и Брызгалин построили около Твери фабрику. Через год Шибалов выбыл из компаньонов, а его место занял Савва Васильевич Морозов, отличавшийся особым чутьем на добычу. Пай купцы поделили на троих, но С.В.Морозов добился десяти паев, приплюсовав свою жену. Директорами мануфактуры стали сыновья купцов и два сына Саввы Васильевича - Иван и Тимофей. В 1858 году Савва Морозов стал главным учредителем Тверской мануфактуры бумажных изделий с прядильным, ткацким и ситценабивным отделениями. После раздела наследства С.В.Морозова Тверская мануфактура была выделена в третью ветвь морозовских предприятий, став владением третьего сына Саввы Васильевича - Абрама.

АБРАМ (АВРАМИЙ) САВВИЧ МОРОЗОВ (22.09.1806 - 24.06.1856 гг.) был Богородским 1-й гильдии купцом, потомственным почетным гражданином. Жил в Москве на Николо-Ямской улице, затем на Большой Алексеевской улице. Старообрядец поповского согласия, он был женат на Дарье Давидовне Широковой (1812 -11.02.1888). У них были дети: Олимпиада, Абрам, Давид, Евдокия, Ольга и Иван.

 

МОРОЗОВЫ-АБРАМОВИЧИ

 

ОЛИМПИАДА АБРАМОВНА (1836 - 29.03.1870 гг.), ЕВДОКИЯ АБРАМОВНА (1848 - 1918 гг.), ОЛЬГА АБРАМОВНА (1849 - 27.12.1918 гг.) и ИВАН АБРАМОВИЧ (ск. 1856 г .) были старообрядцами поповского согласия и похоронены на Рогожском кладбище.

АБРАМ АБРАМОВИЧ МОРОЗОВ (22.10.1839 - 25.02.1882 гг.) возглавлял правление Тверской мануфактуры. Перед женитьбой на Варваре Алексеевне Хлудовой (1848 - 1917 гг.) перешел в единоверие. Дети А.А.Морозова: Михаил, Иван и Арсений. Похоронен Абрам Абрамович на территории Всехсвятского монастыря. Варвара Алексеевна Морозова была дочерью купца 1-й гильдии, крупного текстильного фабриканта, перешедшего в единоверие, Алексея Ивановича Хлудова. После смерти мужа стала директором правления Тверской мануфактуры. Жила в Москве в особняке на Воздвиженке. Активно занималась благотворительной деятельностью. Она исполняла попечительские обязанности в десяти обществах и заведениях, была создательницей Тургеневской библиотеки. В 1887 году внесла 500 тысяч рублей на устройство психиатрической клиники медицинского факультета Московского университета, а позднее 70 тысяч рублей на организацию университета Шанявского. Варвара Алексеевна финансировала Музей кустарных изделий в Москве, издавала газету "Русские ведомости", была председателем Московского женского клуба. Во втором гражданском браке с Василием Михайловичем Соболевским имела детей: Глеба Васильевича Морозова (родился в 1885 г .) и Наталью Васильевну Морозову (родилась в 1887 г .). Похоронена на Ваганьковском кладбище.

МИХАИЛ АБРАМОВИЧ МОРОЗОВ (1870 - 12.10.1903 гг.) окончил историко-филологический факультет Московского университета. Со временем стал коллежским асессором, директором Товарищества Тверской мануфактуры. Жил в Москве в особняке на Смоленском бульваре. Был крупным общественным деятелем, гласным Московской городской Думы, членом советов нескольких благотворительных учреждений. Собирал коллекцию русской и европейской живописи, которую завещал Третьяковской галерее. Автор нескольких трудов по истории. Из старообрядчества перешел в официальное православие. Пыл старостой Успенского собора в Кремле. Похоронен в Покровском монастыре. В браке с Маргаритой Кирилловной Мамонтовой (1873 - 1958 гг.) имел четверых детей: Юрия, Елену, Михаила и Марию. Маргарита Кирилловна была дочерью Кирилла Николаевича Мамонтова. Известная меценатка, одна из директоров московского отделения Российского Музыкального и Филармонического общества, субсидировала С.П.Дягилева, покровительствовала А.Н.Скрябину. Она владела издательством "Путь", финансировала журналы "Новый путь", "Московский еженедельник". В ее особняке на Смоленском бульваре художник В.А.Серов писал портрет пятилетнего сына Морозовых Мишу ("Мику"). Похоронена на Введенском кладбище.

ИВАН АБРАМОВИЧ МОРОЗОВ (1871 - 22.06.1921 гг.) в свою очередь возглавлял Правление Товарищества Тверской мануфактуры, был мануфактур-советником. В 1898 году его избрали председателем Московского Купеческого собрания. Помимо этого он был членом Московского Биржевого комитета, директором Правления Мугреево-Спировского лесопромышленного товарищества. Коллекционировал новую западную живопись, оказывал материальную помощь Филармоническому и Русскому Музыкальному обществам. Иван Абрамович был женат на Евдокии Сергеевне Кладовщиковой (1885 - 1959 гг.), актрисе.

АРСЕНИЙ АБРАМОВИЧ МОРОЗОВ (1874 - 24.12.1908 гг.) был пайщиком Тверской мануфактуры, хозяином "Мавританского замка" на Воздвиженке (сейчас Дом дружбы с народами зарубежных стран). Автор особняка архитектор В.Мазырин. Арсений Абрамович активно занимался попечительской деятельностью, был членом Совета Московского Общества призрения и Московского Филармонического общества. В браке с Верой Сергеевной Федоровой у них была дочь Мария (родилась в 1904 г .).

ДАВИД АБРАМОВИЧ МОРОЗОВ (12.09.1843 - 24.12.1893 гг.), как и все его братья, был потомственным почетным гражданином, совладельцем Товарищества Тверской мануфактуры. Основал богадельню своего имени в Шелапутинском переулке. Перешел в единоверие. Его жена Елизавета Павловна Сорокоумовская (1849 - 1932 гг.) вместе с другими Морозовыми пожертвовала средства на постройку Гинекологической клиники на Девичьем поле. Дети Д.А.Морозова: Серафима, Маргарита, Антонина и Николай. Похоронен Давид Абрамович во Всехсвятском единоверческом монастыре, а Елизавета Павловна - на Миусском кладбище.

 

ИВАН САВВИЧ МОРОЗОВ (21.06.1812 - 19.10.1864 гг.)

 

Четвертый сын С.В.Морозова Иван Саввич был покровским 1-й гильдии купцом, жил в Москве на Николо-Ямской, затем на Большой Алексеевской улице. Женат он был дважды. Первый раз - на Арине Михайловне (ск. в 1853 году), второй раз - на Феодосии Ермиловне Медведевой (1837 - после 1917 г .). И.С.Морозов был старообрядцем поповского согласия. Феодосия Ермиловна была крупной жертвовательницей Рогожской общины. В память своего сына Сергея она на Рогожском кладбище построила двухэтажную лечебницу для больных с амбулаторией и аптекой, а в д.Устьяново (ныне Орехово-Зуевский район) построила церковь. У Ивана Саввича и Феодосии Ермиловны были дети: Александра, Мария, Клавдия, Николай и Сергей.

 

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ МОРОЗОВ (2.08.1861 - 31.12.1904 гг.) был инициатором строительства комплекса "Боярский двор" на Старой площади в Москве. Он же пожертвовал средства на строительство Противоракового института на Девичьем поле. Похоронен на Рогожском кладбище.

В середине 80-х годов XIX века "Товарищество Никольской мануфактуры Саввы Морозова, сын и К°" являлось крупнейшим в России текстильным комбинатом, состоящим из трех главных (в поселках Никольском, Городищах и Ваулове) фабричных предприятий и девяти вспомогательных предприятий. Никольская мануфактура, которую после смерти отца возглавил его младший сын Тимофей Морозов, по сумме годового производства занимала третье место среди фабрично-заводских предприятий России, уступая лишь Лодзинской и Кренгольмской. Активным помощником отца Тимофей Морозов стал в 40-е годы XIX века.

ТИМОФЕЙ САВВИЧ МОРОЗОВ (январь 1823 - 10.10.1889 гг.) занимал видное место в московской купеческой иерархии. Мануфактур-советник, потомственный почетный гражданин, купец 1-й гильдии, глава правления Никольской мануфактуры, член Совета Московского Купеческого банка, председатель Совета Московского Купеческого общества взаимного кредита, член Правления Курской железной дороги, Председатель Московского Биржевого комитета, гласный Московской городской Думы - это все Тимофей Саввич Морозов. В 1850 году Тимофей Морозов стал главой "Торгового дома Саввы Морозова", а после смерти отца переименовал фирму в 1873 году в "Товарищество Никольской мануфактуры Саввы Морозова, сын и К 0 ". Он унаследовал самую крупную из четырех морозовских мануфактур. В 1859 году в с.Ваулово Владимирской губернии он основал Вауловскую мануфактуру для ручного ткачества, а для выпуска бельевых тканей в 1883 году построил Городищенскую отбельно-механическую фабрику. Правление и главная контора Никольской мануфактуры находились в Москве (Б.Трехсвятительский переулок). Т.С.Морозов первым из русских текстильных промышленников отказался от заграничных наставников, на работу нанимал молодых русских инженеров. Закоренелый старообрядец (поповец) с подчиненными был суров. Рабочие называли его "Колдуном", "Вампиром" за жестокий нрав и жажду наживы. Торговые конторы фирмы Т.С.Морозова находились во многих городах России. Фирма имела свои отделения на Нижегородской ярмарке, в Омске, Ирбитске. Она вырабатывала ткани "для простого люда" - нанку, плис, бязь, миткаль, кретон, марлю и т.д. Помимо России ткани продавались в Китае, Персии, Средней Азии. Ежегодно реализовывалось товаров на сумму 21 млн. рублей. Образцы продукции Никольской мануфактуры славились на мировых и всероссийских выставках, удостаивались высших наград. Тимофей Саввич был женат на Марии Федоровне Симоновой (9.02.1830 - 18.06.1911 гг.), дочери купца 2-й гильдии, богатой наследнице. Морозовы много денег отдавали на благотворительные дела. На средства Т.С.Морозова построена Гинекологическая клиника на Девичьем поле в Москве. После смерти мужа Мария Федоровна Морозова много жертвовала на строительство церквей, здания для лаборатории механической технологии волокнистых веществ Московского технического училища, на строительство богаделен и других объектов. Дети Т.С.Морозова: Елена (род. в 1849 г .), Анна (1849 - 18.02.1924 гг.), Алевтина (22.06.1850 - 19.07.1876 гг.), Александра (20.10.1854 -4.02.1903 гг.), Иван (род. в 1855 году). Арсений (род. в 1857 году), Юлия (6.06.1858 - 29.01.1920 гг.), Савва (3.02.1862 -13.05.1905 гг.), Сергей (28.07.1863 - 11.12.1944 гг.). Умер Т.С.Морозов в своем имении в Мисхоре в Крыму.

 

МОРОЗОВЫ-ТИМОФЕЕВИЧИ

 

Из девяти детей Т.С.Морозова Елена, Иван и Арсений умерли в младенческом возрасте.

АННА ТИМОФЕЕВНА МОРОЗОВА жила в Москве на Б.Ордынке, была замужем за профессором Московского университета Геннадием Федоровичем Карповым, другом известного историка Василия Осиповича Ключевского. В своем имении Сушнево во Владимирской губернии Анна Тимофеевна и Геннадий Федорович нередко принимали известных в России деятелей культуры и искусства Чехова, Шаляпина, Чайковского, Левитана, Ключевского и других. Анна Тимофеевна была Почетным членом Общества истории и древностей российских. В память о муже учредила премию в Московском университете за лучшие исторические работы. А.Т.Карпова была настоящей матерью-героиней. В ее многочисленной семье были дети: Тимофей, Елена, Анна, Наталья, Федор, Александр, Алевтина, Николай, Мария, Георгий, Клавдия, Ольга, Зинаида, Геннадий и Варвара. После смерти А.Т.Морозову похоронили на Рогожском кладбище.

Все дети А.Т.Морозовой - потомственные дворяне. Тимофей после революции 1917 года погиб в тюрьме г.Архангельска. Елена вышла замуж за Александра Васильевича Кривошеина, члена Государственного Совета, министра земледелия. Федор окончил МВТУ, несколько лет возглавлял правление Никольской мануфактуры. Александр был гласным Московской городской Думы, директором правления Никольской мануфактуры. В мае 1905 года привез тело С.Т.Морозова из Франции. Мужем Алевтины был Владимирский вице-губернатор Н.В.Ненароков. Варвара вышла замуж за Владимира Владимировича фон Мекк, дворянина из старинного рода, секретаря великой княгини Елизаветы Федоровны.

АЛЕКСАНДРА ТИМОФЕЕВНА МОРОЗОВА вышла замуж за Александра Александровича Назарова, дворянина, одного из директоров правления Никольской мануфактуры.

ЮЛИЯ ТИМОФЕЕВНА МОРОЗОВА вела многие важные дела Морозовых. Ее мужем был Григорий Александрович Крестовников, крупный торгово-промышленный, государственный и общественный деятель, председатель Совета московского Купеческого банка, член Государственного Совета. Дети Ю.Т.Морозовой: Софья, Мария, Алевтина, Александр, Тимофей и Григорий.

САВВА ТИМОФЕЕВИЧ МОРОЗОВ (3.02.1862 - 13.05.1905 гг.) - самый известный представитель династии Морозовых. Окончил естественное отделение Московского университета, учился химии в Кембридже. В Манчестере познал все тонкости текстильного производства. В 1886 году стал директором-распорядителем Никольской мануфактуры. Савва Тимофеевич обладал даром далеко видеть вперед, сам начал строить машинное оборудование для своей мануфактуры, а не закупать его за границей. У любой машины и станка знал каждый винтик. Он первым из российских предпринимателей пытался внедрить систему участия рабочих в прибылях предприятия. С.Т.Морозову принадлежали хлопковые поля в Туркестане, химический завод в Пермской губернии. Русская пресса окрестила Савву Морозова "купеческим воеводой". На Всероссийской промышленной выставке в Нижнем Новгороде он подносил царю хлеб-соль. С.Т.Морозов был членом московского отделения Совета торговли и мануфактур, основателем русско-германского химического акционерного общества "С.Т.Морозов, Крелль и Оттоман". Помимо особняка в Москве на Спиридоньевке, у Морозова было имение Покровское-Рубцово близ Истры и дача на реке Киржач. Савва Тимофеевич хорошо знал русскую и английскую поэзию, любил особенно Пушкина и Брюсова. С толстосумами Морозов не дружил, общался с известными в России людьми: Чеховым, Станиславским, Горьким, Шаляпиным, Шехтелем, Левитаном и другими. Много внимания уделял благотворительности. На свои средства перестроил здание для Московского Художественного театра, в Орехово-Зуеве для рабочих выстроил новые казармы, фабрику, театр, электростанцию, заложил фундамент для огромной больницы. Савва Тимофеевич поддерживал материально социал-демократов, газеты "Искра", "Новый путь", "Борьба", помогал политическим ссыльным. С.Т.Морозов был женат на Зинаиде Григорьевне Зиминой (1867 - 1 сентября 1947 гг.), в браке с которой имел детей: Тимофея, Марию, Елену и Савву. Умер (по другой версии застрелен) С.Т.Морозов в Каннах, похоронен на Рогожском кладбище.

Старший сын С.Т.Морозова Тимофей Саввич (15.11.1888 - 21.02.1921 гг.) окончил математический факультет Московского университета, был попечителем Московского Старообрядческого института и Коммерческого училища. В браке с Татьяной Николаевной Пахорской имел детей: Савву, Адриана и Павла. Т.С.Морозов в 1921 году был расстрелян большевиками в Ростове-на-Дону. Мария Саввишна Морозова (25.07.1890 - 1934 гг.) Вскоре после замужества развелась. Лечилась в психиатрической больнице. Утонула в Оке. Елена Саввишна Морозова (род. в 1894 г .) после революции 1917 года эмигрировала в Бразилию. Савва Саввич Морозов (25 июля 1903 - 1964 гг.) родился в Покровском-Рубцове, окончил институт инженеров транспорта. Был репрессирован. Позже работал переводчиком в Мострансе, инженером по строительству мостов.

СЕРГЕЙ ТИМОФЕЕВИЧ МОРОЗОВ (28.07.1863 - 11.12.1944 гг.) окончил юридический факультет Московского университета. С 1906 года - директор-распорядитель Товарищества Никольской мануфактуры. В 1885 году основал Кустарный музей и передал его в дар Москве. Был известным меценатом, субсидировал журнал "Мир искусства", был пайщиком Московского Художественного театра. Он долго сидел в холостяках, потом женился на Ольге Васильевне Кривошеиной, сестре известного государственного деятеля А.В.Кривошеина. В 1925 году по совету родных уехал во Францию, где и провел оставшуюся часть жизни. С женой похоронены под Парижем на кладбище Сент-Женевьев де Буа.

Внук Саввы Тимофеевича Морозова, его полный тезка Савва Тимофеевич Морозов (28.08.1911 - 20.02.1995 гг.) был старейшим московским журналистом и писателем. Участник Великой Отечественной войны, почетный полярник СССР, автор романа "Льды и люди" и повести "Дед умер молодым". Он несколько раз приезжал в Орехово-Зуево, встречался с общественностью города, выступал в музее и Зимнем театре.

ВАРВАРА САВВИШНА МОРОЗОВА, единственная дочь Саввы Васильевича Морозова, старообрядка поповского согласия. Была замужем за Андреем Андреевичем Скороспеловым, богородским 1-й гильдии купцом.

История Морозовых - это история превращения крепостных крестьян, самоучек в высокообразованных бизнесменов, настоящих интеллигентов и тонких ценителей искусств. С каким энтузиазмом и упорством создавали Морозовы гигантские по тем временам предприятия, участвовали в строительстве железных дорог, учреждении банков, экономическом освоении окраин. Это семейство прославило себя своими благотворительными делами, созданием выдающихся музейных коллекций. Влиятельный купеческий род Морозовых, корни которого произросли в деревне Зуево Богородского уезда Московской губернии, - это мощный духовный потенциал России. Именно у этого почтенного семейства многие нынешние молодые предприниматели учатся, как надо вести Дело с большой буквы.

 

Порой задумаюсь всерьез,

Совсем забыв о куреве,

Раменье вижу, речки плес

И деревеньку Зуеву.

 

Рассветы как всегда встают

За далью Клязьмы розовой.

В моем намоленном краю

Гнездо птенцов Морозова.

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА ДЛЯ ЧТЕНИЯ

 

ФилаткинаН., Дроздов М. Морозовы. Ногинск, 1995.

Лизунов В. С. Минувшее проходит предо мною... Орехово-Зуево, 1996.

 

 

 

 

 

ГЛАВА 20

МОРОЗОВСКАЯ СТАЧКА

 

В небольшом по площади местечке Никольское располагались две крупнейшие текстильные мануфактуры Саввы и Викулы Морозовых. По концентрации производства и рабочих Орехово-Зуево к 1890 году занимало 3-е место в России после Москвы и Петербурга. Во главе "Товарищества Никольской мануфактуры Саввы Морозова сын и К 0 " стоял Тимофей Саввич Морозов, властный фабрикант, с неумеренной жаждой наживы. Штрафы и грубое обворовывание рабочих - это главное, на чем он строил управление на своих фабриках. Положение рабочих на Никольской мануфактуре после затяжного разрушительного кризиса в России в 80-х годах XIX века оставалось тяжелым.

При найме у них брали залоговые деньги, которые вкладывались в производство. Рабочий день длился 12-14 часов, иногда текстильщики трудились в праздники. Широко использовался женский и детский труд. В 1882 году мужчины получали в месяц 14-15 рублей, женщины - 10-11 рублей, а подростки - 5-6 рублей. С 1882 года Морозов стал сбавлять плату рабочим и до 1884 года провел пять сбавок. Штрафы составляли четверть заработка, а у отдельных рабочих они составляли половину зарплаты. Штрафовал хозяин за некачественную работу, за непосещение церкви, за курение, за прогулы, за неснятие шапки перед хозяевами и т.д. Заработная плата умышленно задерживалась, вместо денег выдавались "боны" - особые талоны. Рабочих принудительно снабжали продуктами через харчевую лавку, которая приносила до 100% прибыли. Жили текстильщики в казармах каморочного типа по две-три семьи в каморке. Для холостых в больших помещениях строились нары в два этажа. Большинство рабочих были крестьянами, работали на фабриках только в осенне-зимний период.

Несправедливые условия найма, произвол администрации, штрафы, задержка зарплаты, плохие условия труда, надругательство над личностью вызывали у рабочих протесты и открытое недовольство. В Никольском все чаще стали раздаваться голоса: "Терпеть больше нельзя!" Текстильщики понимали, что кто-то должен возглавить борьбу за их права. Таким борцом стал Петр Анисимович Моисеенко (1852-1923 гг.), уроженец деревни Обыденной, Смоленской губернии. Еще подростком он приезжал в Орехово-Зуево и работал на фабрике Зимина. В 1873 году он уехал в Петербург, где работал ткачом.

Здесь он познакомился с Плехановым, Халтуриным и Обнорским (Г.В.Плеханов - выдающийся пропагандист марксизма. С.И.Халтурин, В.П.Обнорский - рабочие-революционеры, организаторы "Северного Союза русских рабочих") , участвовал в забастовках на фабриках и в создании "Северного Союза рабочих". За участие в забастовках в 1880 году был сослан в Иркутскую губернию вместе с рабочим Лукой Ивановым. Из ссылки в 1883 году Петр Анисимович приехал вместе с женой Екатериной Сазоновой и Лукой Ивановым в Орехово-Зуево. Стал проживать у отца, сторожа на фабрике Зимина, а на работу устроился на Ново-ткацкую фабрику Т.С.Морозова ткачом.

Лука Иванов сначала поступил на фабрику Зимина, а позже переехал в Ликино и стал работать на фабрике Смирнова. Сменив несколько мест работы, Моисеенко осенью 1884 года вернулся в Орехово-Зуево и поступил на Новоткацкую фабрику, где познакомился с Василием Волковым. Через некоторое время Петр Анисимович организовал на фабрике кружок единомышленников, куда вошли Ф.Шелухин, В.Волков, Л.Иванов, М.Козлов, Гвоздарев и другие надежные рабочие. Задача перед кружком стояла одна - подготовка стачки.

В декабре 1884 года ткацкий мастер Шорин отказал в просьбе рабочих о прибавке зарплаты. На Рождество рабочие получили "срезанные талоны" в фабричную лавку, а утром 5 января 1885 года контора Т.С.Морозова объявила 7 января ("Крещение Господне") рабочим днем, тогда как Викуловские и Зиминские рабочие собирались праздновать Крещение в течение 2-х дней.

Это была последняя капля, переполнившая терпение рабочих Тимофея Морозова. Разговоры о стачке пошли в открытую. По инициативе Моисеенко 5-го января вечером в трактире И.Конфеева собрался стачечный актив в количестве 19 человек для выработки плана выступления. Сложились по 10 копеек и под видом застолья вели разговор о стачке. Выбрали день ее начала - 7-го января и поклялись остановить фабрики. Для детального обсуждения плана стачки решили собраться еще раз, но уже в трактире "на Песках" (На "Песках" - после разлива Клязьма оставляла на правом берегу напротив завода "Респиратор" песок. Отсюда название участка местности "Пески") .

торговца Трофимова 6 января. В тот день собралось более 50 человек, все одобрили план стачки и требования к фабриканту. План стачки был таков: первыми забастовку начинают ткачи, соберутся у входа в фабрику, предъявят требования администрации, ткачей поддержат прядильщики и рабочие других фабрик, забастовку провести мирно, без применения силы, без порчи зданий и имущества; предъявив требования, разойтись по домам.

Вечером 6 января рабочий из 6-й казармы Ларионов выболтал план стачки и день ее начала конторщику Гаранину, а тот доложил об этом директору фабрики М.Дианову. Администрация немедля создала группу в 400 человек для противодействия рабочим. В нее вошли разнорабочие с конного двора, в основном татары, сторожа, торфяники, вооруженные ломами, дубинками, оглоблями. К пяти часам утра 7 января десятник В.Зарайский с чернорабочими встал у входа Новоткацкой фабрики и начал загонять рабочих в помещение силой. В шестом часу утра Моисеенко и Волков подошли к фабрике и увидели, что рабочих у входа нет. Они вошли в фабрику, в уборной переговорили с ткачами второго и третьего этажа о начале стачки изнутри. По корпусам прокатилось: "Гаси свет! Выходи во двор!" Раньше других сообразил, что делать, подросток Денис Михайлов. Из рабочих-мальчишек он соорудил живую лесенку, завернул на втором этаже газовый кран у потолка. Освещение погасло, станки, которые запустили некоторые рабочие, остановились. По проходу рабочие прошли на прядильную фабрику и там перекрыли газовые краны.

Все вышли на фабричный двор, затем на улицу и двинулись к старой ткацкой фабрике, из выхода которой уже валил народ во главе с ткачом Филатом Титовым. Вдруг раздался крик: "Наших бьют!" Пьяная охрана избивала во дворе фабрики ткачих. Стачечники дали им отпор и прогнали за Клязьму. Моисеенко повел рабочих на механический завод и там остановил работу. В то же время Волков с группой рабочих прибыл на красильно-отбельную фабрику и захватил паровое отделение. Красильщики присоединились к забастовщикам. Затем были остановлены лесопилка и химический завод. К 9-ти часам утра все фабрики Т.С.Морозова встали. Инженер-механик Карабанов позже на следствии говорил: "В 10 часов утра из красильного заведения вышла громадная толпа людей. Во главе ее шел какой-то парень... нес знамя - большой кусок материала, убранный лентами, прикрепленный к длинному шесту..." Этим парнем был Василий Волков. А факт свидетельствует о том, что 7 января 1885 года в самом начале Морозовской стачки произошла первая уличная демонстрация стачечного пролетариата России, где впервые был поднят красный флаг.

Для предъявления требований Моисеенко направился к дому управляющего фабриками Дианова, но тот сбежал из дома, а в Павлово-Посаде дал телеграмму в Москву и Владимир, прося о помощи. Ненависть свою рабочие выразили погромом домов Шорина, директора бумагопрядильной фабрики Лотарева, харчевой лавки и хлебопекарни, выбили стекла в конторе. Здесь постаралась толпа "котов" - тунеядцев и другой голытьбы, которых насчитывалось в Никольском не одна сотня. Моисеенко с активом стачечников сумел предотвратить погром Кооперативного магазина Потребительского общества. Здесь был смертельно ранен промывальщик Захаров, пытавшийся поживиться в магазине. Вся администрация Т.С.Морозова разбежалась, рабочие стали хозяевами на его фабриках. Первая часть плана стачки была выполнена - она стала всеобщей. Моисеенко и Волков настояли на том, чтобы рабочие разошлись, создав "сторожевые дружины". Почти все пошли домой. Петр Анисимович дал телеграмму министру внутренних дел с просьбой прислать представителей для выяснения причин стачки на месте. В свою очередь Тимофей Морозов дал две телеграммы министру внутренних дел и несколько телеграмм Владимирскому губернатору Судиенко с просьбой принять срочные меры. О забастовке стало известно царю Александру III . К 17-ти часам в Никольском стало пусто и тихо. В ночь с 7 на 8 января в Орехово-Зуево прибыли Судиенко и два пехотных батальона 12-го Великолукского полка. Из Покрова прибыли конные войска.

Утром 8 января Никольское было оцеплено патрулями. Судиенко приказал привести по 10 человек от каждой казармы во двор конторы. Это было началом репрессивных мер властей. Вышедшему на крыльцо конторы Судиенко Волков объяснил причину волнений рабочих. Губернатор попросил подождать приезда Т.Морозова и отпустил из-под конвоя рабочих. Морозов приехал днем, посовещался с губернатором и прокурором, сделал незначительные уступки и уехал в Москву. Условия фабриканта не удовлетворили рабочих. На следующий день красильщики, поддавшись уговорам директора красильной фабрики С.А.Назарова, вышли на работу, но забастовщики не дали им работать, забросав камнями и торфинами. Со стен зданий они срывали расклеенные обращения Морозова. Моисеенко и Волков обсудили требования для передачи Судиенко и выработали план руководства стачкой: сначала массы поведет Волков, а Моисеенко, как руководитель стачки, должен остаться для властей незамеченным. В 14 часов для переговоров в контору явились уполномоченные от рабочих. Волков изложил требования из 8 пунктов.

Вечером 9 января в 8-й казарме в каморке Волкова собрались руководители стачки и составили новые "Требования по общему согласию рабочих", состоявшие из двух частей. Первая часть, написанная В.С.Волковым, включала 7 пунктов и касалась улучшения условий работы на фабриках Т.С.Морозова:

1. Хозяин должен возвратить рабочим штрафы, начиная с Пасхи 1884 года.

2. Товарищество имеет право за период с Пасхи 1884 года до стачки оставить себе в виде штрафа только 5 % от заработка рабочего.

3. Если хозяин пожелает рассчитать кого-либо из рабочих, то должен выплатить заработанную плату за весь период найма, до Пасхи 1885 года, то есть до 23 марта.

4. Восстановить расценки за работу, существовавшие в 1880-1881 годах.

5. Оплатить рабочим за все дни стачки по 40 копеек в день, так как стачка вспыхнула по вине Морозова.

6. Не задерживать выдачу харчей и хлеба в лавках в период стачки, так как расчет за них был произведен конторой вперед еще в декабре.

7. Уволить мастеров и служащих, фамилии которых будут указаны рабочими.

Вторая часть состояла из 14 пунктов и имела общероссийское звучание, своего рода рабочие законы. Ее написал П.А.Моисеенко.

1. Издание государственного закона о штрафах на фабриках страны с целью ограничения произвола предпринимателей.

2. Согласно закону штрафы не должны превышать 5 % с заработанного рубля.

3. Рабочий должен предупреждаться о плохой работе и вызываться в контору для наложения штрафа не более двух раз в месяц.

4. Вычет за вынужденный прогул рабочего не должен превышать одного рубля.

5. Издание государственного закона о найме фабричных рабочих. Согласно этому закону должен быть изменен порядок найма и увольнения на фабриках. Рабочий должен иметь свободное право ухода с предприятия по своему желанию, заявив за 15 дней об этом администрации, и уйти без всяких вычетов и задержек. Фабрикант имеет право уволить рабочего, но должен поставить его в известность о расчете за 15 дней. Нарушающие этот принцип фабрикант или рабочий компенсируют это двухнедельным заработком...

7. Определение недоброкачественности готового изделия должно устанавливаться путем предъявления товара и при свидетелях от рабочих.

Результаты осмотра записывать в товаро-приемную книгу...

11. Ввести государственный контроль над заработной платой рабочего.

12. Выдачу заработной платы производить не позднее 15 числа каждого месяца или в первую субботу после 15.

13. Простой рабочих по вине капиталиста должен оплачиваться не менее, чем по 40 коп. в день или по 20 коп. в смену.

14. Свободный выбор старост в рабочих артелях.

В "Требованиях" Никольские рабочие продиктовали царскому правительству основные положения фабричного законодательства и выразили интересы промышленного пролетариата всей России.

10 января хозяин в Орехово-Зуево не приехал, и рабочие не дождались ответа на свои требования. Вечером из Москвы прибыл поезд с четырьмя сотнями казаков 1-го Донского казачьего полка.

11 января стал решающим днем стачки. Царь на докладной записке министра внутренних дел Д.Толстого написал резолюцию: "Какие еще облегчения?" и Толстой отдал приказ об усмирении бунтовщиков. К 10 часам утра к переезду железной дороги подошла многотысячная толпа рабочих во главе с Волковым. К ней подъехал Судиенко. Волков пытался зачитать требования, но Судиенко велел передать тетрадь с требованиями прокурору окружного суда Товаркову и приказал арестовать "зачинщиков". Казаки отсекли часть толпы (51 человек) с Волковым, Шелухиным и отвели арестованных в ближайшую казарму с решетками на окнах. Во время ареста Волков успел выкрикнуть лозунг: "Один за всех, все за одного!" Со всех сторон звучало: "Берите всех! Не дадим его одного!"

Тем временем другая группа рабочих во главе с Моисеенко, которые, согласно договоренности, шли к фабричным корпусам другим путем, узнали об аресте Волкова, Шелухина и других рабочих. С помощью рабочих из ближайших казарм Моисеенко прорвался с ними через заслон солдат и казаков на фабричный двор, а затем к казарме, где сидели арестованные, и освободил большую их часть. Волкова и Шелухина среди них не оказалось, их содержали под стражей в здании конторы. Во время рукопашной схватки на фабричном дворе Петр Моисеенко получил легкое ранение штыком в грудь. Попытка Судиенко арестовать вожака стачки не удалась, рабочие скрыли его в гуще толпы. Казаки отодвинули толпы рабочих за железную дорогу.

Вечером большая группа рабочих подошла к конторе, чтобы освободить Волкова и Шелухина. Судиенко отказался освободить арестованных, и войска начали разгонять толпу. Администрация была довольна, пролилась первая кровь бунтовщиков. Забастовщики побежали к станции Орехово, чтобы освободить Волкова и Шелухина при посадке в вагон, но им это не удалось. Поезд увез арестованных во Владимирскую тюрьму.

Судиенко запросил у Толстого еще две сотни казаков и батальон пехоты. Прямая уличная схватка рабочих Орехово-Зуева с войсками 11 января 1885 года стала невиданным доселе актом борьбы пролетариата России за свои права.

12 января начались массовые аресты стачечников и высылка их без имущества и документов по месту жительства. Оставшимся рабочим было предложено выйти на работу. В полдень в Орехово прибыл батальон гренадеров Перновского пехотного полка и две сотни казаков. В Орехове было сосредоточено 6 сотен казаков, 5 пехотных батальоном, всего 2750 человек - небывалый случай! Никольское было объявлено на военном положении. Переходы в Зуево, Дубровку были закрыты.

13 января Никольское изолировали от Викуловских фабрик, от Зуева, от Дубровки. Судиенко приказал не выдавать продукты из лавки тем, кто не вышел на работу.

14 января аресты и высылка рабочих продолжались. Подручные хозяев врывались в казармы и силой заставляли рабочих идти на фабрики. 600 человек все же приступили к работе. Моисеенко тайком добрался до Москвы с целью установления связи с революционными организациями.

15 января Судиенко отправил телеграмму Толстому: "...Работать идут неохотно, работающие подвергаются побоям, брани... отправку войск не решаюсь..." 16 января из Никольского было выслано еще 303 человека. Был арестован Лука Иванов. В Москве Моисеенко прочитал в газетах об арестах и высылке рабочих из Орехова и решил немедленно возвращаться в Никольское: "Своей головой спасу людей".

Голод, тяжелое положение детей, насилие, боязнь потерять место в условиях кризиса вынудили стачечников 17 января отступить. Моисеенко поездом выехал из Москвы, сошел в Дрезне, пешком дошел до Ликина. Там в квартире брата его арестовали и 18 января увезли в Орехово.

19 января Судиенко послал очередную телеграмму Толстому: "Мои увещевания без желаемых результатов... толпа идет под арест весьма охотно... поют песни". Министр донес правительству, что на Никольских фабриках работает 4508 человек, а Дианов донес Судиенко, что на фабриках работает лишь 2917 человек.

20 января губернатор доложил царю: "Порядок восстановлен". Царь отреагировал просто: "Дай Бог, чтобы так и продолжалось". Судиенко уехал во Владимир, оставив для порядка 200 казаков.

Лишь только 21 января в Орехово поездом приехал Тимофей Морозов. Он стал увольнять с работы ткачей, а для найма новых рабочих разослал по деревням агентов. 24 января к работе приступило чуть больше половины всех рабочих (4328 человек из 8 тысяч). И только 1 февраля на фабриках производство возобновилось в полном объеме. Убыток от остановки фабрик составил 35 тысяч рублей. К концу января из Никольского было выслано около 800 человек. Фактически стачка продолжалась 17 дней (с 7 по 23 января). Организованность в стачке преобладала над стихийностью. Тимофей Морозов согласился отменить штрафы, уволить мастера и служащих, особо ненавистных рабочим, дал расчет тем, кто не желал работать на прежних условиях. К суду во Владимире было привлечено 43 человека. Первый процесс состоялся 7-8 февраля 1886 года. Моисеенко, Волков, Иванов и другие арестованные до суда больше года находились в заключении. Защиту осуществлял адвокат Ф.Плевако, который доказал злостные нарушения законов и произвол администрации Т.Морозова. Тем не менее, суд вынес решение: Моисеенко, Волков и Шелухин - 3 месяца ареста; Козлов и Титов - 2 месяца ареста, а остальные получили еще меньшие сроки заключения. Моисеенко и Волков сразу подали жалобу. Пока ходила апелляция, готовился второй процесс уже над 33 стачечниками и с присяжными заседателями. На этот раз рабочие обвинялись в нападении на караул, в разгроме дома Шорина и уличных беспорядках. Процесс начался 23 мая 1886 года. На нем Шорин признался, что штрафовал за хорошую работу - так требовал хозяин, что зарплата за два года понижалась пять раз. Морозов был уличен. Особенно ярким на суде было выступление защитника Холщевникова: "Если осудить Волкова и Моисеенко, - говорил он, - значит осудить весь рабочий класс России... Я настаиваю на полном оправдании". И присяжные оправдали подсудимых. Все были освобождены, а Моисеенко и Волкова оставили под стражей до решения Московской судебной палаты. Еще два месяца их продержали в тюрьме, а затем отправили в ссылку: Моисеенко - в Архангельскую губернию на 5 лет, а Волкова - в Вологодскую губернию на 3 года. 17 мая 1887 года в ссылке в Усть-Сысольске от туберкулеза умер В.С.Волков. 3 июня 1886 года царское правительство было вынуждено принять законы о штрафах и найме.

Стачка "Морозовской" впервые была названа Г.В.Плехановым. Она стала самым крупным событием в рабочем движении России 80-х годов. Стачка отличалась организованностью, стойкостью и упорством забастовщиков. Это была не локальная стачка, в нее включились все звенья монаршей системы: полиция, армия, казаки, суд, печать и сам царь.

Морозовская стачка - это первое политическое выступление рабочих против самодержавия. Она стала причиной издания 3 июня 1886 года законов о штрафах и найме. Стачка ореховских текстильщиков 1885 года и последовавшие за ней такие же мощные выступления рабочего класса расчищали поле деятельности для нарождавшейся российской социал-демократии.

"Ткачей побежденных победное эхо

От мрачных казарм отразилось не зря.

Морозовской стачкой поставлена веха

В начале большого пути Октября".

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА ДЛЯ ЧТЕНИЯ

 

Морозовская стачка 7-13 (19-25) января 85 года. Под редакцией и с предисловием Д.Б.Рязанова. М., 1923.

Морозовская стачка 1885 года. (С предисловием В.И.Невского) // Вопросы труда. М., 1925.

Лаверычев В. Я., Соловьева А. М. Боевой почин Российского пролетариата. М., 1985.

Моисеенко П. А. "Воспоминания старого революционера". М., 1966.

Бахревский В. А. Морозовская стачка. М., 1984.

Григорьев С. Мальчий бунт. М., 1951.

 

 

 

ГЛАВА 21

ЗИМИНЫ, КУЗНЕЦОВЫ, СМИРНОВЫ

 

Самая заурядная старообрядческая деревенька Гуслиц Зуево дала России два крупных купеческих рода - Морозовых и Зиминых.

 

 

ЗИМИНЫ

 

Купеческий род Зиминых ведет начало от крепостных крестьян д.Зуевой, Богородского уезда Московской губернии - Семена Григорьевича Зимина (1760 - 19 сентября 1840 гг.) и его жены Анастасии Григорьевны (1762 - 5 июля 1827 гг.). У них, старообрядцев-беспоповцев поморского согласия, было пять сыновей - Степан, Никита (1790 - 15 февраля 1866 гг.), Павел (1794 - 15 октября 1864 гг.), Иван (1799-11 сентября 1885 гг.) и Киприян (1805 - 25 мая 1855 гг.). В конце XVIII века Семен Григорьевич Зимин завел в Зуеве небольшое шелкоткацкое заведение. До 1838 года с ним в "светелке" на ручных станах работали сыновья. Затем Иван и Киприян отделились от отца, заведя собственную небольшую бумаготкацкую фабрику, а Никита до 50-х годов прошлого века продолжал отцовское дело. Перейдя к ткачеству бумажных тканей, Никита Семенович в 1858 году завел крашение пряжи и тканей в пунцовый цвет. После смерти Н.С.Зимина его сын Иван Никитич начал расширять производство крашения и ситцепечатания. Его предприятие в 1868 году получило название "Зуевская мануфактура И.Н.Зимина", а в 1884 году было образовано акционерное общество "Товарищество Зуевской мануфактуры И.Н.Зимина", сделавшееся одним из крупных производств России. В деле процветания мануфактуры были заняты сыновья Ивана Никитича - Леонтий, Григорий, Иван, Сергей и Александр, а также сыновья старшего сына Леонтия Ивановича - Николай, Иван, Алексей, Сергей, Александр, Владимир и Василий. В 1897 году они заложили при ст.Дрезна Московско-Нижегородской железной дороги бумаго-прядильно-ткацкую фабрику. Зиминых по линии Ивана Никитича стали называть "старые Зимины". У них на фабриках работало 4500 человек, а годовое производство выходило на сумму в 13 млн. рублей. Главными руководителями производства были Григорий Иванович и Иван Иванович Зимины, а также кандидат в директора бухгалтер А.Т.Голубков.

Основателями хлопчатобумажной мануфактуры Торгового Дома И.М., П.Я. и Ф.Зиминых (Подгорной фабрики) были Иван и Киприян Семеновичи Зимины. Начинали они с ручных станов и работали разные бумажные ткани, имея раздаточную контору для выдачи пряжи кустарям. После смерти Киприяна старший брат его Иван Семенович с сыном Макаром и племянниками Петром, Яковом и Филиппом Кип-рияиовичами расширил производство и открыл в 1867 году "Торговый Дом И.М., П.Я. и Ф. Зиминых". При его жизни в 1868 году была основана Подгорная механическая ткацкая фабрика, а в 1876 году - черная красильня. После смерти Макара Ивановича его дело продолжили сыновья Иван и Николай. При Николае Макаровиче, который выучился на инженера-механика, была пущена в 1868 году бумагопрядильная фабрика. Перед самой революцией 1917 года во главе Торгового Дома "новых Зиминых" находились Яков и Филипп Киприяновичи и их племянник Иван Макарович Зимины. На их мануфактуре работало 880 человек, а годовое производство составляло 2 млн. рублей.

Со временем фабриканты Зимины заняли одно из ведущих мест в мануфактурной промышленности. На их фабриках вырабатывались платки шелковые и атласные, грозентин, нанка, миткаль, марсемен, коленкор, плис и поплин. Зимины открыли торговые конторы, магазины розничной и оптовой торговли во многих крупных городах России и за границей.

О жизни и общественной деятельности Зиминых известно мало. Леонтий Иванович Зимин жил в Москве на Большой Алексеевской улице. Его сын Алексей Леонтьевич проживал в собственном доме в Петровском парке. Он получил хорошее воспитание, знал три языка, окончил Промышленную академию. Для завершения образования и для пользы дела Компания послала его за границу, где он хорошо овладел профессией - классировщик хлопка. Его жена Елизавета Сергеевна Зимина (урожденная Морозова) - из семьи известных фабрикантов Морозовых. Она прекрасно играла на фортепьяно, искусно вышивала гобелены, хорошо рисовала. Интересовалась литературой, поэзией, много читала наизусть, свободно разговаривала на английском, французском и немецком языках.

Самой яркой личностью этой купеческой семьи был, несомненно, Сергей Иванович Зимин (8 июня 1876 - 26 июля 1942 гг.). По семейной традиции он закончил Московское коммерческое училище, но предпринимательской деятельностью занимался мало. Его увлекли музыка и театр. На занятия пением он убегал тайно. После посещения Частной оперы С.И.Мамонтова, где ему посчастливилось впервые услышать великого Ф.И.Шаляпина, оперное искусство навсегда покорило Сергея Ивановича. Первым педагогом Зимина по вокалу (у С.И.Зимина от природы был хороший бас) был профессор Кедров. Потом он учился у А.И.Барцала, главного режиссера Большого театра, профессора Московской консерватории, и в классе Н.П.Миллера. Когда в 1899 году Опера С.И.Мамонтова прекратила свое существование, ее музыкальный руководитель М.М.Ипполитов-Иванов предложил Зимину возглавить оставшуюся без попечителя группу, но Сергей Иванович еще не был готов к столь серьезному делу. Для самообразования и знакомства с оперным делом Зимин совершил заграничную поездку. Он посетил Вену, Берлин, Неаполь, Рим, Париж - города, славные именитыми певцами и прекрасными сценами.

Результатом этой поездки стало создание Оперного театра Зимина, открывшего сезон в Москве осенью 1904 года. С 1908 года спектакли давались в помещении театра Солодовникова - ныне в этом здании на Большой Дмитровке размещается Московский театр оперетты. Музыкальное руководство и режиссуру в Оперном театре Зимина осуществляли лучшие силы того времени - М.Ипполитов-Иванов, Э.Купер, П.Оленин, дирижерами были И.Палицын и Е.Плотников. В труппе театра работали замечательные вокалисты - Е.Я.Цветкова, В.П.Дамаев, В.Петрова-Званцева, М.Бочаров. Солисткой оперы была Надежда Корсакова, сестра Сергея Никаноровича Корсакова, нашего знаменитого земляка. Спектакли оформлялись по эскизам И.Билибина, Н.Рериха, А.Васнецова, М.Врубеля. На сцене театра часто пели Ф.И.Шаляпин, Л.В.Собинов, зарубежные певцы М.Баттистини, Т.Руффо и другие прославленные исполнители. Сергей Иванович приглашал в свой театр молодых актеров, организовывал им всяческую помощь, оплачивал их вокальное и художественное образование. В 1915 году он создал оперную студию, где подготовка певцов велась по специальной, лично им разработанной методике. При Опере Зимина работала также балетная студия. Сергей Иванович сам всегда следил за тем, чтобы в его театре никто не нуждался материально. Для него не было людей второго сорта - будь то знаменитый певец или рабочий сцены. Щедрость его была широко известна. Сам он жил на Таганке в скромном доме. 9 августа 1915 года Шаляпин писал Сергею Ивановичу: "Рад пропеть что-нибудь на старом пепелище, которое так славно поддерживаете Вы Вашей мощной рукой. Знаю, что такой могучий любитель прекрасного и безграничного искусства, как Вы, всегда пойдет навстречу всему, что логично и необходимо для осуществления прекрасного..."

В 1917 году театр у Зимина отобрали. Об этом Сергей Иванович позже писал: "В 1917 году я передал театр Солодовникова "Оперу Зимина" Совету Рабочих депутатов в полном оборудовании, с костюмами для всех шедших опер и с нотной библиотекой до ста опер с партитурами, клавирами, оркестровками и хоровыми голосами на большой оркестр и хор. Кроме того, был сдан склад декораций на все шедшие у меня оперы, а их шло у меня до ста опер..." В 1922 году Зимину удалось вновь организовать оперный театр. За два года было поставлено более двадцати опер. Но вскоре этот театр необоснованно был закрыт, а труппа разогнана. По ходатайству друзей Сергея Ивановича приняли в Большой театр на должность инспектора сцены. В 1936 году 60-летнего Зимина отстранили от работы. Он воспринял это как трагедию.

Скончался Сергей Иванович 26 июля 1942 года. В некрологе в "Вечерней Москве" говорилось: "Сошел в могилу человек, имевший исключительные заслуги перед русским оперным искусством. Отдав с самых молодых лет все свои материальные средства и силы любимому делу, С.И.Зимин создал в Москве великолепный оперный театр..." Подписали некролог Нежданова, Самосуд, Барсова, Козловский, Головин, Рейзен и другие, всего три десятка подписей. Похоронен С.И.Зимин по семейной традиции на Преображенском кладбище. Сегодня на его могиле - лишь полуразрушенная бетонная доска. На фамильном участке Зиминых когда-то высился большой крест из черного итальянского гранита с надписью: "Род Ивана Никитича Зимина". Установлен он был в 1888 году, а в 30-е годы нашего столетия его кто-то спилил и увез.

К сожалению, имя Сергея Ивановича Зимина долгое время было незаслуженно забыто, а ведь оно стояло в одном ряду с именами таких купцов, как Третьяковы, Морозовы, Мамонтовы, Бахрушины. Только в 1996 году сделана первая попытка вернуть потомкам его имя. С 23 по 27 декабря 1996 года в Московском академическом музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко прошел 1-й Открытый Международный "Конкурс вокалистов в Большом", посвященный памяти С.И.Зимина (к 120-летию со дня рождения), который готовился и будет проводиться "по законам Зимина" - с огромной любовью к России, ее главному богатству - талантливой молодежи, с верой в нее и надеждой. В оргкомитете конкурса были: Михалков Никита Сергеевич (председатель Оргкомитета), Председатель Президиума Российского фонда культуры, Черников Олег Леонидович, заведующий оперной труппой Государственного академического Большого театра России, Гавриленко Владимир Леонидович, глава администрации города Орехово-Зуево, Зимина Вера Михайловна, представитель потомков С.И.Зимина и другие. Жюри конкурса возглавлял Народный артист СССР Б.А.Покровский. Призы были подготовлены администрацией города Орехово-Зуево и Акционерным Обществом "Кузнецовский фарфор".

 

 

КУЗНЕЦОВЫ

 

Видное положение в купеческой среде Москвы занимали Кузнецовы. Их тоже причисляли к гуслякам. Род свой они ведут от Якова Васильевича Кузнецова, гжельского кузнеца из д.Новохаритоново, который для накопления капитала торговал еще и пиленым лесом, пускал на постой проезжих крестьян и купцов. Скопив деньги, в 1810 году на окраине деревни, Яков Васильевич построил небольшой фарфоровый завод. В 1812 году во главе этого завода стал Терентий Кузнецов-старший сын Якова Васильевича. Ему в деле помогал младший брат Анисим. В Гжели было много фарфоровых предприятий. Поэтому Терентий Яковлевич решил построить фарфоровый завод где-нибудь подальше от Гжели. Такое место вскоре было найдено. В 1832 году Т.Я.Кузнецов с сыном Сидором Терентьевичем купил у помещика Сарычева пустошь близ д.Ликино, Покровского уезда Владимирской губернии и перевез туда свой гжельский завод. Жил Кузнецов с семьей в Дулеве. Как-то раз пригляделся Терентию Яковлевичу фарфоровый завод в д.Коротково, где живописцы отличались природным художественным вкусом и мастерством, знали много рецептов приготовления ярких керамических красок. Этот завод принадлежал А. Т. Сафроно-ву. В 1851 году Кузнецов сначала арендовал, а затем купил завод в полную собственность. Его сын Сидор Терентьевич расширил завод, доведя численность рабочих до 400 человек, но вскоре закрыл его, сосредоточив производство на Дулевском заводе. Искусных мастеров из д. Коротково он перевел в Дулево. Еще раньше, в 1843 году, Кузнецов построил в Ригефарфорово-фаянсовый завод. Со временем Сидор Терентьевич все дело передал сыну Матвею, который к тому времени приобрел все необходимые качества отличного предпринимателя. В свою очередь Матвей Сидорович Кузнецов в 1870 году купил фаянсовый завод, принадлежавший помещику Ауэрбаху в Тверской губернии Корчевского уезда, а в 1887 году построил близ села Буды в Харьковской губернии фарфоровую фабрику. В 1889 г . было Высочайше утверждено Товарищество по производству фарфоровых и фаянсовых изделий М.С.Кузнецова. Его правление находилось в Москве. Председателем правления Товарищества в 1911 году стал Сергей Матвеевич Кузнецов, директором-распорядителем - Николай Матвеевич Кузнецов, а директорами - Александр, Михаил и Георгий Матвеевичи Кузнецовы, а также А.Н.Соколов. Основной капитал Товарищества составлял 5 млн. рублей. Масштабы производства Кузнецовых росли стремительно. В Славянске в 1890 году они купили фарфоровый завод, а через год приобрели в поселке Вербилки вместе со знаменитой Гарднеровской маркой лучший фарфоровый завод в России. В 1893 году Матвей Сидорович купил в Ярославской губернии при д.Песочной еще один завод от "Торгового дома Карякин и Рахманов", а в 1899 году арендовал фаянсовую фабрику в Калужской губернии.

К началу 20-го века самым крупным фарфоровым предприятием России стал Дулевский завод. Ассортимент его продукции достигал 900 наименований. Положение рабочих на заводах Кузнецова было очень тяжелым. В производстве широко применялся женский и детский труд с меньшей выплатой зарплаты. Так, в 1913 году на Дулевском заводе работало 924 женщины и 366 подростков. Рабочий день длился 12-14 часов. Труд взрослого квалифицированного рабочего оценивался в начале 900-х годов в 23-25 рублей в месяц. Администрация рассчитывалась с рабочими не только деньгами, но и продуктами из фабричной лавки. Продолжительность жизни дулевских рабочих была небольшой. Керамическая пыль и мышьяк, попадая в легкие, вызывали туберкулез. На старом Дулевском кладбище когда-то можно было увидеть кресты, на которых были надписи: "Жития его было 24 года" или "Жития его было 27 лет". Жестокая эксплуатация рабочих, знание рыночной конъюнктуры - все это приносило Кузнецовым огромные прибыли.

1300 постоянных и 4000 временных рабочих трудились на заводах Кузнецова. Склады Товарищества находились в десяти крупнейших городах России. Продукция "фарфоровой империи Кузнецовых" отличалась высоким качеством и была отмечена Большими золотыми медалями на выставках в Париже ( 1900 г .) и Ташкенте ( 1890 г .), дипломами Гран-при на выставках в Париже ( 1900 г .) и Реймсе ( 1903 г .), медалями разных достоинств в последующие годы. Фарфоровые и фаянсовые изделия фирмы пользовались большим спросом в Турции, Персии, Болгарии, Японии, Америке, Австрии, Индии и других странах. В старообрядческих Гуслицах, в приходах других церквей российских городов особым спросом пользовались фаянсово-эмалевые иконостасы, главки, кресты, подсвечники, киоты, рамки к иконам, изготовленные на заводах Кузнецовых. Все без исключения Кузнецовы были членами старообрядческой общины Рогожского кладбища, а Матвей Сидорович - председателем этой общины. Фабриканты Кузнецовы при приеме на работу предпочтение отдавали старообрядцам. В своих фабричных поселках они построили 7 старообрядческих церквей, 4 молитвенных дома, 6 школ, 7 больниц, богадельню, несколько спортивных плацев, бань и многое другое. Самый известный и титулованный из Кузнецовых "фарфоровый король" Матвей Сидорович Кузнецов за "полезную деятельность на поприще фабричной промышленности" был награжден: дважды орденом св. Станислава 3-й степени, дважды орденом св. Анны 3-й и 2-й степеней, орденом св. Владимира 4-й степени, а за Парижскую выставку в 1900 году французское правительство отметило его орденом Почетного легиона Кавалерского креста. Как старообрядцы-поповцы все Кузнецовы похоронены на Рогожском кладбище в Москве.

 

СМИРНОВЫ

 

В начале 50-х годов 19 века крестьянин деревни Ликино Покровского уезда Владимирской губернии Василий Сергеевич Смирнов работал "мастерком" для фабрики Саввы Морозова. Со своим семейством он усердно трудился на ручных станах, работая серпинку, карусет и другие популярные в народе ткани из пряжи, получаемой от фабрики Морозова. Быстро разбогатеть "мастерку" Смирнову помог случай, о котором поведал бывший бухгалтер материально-хозяйственного отдела Ликинской прядильно-ткацкой фабрики Петр Федорович Золотов. Он хорошо помнил рассказы своего отца Федора Кузьмича и деда Кузьмы Герасимовича Золотовых о том далеком времени. Вот что пишет Петр Федорович: "По Клязьме коневоды (крестьяне на лошадях) по берегу реки тянули на веревках паромы из леса, груженные кусками самотканного шелка. В 1845 году паром у Кабанова развалился, стал тонуть. Об этом узнали крестьяне окружающих деревень (Колышкин, Ширяев, Лукин из деревни Язвищи, Смирнов В. С. из деревни Ликино). Они ловили и вытаскивали куски шелка. Наиболее смелый и хитрый, предприимчивый Смирнов вытащил кусков 14, да подкупил у односельчан. Набил ими целый сарай. Этот шелк стал предметом организации светелки со своим ручным ткачеством, которую он организовал в 1849 году".

Светелка Смирнова (небольшое кустарное производство с несколькими наемными рабочими) работала только на Морозова. Она размещалась в деревянном двухэтажном доме (ныне по улице Калинина,19).

В 1869 году Василий Сергеевич Смирное умер, передав свое дело сыну Алексею. Молодой, энергичный предприниматель рьяно взялся за дело и через год после смерти отца уже выстроил двухэтажную кирпичную фабрику для ручного ткачества. Фабрика стала работать от конного привода. В 1881 году двухэтажный кирпичный корпус Алексей Васильевич преобразовал в фабрику для механического ткачества, соорудив пристройки для паровой машины и котельной. В корпусах фабрики он установил первоначально 80 механических станков с приготовительными машинами. Затем количество станков увеличил до 408, расширил красильно-отделочную фабрику. В это время у А.В.Смирнова на фабрике работали 570 человек и еще 200 человек надомников. В конце XIX иска фабрикант от сбыта тканей через Морозовых перешел к самостоятельным операциям в Москве. Дела Алексея Васильевича Смирнова шли в гору. В 1900 году он стал владельцем бумагопрядильной фабрики на 50 тысяч веретен, ткацкой фабрики на 1000 механических станков и большой красильно-отделочной фабрики. Сумма оборотного капитала составила 5 млн. рублей. В этот год у Смирнова на фабриках работало 2400 человек, выработка тканей достигла 15 млн. метром. 15 декабря 1911 года было учреждено "Товарищество на паях Ликинской мануфактуры А.В.Смирнова" с основным капиталом 5 млн. рублей. В феврале 1915 года Алексей Васильевич умер, а его сыновья Василий и Сергей получили в наследство более 10 млн. рублей. Часть этих денег они вложили в свой текстильный комбинат с полным производственным циклом. Число рабочих на мануфактуре превысило 4000 человек. Управлял производством в годы 1-й мировой войны П.Воробьев. Положение рабочих на смирновских фабриках было таким же, как и на морозовских, и даже хуже. Рабочие проживали в построенных для них пяти кирпичных казармах. В рабочем поселке фабриканты выстроили больницу, школу, баню, спортивную площадку. Не забыли и об арестантской сторожке. Число неграмотных рабочих на мануфактуре было около 70 %. За год церковно-приходскую школу заканчивало 25 детей фабричных.

По вероисповеданию Смирновы были старообрядцами, прозывались гуслицкими капиталистами. В 1914 году Сергей Алексеевич Смирнов возглавил Московский военно-промышленный комитет, а в 1917 году стал членом Временного правительства в качестве Государственного контролера. 30 ноября 1917 года Ликинская фабрика была национализирована постановлением Совнаркома.

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА ДЛЯ ЧТЕНИЯ

 

Журнал "Москва", май-июнь 1992. С. 149.

"Тверская, 13". Еженедельная газета правительства Москвы. №11.1996.

"Культура". № 14. 16 апреля 1994.

"Сказ о дулевском фарфоре". М., 1975.

Орехово-Зуевский пединститут. Ученые записки, Т. 8. Историко-краеведческий сборник. Вып. 1. М ., 1957.

 

 

 

ГЛАВА 22

И В ФУТБОЛЕ БЫЛИ ПЕРВЫМИ

 

Об истории русского футбола написано немало книг и статей. К сожалению, эта история строилась преимущественно на основе двух футбольных центров России: Петербурга и Москвы. Орехово-Зуеву чаще всего отводилась второстепенная роль. Но факты - упрямая вещь. Бесспорно, родиной футбола является Англия. Оттуда в страны Европы футбол пришел в конце прошлого века. 1898 год считался годом рождения русского футбола. Тогда провели свои первые публичные игры, организованные при кружке любителей спорта, футбольные команды Петербурга, а в 1901 году была образована Петербургская футбольная лига. В Москве распространение футбола началось в 1895 году с забавы английских специалистов гонять мяч по территории завода Гоппера. Первые московские футбольные клубы начали образовываться в 1909 году.

О первых попытках пропаганды в Орехово-Зуеве футбола пишет в декабрьском номере 1946 года газеты "Британский союзник" бывший вице-президент Московской футбольной лиги (МФЛ) англичанин Гарри Горлсфилд Чарнок, работавший в начале нашего века директором фабрик Викулы Морозова: "В 1887 году мой брат, бывший член клуба "Блэкберн Роверс", предпринял попытку организовать футбольную команду в Московской губернии. После его отъезда команда распалась. Следующая попытка возродить футбол - в 1897 году - была предпринята мною и британскими служащими фирмы, директором которой я был. Футбольные клубы были организованы в районе Орехово-Зуева... К сожалению, спустя 3 или 4 года футбольная жизнь в России замерла. Это объяснялось тем, что энтузиасты футбола наталкивались на сопротивление, питаемое религиозными убеждениями: старообрядцы считали всякие игры греховным занятием. Среди директоров моей фирмы были старообрядцы, которые нисколько не одобряли моих усилий... Когда молодежь стала играть в футбол, ей пришлось преодолевать сильное сопротивление со стороны родителей, которое особенно усилилось, когда выяснилось, что играть придется в трусиках, с обнаженными коленями. Вспоминается следующий случай. Футбольные майки, джемперы, свитеры и ботинки были заказаны в Англии, а трусы должны были изготовить сами игроки. Материал для этого был роздан с соответствующими инструкциями. Результат получился самый плачевный, так как почти все трусы без исключения доходили до лодыжек... Бурные протесты капитана команды англичанина, строго соблюдавшего все условности, оказались тщетными. Перед началом первого матча он решился на крайние меры. С помощью двух членов комитета, вооружившись ножницами и меркой, он запер уже одетых игроков в раздевальной и обрезал штанины до нужной длины..."

Первая форма орехово-зуевцев была бело-голубой: голубые майки и белые трусы.

В своей книге "Воспоминания британского агента", изданной в Лондоне в 1932 году, ее автор Р.Б.Локкарт писал, что братья Чарноки убедили хозяев Никольской мануфактуры Морозовых-Викуловичей организовать футбольные команды с целью отвлечения рабочих от пьянства. Несмотря ни на что, футбол стал пробивать себе дорогу, завоевывая новых и новых поклонников. Игра была близка и понятна рабочим, по самому своему духу была сродни русскому характеру.

Впервые в Орехово-Зуево англичан пригласил Савва Васильевич Морозов, когда строил бумагопрядильную фабрику в местечке Никольском. Позже английские специалисты появились на фабриках Викулы Морозова. В последней четверти прошлого века Тимофей Саввич Морозов отказался от английских спецов и стал приглашать на работу молодых русских инженеров. Так и вышло, что футбол в Орехово-Зуеве организовали англичане с благословения Морозовых-Викуловичей, которые при подборе английских специалистов предпочтение отдавали тем, кто хорошо играл в футбол. Первыми организаторами футбола в Орехово-Зуеве в 90-е годы прошлого столетия были Климентий и Гарри Чарноки, их поддерживала Викуловская администрация. В архиве орехово-зуевского музея хранится стихотворным рассказ В.Шарко под названием "Фабрика конца девятидесятых годов прошлого века". В одном из четверостиший написано:

"Мелкая сошка" сравнительно скромно

С водкой садилась за карточный стол

Или же с мистером Чарнок Климентом

Бурно резвилась, играя в футбол".

 

Старожилы рассказывали, как Чарноки однажды разметили футбольное поле на поляне около 3-й железнодорожной будки, и будто бы сам Иван Викулович Морозов приезжал смотреть эту затею и был немало позабавлен "усатыми и бородатыми мальчиками, игравшими в мячики на английский манер". Игроками этой первой футбольной команды были О.Хаваев, В.Мишин, Н.Макаров, А.Кынин, П.Чичваркин, М.Савинцев, А.Кононов, а также англичане Гейвуд, Бертель, Дункерлей, Томлинсон, Чарноки и другие.

В 1908 году на местной площадке впервые в спортивной борьбе встретились местные футболисты и англичане, служившие на фабриках В.Морозова. Выиграли тогда англичане, но через год русские взяли реванш.

Футболистов из клуба при фабрике В.Морозова москвичи впервые увидели 30 августа 1909 года. Тогда орехово-зуевцы победили футболистов из клуба Сокольники на их площадке со счетом 2:1. В отличие от московских футбольных клубов орехово-зуевский не имел своего устава. И лишь в ноябре 1909 года устав "Клуб-Спорт "Орехово" ("морозовцы") был утвержден Владимирским губернатором. Как это все происходило, описывает все тот же Г.Чарнок, которого в Орехово-Зуеве звали по-русски Андреем Васильевичем. "За стаканом чая, - вспоминает он, - где у самовара хозяйничала супруга генерал-губернатора, произошел следующий разговор: "Губернатор: "А что такое футбол?" Чарнок: "Игра, в которой участвуют 22 игрока, разделенных поровну на две команды. Целью ее является завладеть кожаным мячом, надутым воздухом. Каждая команда стремится забить этот мяч в ворота между столбами, установленными с обоих концов поля". Губернатор: "И люди в самом деле собираются смотреть на эту глупость?" Чарнок: "Да, ваше превосходительство, точно так же, как люди собираются смотреть на конские скачки". Губернатор: "Но причем тут политика, революция?". Чарнок: "Здесь нет никакой политики, ваше превосходительство. Извольте посмотреть немецкий журнал, придерживающийся весьма консервативных взглядов "Ди Вохэ". Вы увидите в нем фотографию, которая изображает германского крон-принца в надлежащем спортивном облачении, принимавшего участие в игре на Темпельгофском поле в Берлине, а, как вы знаете, ваше превосходительство, он кузен вашего всемилостивейшего государя". Супруга губернатора: "Вот как? Это, должно быть, в высшей степени полезная вещь, это хорошо продуманная система физической тренировки. Ты должен играть, Гриша!" (Его превосходительство был 8 пудов весом). Губернатор: "Да, и я очень уважаю англичан, хотя они немного помешаны на том, чтобы искать отдых для утомленных тела и души. А ведь они в самом деле бьют своих жен. Продолжайте ваше дело, Андрей Васильевич, и Бог вам в помощь, только без кровопролития!"

Первым президентом "Клуб-Спорт "Орехово" был избран А.В.Чарнок, вице-президентом - С.С.Куприянов, секретарем - И.И.Бодров. Цели работы клуба были довольно большими, а именно: распространение существовавших и не запрещенных законом Российской империи видов спорта, как то игр: футбол, лаун-теннис, крокет и других, а также велосипедного, конькобежного, лыжного и атлетического спорта и сближение спортсменов. Для достижения этих целей Клуб устраивал музыкальные и танцевальные вечера, спектакли, балы, праздники, состязания и другие увеселения, певческие хоры и оркестры, а также разные гонки. Действительными членами Клуба были исключительно служащие на фабриках Викула Морозова обоего пола. Из числа членов Клуба была образована специальная футбольная секция. Средства Клуба составлялись из взносов его членов, пожертвований и сборов от массовых мероприятий. Клуб имел свою печать, билеты и значки. Для простых рабочих путь в привилегированный Клуб был закрыт.

Летом 1910 года состоялось учредительное собрание Московской футбольной лиги. Избранный комитет лиги разделил на три категории команды, вошедшие в лигу. В первую категорию вошли команды Сокольнического клуба спорта (СКС), общества "Унион", кружка "Сокольники", "Клуб-Спорт "Орехово" (КСО), Замоскворецкого клуба спорта (ЗКС). До 1914 года лучшим плацем МФЛ была площадка в парке народного гуляния господ Морозовых в Орехово-Зуеве, сооруженная в 1909-1910 гг. на средства Морозовых. Первый товарищеский матч на этом плацу состоялся 27 июня 1910 года с командой Британского клуба спорта (БКС) и закончился победой "морозовцев" со счетом 7:3. 8 августа эти команды встретились снова, но уже в официальном поединке. Опять выиграли "морозовцы" со счетом 4:0. Это было первое поражение БКС за все его существование. До этого команда англичан считалась непобедимой.

Первый сезон МФЛ открыла играми в августе 1910 года. К этому времени для первых команд лиги был учрежден кубок господина Р.Ф.Фульда. Розыгрыш этого кубка был, по сути, чемпионатом Москвы. Команда "морозовцев" была единственной иногородней, но также числившейся как московская. Именно она в 1910 году стала первым чемпионом МФЛ и одновременно обладателем кубка Фульда. Такого же успеха команда из Орехово-Зуева добилась в 1911, 1912 и 1913 годах. "Морозовцы" совершили настоящий СПОРТИВНЫЙ ПОДВИГ в те далекие годы. До сих пор ни один русский и советский клубы не становились чемпионами и одновременно обладателями кубка четыре года подряд. Некоторые утверждают, что КСО выигрывал за счет того, что имел лучшую спортивную базу и английских игроков, составлявших чуть ли не половину команды. То, что спортивная база у "морозовцев" была лучшей, чем у других команд лиги, сомнению не подлежит. Команда и база содержались на средства Морозовых. А в отношении англичан утверждения несправедливы. Соперники КСО по лиге в своих составах тоже имели иностранцев. Например, клуб БКС полностью состоял из англичан. Клуб "Унион" был укомплектован только немецкими игроками, а клубы СКС, ЗКС и КФС тоже имели в своем составе иностранцев. Руководство русского футбола состояло сплошь из иностранцев: Торнтон, Вашке, Фульда, Бертрам, Вентцелли и т. д. А.В.Чарнок писал: "Успехи орехово-зуевской футбольной команды отчасти объяснялись участием английских служащих в тренировках и играх... Но следует учесть также, что они еще раньше имели достижения в других видах спорта. Русские, как правило, обладающие хорошим физическим развитием и выносливостью, были отличными учениками".

"Команда "морозовцев" - это гроза для всех команд России", - говорил прославленный ветеран футбола Батырев. Многие футболисты из КСО играли за сборные команды Москвы и России. Это Вилли и Эдуард Чарноки, Томлинсон, Макдональд, и русские В.Мишин, А.Мишин, Н.Кынин, А.Акимов, А.Степанов и другие. "Морозовцы" неоднократно встречались с лучшими командами России, такими, как Меркур, Унитас, Коломяги, СКС, ЗКС и другими. Были проигрыши, но большей частью выигрыши. Интересный факт - в 1912 году за "морозовцев" весь сезон играл знаменитый английский разведчик Роберт Брюс Локкарт.

Получилось так, что Товарищество мануфактур Саввы Морозова, лидировавшее по всем показателям, как на производстве, так и в деле обустройства быта рабочих, в вопросе организации футбола оказалось обойденным. Потому и злобствовало в те годы, завидуя Викуловичам. По этому поводу писал журнал "Русский спорт": "Странным кажется отношение к клубу со стороны администрации одной из местных фабрик. Лица эти почему-то невзлюбили Спорт-Клуб и всячески стараются вредить ему. За что - неизвестно. Говорят, за то, что идея открытия клуба принадлежала не им, и что дело вообще обошлось без них".

КСО ежегодно проводил традиционные спортивные праздники в Орехово-Зуеве. Соревнования по конькам проводились на катке "морозовцев". Были организованы и "дамские бега". Площадки для катания на коньках стали заливаться в начале нашего века. Самый первый каток с большой ледяной горкой был оборудован на улице "Англичанка". Члены Ореховского кружка спорта Маслов, Тихомиров и Титов в 1912 году совершили пробег на лыжах из Орехово-Зуева в Егорьевск (57 верст). В этом же году была организована вылазка на лыжах в село Войново-Гора (7 верст). В вылазке участвовало 78 человек. В Орехово-Зуеве была образована хорошая баскетбольная женская команда, состязавшаяся с командами Павлово-Посада и Глухова. На базе КСО проводились соревнования по легкой атлетике, организуемые МФЛ. Спортивный корреспондент в 1912 году писал: "На состязания собралось столько публики, сколько никогда не бывает у нас в Москве..." Дальше эту тему развил журнал "К спорту": "Общеизвестно, например, процветание спорта на Морозовской мануфактуре в Орехово-Зуеве. При современном огромном трудовом пролетарском дне спорт, конечно, для рабочего немыслим, и надеяться на общедоступность его можно будет в том случае, если изменятся сами коренные условия жизни рабочей массы... И все-таки, увлечение спортом просачиваются и в эту среду, и мы знаем случай, когда рабочими одной фабрики между требованиями, предъявленными вовремя забастовки, был поставлен пункт, в котором говорилось о том, чтобы администрацией была устроена для рабочих футбольная площадка". Ореховский корреспондент журнала "К спорту" в 1914 году писал: "29 июня у нас опять большой спортивный день. На гонках в Дубровке толчея; на плацу народного гуляния, где играли решающий матч из-за первенства в категории вторых команд, было не менее 3-х тысяч людей. У "купцов" и Зуевского спортивного кружка тоже приличные сборы. Все это доказывает, что спорт в Орехово-Зуеве все идет вперед громадными шагами и недалеко то время, когда центр спортивного интереса перенесется из Москвы к нам. Про футбол нечего говорить, им заражено все и вся. Теперь с образованием легкоатлетической лиги начинается увлечение атлетикой..."

В Орехово-Зуеве имелся ипподром, а на Англичанке, самой футбольной улице в России, были оборудованы теннисная площадка и пятачок для тренировки футболистов.

"На Крутом в местечке неприметном

Затерялась улочка одна.

Сотню лет назад на месте этом

Родилась футбольная страна.

Англичанкой улицу прозвали

На кругу фабричных мужиков.

Здесь коттеджи добрые стояли

Для семей английских мастеров.

Викулыч Иван - хозяин умный,

Думал в те года по много дней,

Как отвлечь рабочих неразумных

От вина и водки побыстрей.

И в один момент вполне резонно

По-казацки рубанул с плеча -

Выписал в цеха из Альбиона

Мастеров текстиля и мяча.

Путь к заветной цели был недолог:

Родились футбольные поля.

Превратилась в колыбель футбола

Англичанка - улочка моя.

До сих пор в спортивной круговерти

Братьями в истории живут

Чарноки, Макаровы и Бертель,

Кынины, Акимов и Гринвуд.

Я порой по прошлому тоскую

И пишу о нем по мере сил.

Англичанку, улочку родную,

Я бы для потомков сохранил.

 

В Орехово-Зуеве каждая казарма имела свою футбольную площадку. Играли во дворах, на пустырях и лужайках. Много было так называемых "диких" команд, из которых черпали резерв "морозовцы". Из "диких" вышли многие "звезды" ореховского футбола А.Шапошников, Г.Архангельский, В.Перницкий и другие.

Орехово-Зуевская футбольная лига была образована в 1911 году. Ее организатором и первым председателем был Яков Климентьевич Чарнок. В лигу первоначально входило 24 футбольных кружка, а на следующий год их было 29. Это была одна из самых крупных футбольных лиг России. Она имела 30 футбольных плацев, в нее входили команды из Дрезны, Ликино, Дулева, Городищ, Павлово-Посада и Глухова.

Футбол стал настолько популярен в вотчине Морозовых, что в него играл и стар, и млад. В 1912 году при клубе КСО был образован целый ряд детских команд. У них имелось свое футбольное поле уменьшенного размера. В июне этого же года активисты спорта организовали в Орехово-Зуеве детскую футбольную лигу, включившую в себя 12 команд с птичьими названиями: "Павлин", "Ворон", "Перепел", "Кобчик", "Ласточка" и т. д. Голубой флаг лиги гордо реял на ее плацу у парка народного гуляния. Это была первая детская футбольная лига в России.

Не было ни одного спортивного журнала в России, на страницах которого почти в каждом номере не упоминалось бы Орехово-Зуево. Ореховские спортсмены и руководители спорта были популярны в стране. В первый год образования Всероссийского футбольного союза его казначеем стал ореховец А.А.Кононов, а кандидатом в члены правления союза избрали "морозовца" А.Д.Кынина. Звезды первой величины Анатолий Акимов и Николай Кынин выступали на Олимпийских играх 1912 года за первую олимпийскую футбольную команду России.

7 апреля 1914 года в Орехово-Зуеве произошло крупное событие - в местечке Крутое был открыт новый футбольный стадион. Строился он под руководством англичан на средства Ивана Викуловича Морозова, главы Никольской мануфактуры В.Морозова. Открытие стадиона состоялось с молебствием и "водосвятием". Стадион вмещал 10 тысяч человек. Его футбольное поле долгие годы считалось лучшим в России. В тот день в игре с командой Лондонского университета "морозовцы" уступили гостям со счетом 1:5.

Хорошо отлаженная спортивная жизнь в Орехово-Зуеве стала сдавать сбои с началом первой мировой войны. На поля сражений ушли ведущие игроки КСО: А.Мишин, братья Кынины, М.Савинцев, С. и П. Масловы, А.Волков и многие другие. Орехово-Зуевская футбольная лига стала терять своих спортсменов. Жизнь в связи с войной резко ухудшилась, начался кризис в экономике и промышленности. Свой павильон на стадионе "морозовцы" отдали под госпиталь для раненых воинов. Осенью 1916 года активисты спорта Орехово-Зуева организовали оригинальный благотворительный матч между футбольными командами "толстых" и "тонких", составленных из любителей футбола. Ворота соперников защищали лилипуты отец и сын Шмелевы, работавшие у В.Морозова.

Футбол в Орехово-Зуеве в 1917 году уступил место политике. В конце ноября было реквизировано и превратилось в чайную-читальню помещение КСО. Команду "морозовцев" покинули англичане. Ореховских футболистов теперь уже в спортивных комментариях чаще всего называли "заслуженными ветеранами". Без морозовских средств все спортивные лиги и кружки оказались на мели.

Много хороших начинаний было в истории ореховского футбола и спорта. "Морозовцев" называли "грозой Москвы", а Орехово-Зуево - "кузницей футбола". В советское время лучшим достижением ореховских футболистов был выход в финал Кубка СССР в 1962 году. Сейчас городская футбольная команда "ФК Орехово" играет во второй лиге чемпионата России. Радуют мальчики, пробившиеся в высшую лигу детского футбола России.

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА ДЛЯ ЧТЕНИЯ

 

Лизунов В. С. "Морозовцы". Орехово-Зуево, 1992.

Каравашкин А. "От "морозовцев" до "Знамени труда", "Звезды Ореховского футбола". Рукопись. Орехово-Зуево, краеведческий музей.

"Орехово-Зуевская правда" от 25 мая 1958 г ., от 26 февраля 1977 г ., от 4 ноября 1983 г ., от 30 июня 1962 г .

Горянов Л. Б. "Колумбы московского футбола". М., 1983.

 

 

 

ЧАСТЬ IV

 

 

ГЛАВА 23

РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ НАБИРАЕТ СИЛУ

 

Русское рабочее движение началось в 60-70-х годах XIX века. Тогда преобладали стихийные возмущения рабочих лишь отдельных предприятий. В 60-70-е годы увеличилась роль стачек - школ войны рабочих с эксплуататорами. В 80-е годы движение вступило на путь организованных стачек, взрастивших целый отряд политически развитых рабочих, активно участвовавших в революционных кружках, изучавших опыт рабочего движения. Самым крупным событием рабочего движения в России в эти годы была Морозовская стачка. Она и последовавшие за ней частые возмущения рабочих в других регионах дали дорогу российской социал-демократии, приведшей к созданию рабочей партии в России. Первой русской социал-демократической организацией была группа "Освобождение труда", созданная Г.В.Плехановым в Женеве в 1883 году. Группа проделала большую работу по распространению марксизма в России. В 80-90-х годах возник ряд марксистских групп и кружков, в том числе в Орехово-Зуеве и Казани, где организатором кружков был Н.Е.Федосеев (1871-1898 гг.). Он родился в Нолинске Вятской губернии (сейчас Кировская область) в дворянской семье. Учился в Первой Казанской гимназии, где начал читать недозволенные сочинения. Под давлением педсовета Федосеев оставил гимназию, начал заниматься изучением социальных вопросов и вступил в кружок. Вскоре сам стал организатором нескольких кружков в Казани. В одном из федосеевских кружков занимался студент Казанского университета Владимир Ульянов. После ареста в 1889 году и отбытия срока заключения в Петербургской тюрьме Федосеев приехал во Владимир, куда был выслан. Здесь в 1892 году он создал социал-демократический кружок. Его внимание было устремлено на пропаганду революционных идей среди рабочих Орехово-Зуева. Чтобы установить связь с вотчиной Морозовых, кружковцы устроили своего товарища Василия Васильевича Кривошею в ореховский полицейский участок на место письмоводителя. Им и был вскоре создан подпольный революционный кружок из рабочих, в который вошли смотритель ткацкого отделения фабрики С.Морозова Яков Леонтьевич Попков, слесарь фабрики В.Морозова Иван Кузьмич Штиблетов, рабочий Андрей Андреевич Андреевский, рабочий красильного заведения С.Морозова Алексей Федорович Алекторский, рабочие Ефим Гусев и Егор Блинов. Это были первые орехово-зуевские социал-демократы. Кружковцы собирались в лесу за Зуевом, изучали революционную литературу, знакомились с историей борьбы пролетариата на Западе. Идейное руководство кружком через Кривошею осуществлял Федосеев. 29 августа 1892 года они оба приехали в Орехово-Зуево. Под видом рабочего из Москвы Николай Евграфович выступал на собраниях кружковцев, на массовке в лесу, где разъяснял, что время бунтов прошло, и они теперь приносят рабочим только вред. Он написал "Программу действий рабочих" и оставил ее орехово-зуевцам. После отъезда Федосеева и Кривошеи 6 сентября 1892 года члены кружка обсуждали "Программу действий" и, приняв ее полностью, стали действовать более целенаправленно.

В Орехово-Зуеве появились, как сообщал департаменту полиции Владимирский губернатор, "возмутительные воззвания к фабричным рабочим от рабочих-социалистов" и прокламации. С помощью провокатора Клюева и полицейского урядника Наумова полиция дозналась о кружковцах. 7 сентября 1892 года в квартире Кривошеи во Владимире жандармы произвели обыск, нашли изобличающие доклады, литературу и арестовали Василия Васильевича. На следующий день во Владимире был арестован и Федосеев. По приговору суда Николая Евграфовича выслали на три года в Вологодскую губернию, а Кривошея получил два года тюремного заключения. Разные сроки заключения получили ореховцы Алекторский, Попков, Штиблетов и другие. Арест не помешал Федосееву поддерживать дружбу с орехово-зуевскими рабочими. Он долго переписывался с ними и идейно руководил их работой в последующие годы.

Идеи революционного марксизма в Орехово-Зуеве после Федосеева продолжали распространять среди рабочих А.А.Хазов и Н.Меркулов. 22 ноября 1895 года на столбе у бумагопрядильной фабрики С.Морозова был хлебом приклеен лист бумаги, на котором было написано: "Да здравствует социал-демократическая республика! Да погибнет монархия". Найти крамольника полиции не удалось.

В эти годы Орехово-Зуево, как крупный пролетарский центр, привлекал пристальное внимание видных российских революционеров. В поисках связей с социал-демократами Центрального района в сентябре 1895 года молодой В.И.Ленин посетил Орехово-Зуево, о чем сообщил в Цюрих находившейся там группе "Освобождение труда": "...Был в Орехово-Зуеве. Чрезвычайно оригинальны эти места, часто встречаемые в центральном промышленном районе: чисто фабричный городок, с десятками тысяч жителей, только и живущих фабрикой. Фабричная администрация - единственное начальство. "Управляет" городом фабричная контора. Раскол народа на рабочих и буржуа - самый резкий..." Неизвестно, где Ленин бывал в фабричном городке, с кем встречался. Своих следов полиции он не оставил. Известно только, что он встретился с местными социал-демократами, ознакомил их с состоянием революционного движения в стране и договорился о поддержке марксистского сборника "Работник".

С лета 1900 года деятельностью орехово-зуевских социал-демократов стал руководить Максим Илларионович Рудаков (1873-1938 гг.). В Орехово-Зуево Максим Илларионович приехал из Рязанской губернии и работал мюльщиком на фабрике. Подростком участвовал в Морозовской стачке. В 1890 году уехал в Петербург, где вступил в Ленинский "Союз борьбы за освобождение рабочего класса". За участие в революционной пропаганде среди рабочих был арестован и посажен на три года в тюрьму "Кресты" в Петербурге. Затем его выслали в Полтаву, откуда он возвратился в Орехово-Зуево, где жил у брата Ивана. На квартире Рудаковых стали собираться передовые рабочие, которые вскоре и вошли в организованный социал-демократический кружок: А.М.Захаров, Н.А.Симонов, К.К.Лапин, С.Д.Сельдяков, А.А.Барышников, И.В.Бугров и другие. Кружок собирался на квартирах Лапина и Мирохина, а иногда в лесу. Там читали нелегальную литературу, слушали рассказы Рудакова о деятельности Ленинского "Союза борьбы". Провокаторов в кружке не было, и все же о его тайных собраниях стало известно полиции. В квартире Рудаковых жандармский ротмистр Арцыбашев произвел обыск, но ничего крамольного не нашел. Несмотря на это, М.И.Рудаков получил предписание выехать из Орехово-Зуева. В марте 1901 года он покинул вотчину Морозовых. После него кружок продолжал работать, а через месяц в Орехово-Зуево по заданию В.И.Ленина приехал Иван Васильевич Бабушкин (1873-1906 гг.), активный член Петербургского "Союза борьбы...". Сначала с женой он поселился в Покрове и оттуда под видом коробейника пришел в Орехово-Зуево и разыскал Клима Лапина, адрес которого ему дал Рудаков. Через Лапина им были налажены регулярные встречи с членами рудаковского кружка, установлена связь с Московским комитетом и другими социал-демократическими организациями региона. Ивана Васильевича в Орехово-Зуеве рабочие звали по кличке "Богдан". Товарищ Богдан вел большую работу по пропаганде марксизма, по сплочению ореховских рабочих вокруг Ленинской газеты "Искра". Кружок собирался или на квартире Лапина, или в лесу. Рабочая организация в Орехово-Зуеве расширялась и осенью 1901 года приняла название Орехово-Богородская социал-демократическая организация. В районный комитет вошли С.Д.Сельдяков, И.В.Бугров, А.М.Захаров, К.К.Лапин, А.Н.Воробьев и другие. К концу 1901 года в этой организации было более 100 активистов. Она первой в России открыто признала " Искру" своим руководящим органом. Газета "Искра" часто публиковала материалы из Орехово-Зуева. В ее 9-м номере корреспондент из Орехова писал: "Искра" у нас читается нарасхват и, сколько доставлено, вся находится в ходу. Благодаря ей чувствуется сильный подъем рабочих". Бабушкин и его единомышленники создали в Орехово-Зуеве первую подлинно народную библиотеку при обществе трезвости. Руководил делами в библиотеке Игнат Васильевич Бугров, который вместо духовно-нравственных изданий приобретал произведения русских классиков и революционные брошюры. В конце 1901 года с помощью провокатора конспиративная квартира и фамилии некоторых членов организации были установлены. Ночью 23 декабря в доме торговца Шанина (на Новой Стройке) на квартире Захарова И.В.Бабушкин и члены районного комитета РСДРП (всего 8 чел .) были арестованы и увезены в Покровскую тюрьму. С арестом Бабушкина и его товарищей завершился еще один этап в биографии выдающегося рабочего-революционера и в становлении орехово-зуевской партийной организации.

После разгрома Орехово-Богородской организации РСДРП с 1902 года разрозненными малочисленными кружками стали руководить сочувствующие социал-демократам местные интеллигенты Титов, Загорский и сын ореховского священника Сергей Васильевич Рождественский. Его кружок просуществовал до 1905 года.

События начавшейся Первой Русской революции в 1905 году дошли и до Орехово-Зуева, где в январе уже начали бастовать рабочие фабрик В.Морозова. В феврале-марте забастовки на фабриках Морозовых вспыхнули вновь, Район наводнили войска. В июне 1905 года Орехово-Зуевская группа Окружной организации Московского Комитета РСДРП выпустила листовку с призывом организовывать боевые дружины для Вооруженной борьбы с самодержавием.

Новое наступление революции с осени 1905 года было связано с Всероссийской политической стачкой, начавшейся в Москве и Петербурге в октябре. Испуганный ее размахом царь издал манифест 17 октября, который даровал народу свободу слова и печати, союзов и собраний. Штабом местной Орехово-Богородской организации РСДРП стала сушилка 30-й казармы. В работе штаба принимали участие представители Московского Окружного комитета партии С.А.Богородицкий и агитатор В.Л.Кононов. Парторганизация легализовала свою работу. В это же время началась организация боевых дружин. Дружинники были разбиты на десятки, составляли полусотни и сотни, вооруженные револьверами разных систем. Ими руководил С.А.Богородицкий. К этому времени из ссылки возвратились И.В.Бугров, С.Д.Сельдяков, А.А.Барышников и другие. Правление фабрик С.Морозова пошло на крайние меры - остановило фабрики. Начались волнения среди рабочих. В ходе их регулярно проводились заседания комитета РСДРП, рабочие собрания в бане и в сушилке 30-й казармы. В октябре ореховские большевики стали инициаторами создания в Орехово-Зуеве первого Совета рабочих депутатов. В него вошли депутаты от социал-демократов рабочие А.А.Хазов, С.И.Лукашин, И.В.Бугров, Е.С.Горячева, И.Е.Рубцов, П.П.Козлов и другие. Возникшие вначале как руководящие органы стачечной борьбы, Советы превратились затем в органы новой, революционной власти. Теперь все насущные вопросы рабочие стали адресовать Совету рабочих депутатов.

Ноябрьская стачка приняла затяжной характер. Требования рабочих к фабрикантам состояли из 95 пунктов, их предваряли слова: "Российская социал-демократическая рабочая партия"; "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!" 22-го ноября к стачке присоединились рабочие фабрик В.Морозова. Чтобы придать ей всеобщий характер, партийцы направили на Городищенскую фабрику группу рабочих во главе с К.С.Клюевым, которая немедля организовала там митинг текстильщиков, принявший решение о начале забастовки. Охранявшие фабрику астраханские казаки хотели арестовать приехавших агитаторов. В завязавшейся перестрелке был убит агитатор Павел Черепнин и три казака.

27 ноября состоялись похороны Черепнина. Красный гроб с телом Павла стоял в сушилке 30-й казармы. Первые красные похороны в Орехово-Зуеве вылились в невиданную манифестацию пролетариата вотчины Морозовых. Войска и полиция не решались на столкновение с такой массой рабочих (более 20-ти тысяч). Зато ночью 30 ноября они решили арестовать всех членов комитета РСДРП и расправиться с 30-й казармой, ставшей штабом революционной борьбы трудящихся Орехово-Зуева, поскольку в сушилке казармы проводили свои собрания Совет рабочих депутатов, комитет РСДРП и члены только что созданной боевой дружины. Казаки, солдаты и городовые обстреляли казарму и ворвались в нее. На стрельбу рабочие ответили стрельбой, женщины лили на нападавших кипяток. Более 2-х часов в казарме шел погром, раздавались стрельба, крики и стоны. Казаки убили одного из руководителей ореховских социал-демократов Ивана Ивановича Воронцова и подростка, жителя казармы. Многие были ранены и зверски избиты. После погрома казармы войска расправились с забастовщиками Ликина и Дрезны. Нескончаемая борьба пролетариата в Орехово-Зуеве позволила царскому правительству стянуть сюда дополнительные войска с артиллерией. В результате ореховские рабочие не смогли поддержать московский пролетариат в дни Декабрьского вооруженного восстания местным активным выступлением. Но одну боевую дружину в помощь все же направили.

Сила сопротивления рабочих была настолько велика, что только через полтора года после Декабрьского вооруженного восстания царизм смог окончательно подавить революцию. Годы реакции (1905-1907 гг.) не сломила революционного духа ореховских рабочих. В 1908 году вновь были созданы разгромленные заводские комитеты РСДРП, которые возглавляли: на фабрике С.Морозова - большевик А.Н.Муранов, а на фабрике В.Морозова - И.Бражников. В 1912 году председателем Орехово-Зуевского укома РСДРП стал С.А.Киров. Накопив опыт работы в годы реакции, ореховские большевики достойно встретили новый революционный подъем в 1910- 1914 г . Начавшаяся первая мировая война еще более ухудшила положение текстильщиков, тогда как прибыли Морозовых возросли в 1916 году в 2-6 раз. Голод, разруха, поражения на фронтах вызывали недовольство народа. Постепенно складывалась новая революционная ситуация.

27 февраля 1917 года в России произошла Февральская буржуазно-демократическая революция. На следующий день на станцию Орехово пришла секретная телеграмма о свержении царя, но начальство ее скрыло. Только в начале марта рабочие узнали от приехавших солдат о революционных событиях в Петрограде и Москве. У Никольской конторы состоялся митинг, после которого рабочие стали разоружать полицию и казаков.

Местная буржуазия 16 (3) марта 1917 года создала орган местной власти - Комитет общественной безопасности, который стал первым органом власти Временного правительства в Орехово-Зуеве. Этот Комитет вскоре стал именоваться Временным исполнительным комитетом общественных организаций, в котором было 38 человек, из них лишь пять рабочих, остальные - фабричный инспектор, судебный следователь, купцы и другие.

5 марта в Орехово-Зуеве состоялись выборы Совета рабочих депутатов. Ими руководили меньшевики, поэтому в Совет первого созыва были избраны, в основном, беспартийные, всего 46 человек. Председателем Совета стал рабочий П.Д.Мочалин. Совет оказался в руках администрации фабрик, призывал к поддержке Временного правительства и войны. В это время из ссылок возвратились участники Первой русской революции И.П.Куликов, В.А.Барышников, М.И.Петраков, В.И.Мишкина и другие. Влияние большевиков стало быстро расти, они образовали временный партийный комитет и боевую дружину. Созванное в Зимнем театре по инициативе большевиков собрание рабочих 19 марта переизбрало состав Совета рабочих депутатов. В него вошли в основном большевики. Председателем Совета был избран член РСДРП А.И.Липатов. С конца марта в Орехово-Зуеве власть была сосредоточена в руках рабочих в лице Совета. Большевики провели линию на установление единоначалия Совета. Вскоре Временный исполнительный комитет стал одним из отделов Совета рабочих депутатов, который стал полновластным хозяином в городе. В нем имели своих представителей рабочие поселки Ликино, Дулево, Дрезна, Куровское, Костерево, Собинка, Ундол.

В июне 1917 года в Орехово-Зуеве была создана Красная Гвардия для защиты рабочих организаций. По категорическому требованию Орехово-Зуевского Совета рабочих депутатов Временное правительство 3 июня 1917 года постановило объединить села Орехово, Зуево и местечко Никольское в город Орехово-Зуево. Выборы в Городскую думу состоялись 2 сентября (20 августа). Из 74 гласных в Думу было избрано 56 большевиков. Председателем Городской управы избрали Владимира Архиповича Барышникова. Вопрос о присоединении Орехово-Зуева к Московской губернии был решен единогласно.

2 сентября ликинский фабрикант С.А.Смирнов на неопределенный период закрыл фабрику под предлогом нехватки хлопка и топлива. Тогда местный Совет рабочих депутатов взял имущество фабрики под свою охрану, рабочие выбрали делегатов для поездки в Петроград с наказом из 3-х тысяч подписей. Поездка результатов не дала, и рабочие устроили "Голодную демонстрацию" в Орехово-Зуево. Утром 19 сентября они с семьями и плакатами вышли на демонстрацию. С приходом ликинцев в Орехово-Зуево местные рабочие остановили фабрики и организовали митинги. Голодным ликинцам раздавались продукты, собранные деньги. Их приглашали в казармы и дома, кормили и поили. Вечерний митинг принял резолюцию: "Обязываемся немедленно выступить за власть Советов по призыву своих организаций". Позже, 30 ноября 1917 года, Ликинская фабрика была национализирована постановлением Совнаркома. Это было первое в мире предприятие, национализированное пролетарским государством.

7 ноября (25 октября) 1917 года вечером, узнав о событиях в Петрограде, Орехово-Зуевский Совет рабочих депутатов немедленно объявил Себя властью. Ночью 30 октября в помощь Москве Орехово-зуевцы направили красногвардейский отряд во главе с В.А.Барышниковым и И.Я.Сальниковым.

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА ДЛЯ ЧТЕНИЯ

 

Ученые записки ОЗПИ. Т. 8. Историко-краеведческий сборник. Вып. 1. 1957.

ОЗПИ. Историко-краеведческий сборник. Вып. 2. М ., 1959.

Казанский А. О., Датлин С. "Путь борьбы и побед". М., 1932.

На баррикадах революции (к 10-й годовщине Октября). Орехово-Зуево, 1927.

Наши земляки у истоков революции. М., 1991.

 

ГЛАВА 24

ОРЕХОВОЗУЕВЦЫ В ТРЕХ ВОЙНАХ

 

В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

(1914- 1918 гг.)

 

Летом 1914 года восемь европейских государств включились в конфликт, приведший к началу первой мировой войны. 20 июля (по старому стилю) в Николаевском зале Зимнего дворца в присутствии царя был зачитан манифест о войне, и совершено молебствие о ниспослании победы русскому оружию.

Все тяжести и лишения войны легли на плечи трудящихся. В первые дни этой бойни на фронт ушли многие орехово-зуевские рабочие. Фабрики потеряли почти 30 % мужчин. Морозовские мануфактуры перешли на выпуск военной продукции, которая составила к 1916 году почти 70 % . Значительно обострился продовольственный кризис. Цены на продукты выросли в два раза, тогда как зарплата рабочих выросла лишь на 25-40 %. Прибыли Товарищества С.Морозова в годы войны выросли более чем в два раза, а Товарищества В.Морозова - в 6 раз. Орехово-зуевские рабочие начали открыто выражать недовольство империалистической войной. Уцелевшие от арестов и мобилизации на фронт большевики начали выпускать антивоенные листовки, прокламации и воззвания. В одной из прокламаций говорилось: "Пролетарии всех стран и народов усиленно должны готовиться к прекращению этой братоубийственной войны, превращению ее в революционное восстание народов против общих угнетателей и положить конец всем ужасам буржуазного строя... Долой войну! Да здравствует мир! Да здравствует мировой социализм!"

Началась агитация среди рабочих призывного возраста. В сентябре 1915 года в Покрове большевики Орехово-Зуева организовали антивоенную демонстрацию у воинского присутствия, где шел прием мобилизованных. На призыв представителей власти положить головы "за веру, царя и отечество" толпа закричала: "Долой войну!", "Мобилизуйте жандармов и полицию!", "Отдайте наших сыновей, мужей и отцов!" Вызвав воинское подразделение, исправник Шапкин спас от разгрома воинское присутствие. Среди призванных в 242-й запасной батальон были и многие ореховские рабочие. Их отправили эшелоном в г. Симбирск.

В 1915 году помещение Орехово-Зуевского Клуб-Спорта было отдано местному обществу Красного Креста. Руководство Клуба-Спорта перечислило обществу Красного Креста 500 рублей, а позже еще 2000 рублей. 26 ноября этого же года в помещении Клуба-Спорта состоялось чествование георгиевских кавалеров, находившихся на излечении в местных лазаретах. Когда в зале все были в сборе, оркестр трижды под крики "Ура!" исполнил российский гимн. Затем был показан "кинематограф" на темы войны и спорта. Со всех фабрик солдатам принесли подарки. Из членов Клуба-Спорта на войну ушли его вице-президент С.С.Куприянов, врачи М.М.Щукин, В.В.Крылов и футболисты-"морозовцы" А.Мишин, М.Савинцев, братья Кынины, А.Волков, братья Масловы и другие.

Положение рабочих в связи с войной все более ухудшалось. Начались забастовки. Дважды бастовали в 1916 году рабочие фабрик В. Морозова. Правление фабрик вынуждено было сделать прибавку к зарплате. Голод, разруха, поражения на фронтах вызывали огромное недовольство войной у народа. Все это привело к революционным событиям в Петрограде, где в февральские дни 1917 года восставшие рабочие и солдаты сбросили самодержавие. Узнав об этом, орехово-зуевцы остановили фабрики и вышли на улицу. С лозунгами и революционными песнями прошла демонстрация. В эти дни местная буржуазия и интеллигенция опередила ликовавших рабочих, выбрав орган местной власти - Комитет общественной безопасности. В первом же своем постановлении этот Комитет призвал население поддержать Временное правительство и его политику войны до победного конца. Избранный в марте большевистский Совет рабочих депутатов подчинил себе бывший Комитет общественной безопасности, реорганизовав его.

6 апреля (24 марта) 1917 года состоялось собрание Совета рабочих депутатов Орехово-Зуевского района. Оно приняло резолюцию по вопросу отношения к войне и к Временному правительству: "Настоящая война есть война империалистическая, вызванная стремлением буржуазии всех воюющих стран к захвату и расширению рынков, а поэтому мы требуем прекращения войны и заключения мира без аннексий и контрибуций... мы обращаемся к пролетариату всех стран с призывом начать борьбу против своих правительств для заключения мира. Вышедшее из революции Временное правительство является выразителем интересов буржуазии и по существу своему контрреволюционно... Мы требуем... созыва Учредительного Собрания, которое и учредило бы в России демократическую республику..."

В мае от уездного воинского начальства в Покрове комендантом Орехово-Зуева поручиком Серяковым было получено распоряжение пересмотреть списки военнообязанных, переосвидетельствовать лежащих в лазаретах и госпиталях для призыва в армию. Выполнение этого приказа могло ослабить только что созданный отряд Красной Гвардии и состав милиции, оторвать от станков многих текстильщиков. По решению Сонета рабочих депутатов была создана комиссия по отсрочке военнообязанных, состоявшая в основном из большевиков. Комиссия спасла многих рабочих от призыва в армию.

Когда в том же мае встал вопрос о приобретении оружия для красногвардейцев и о мерах ликвидации 21-го полка в Покрове, партийцы Орехово-Зуева провели в солдатский комитет этой части своего товарища Авдея Хазова. Вскоре он и Дмитрий Христофоров от имени Совета рабочих депутатов пригласили господ офицеров 21-го полка в Орехово-Зуево на спектакль в театр. Приглашение было принято. После спектакля офицеров хорошо угостили, надавали подарков. Один из подвыпивших офицеров подписал документ на выдачу 300 итальянских винтовок и 60 тысяч патронов к ним. В тот же день ночью оружие рабочие доставили в Орехово-Зуево.

В июне члены Совета узнали о скором прибытии на станцию Орехово воинского эшелона, следовавшею на фронт. В тот день для агитации солдат решено было привлечь женщин. Пол звуки оркестра и под охраной отряда Красной Гвардии большая толпа женщин прибыла к вокзалу, куда уже подходил эшелон. Как только поезд остановился, заиграл оркестр, все вагоны окружили женщины, началось братание "Куда вас гонят? - говорили работницы. - На убой гонят! А за кого? - За капиталистов!"

Солдаты внимательно слушали женщин, среди которых выделялись Модина, Грачева, Барышникова, Березкина и другие. Рассказы о том, каково жить без мужей, без сыновей в голоде, убеждали солдат. Многие группами, обнявшись, пели песни. По трубному сбору в вагоны прибыли не все солдаты. Часть из них осталась в Орехово-Зуеве, а уехавшие в пути следования постепенно сбегали с эшелона.

3 июля (25 июня) состоялась многотысячная демонстрация женщин-работниц в связи с началом наступления на фронте. Участницы демонстрации несли флаги с лозунгами: "Долой войну!", "Мира! Хлеба!", "Верните нам отцов, братьев, сыновей!". Через два дня состоялось общегородское собрание рабочих, которое приняло резкую антивоенную резолюцию. На собрании присутствовало 17 тысяч человек.

После октябрьских событий в Петрограде настроение рабочих Орехово-Зуева было восторженным. Они группами шли в Ревком или в штаб Красной Гвардии, просили зачислить их в боевые отряды. А красногвардейцы требовали отправки их в Москву, так как знали, что там идут бои. Ночью 30 октября из Орехово-Зуева на помощь Москве выехал отряд Красной Гвардии в количестве 32-х человек. С Курского вокзала В.А.Барышников и И.Я.Сальников повели отряд в Хамовническис казармы, где его проинструктировал Е.М.Ярославский, один из руководителей вооруженного восстания в Москве. На следующий день ночью отряд прибыл в район Брянского (ныне Киевского) вокзала и без боя взял Дорогомиловский (Бородинский) мост. Через день ореховцев снова посетил Ярославский, взял к себе в штаб Барышникова. Отряд возглавил Сальников, бывший унтер-офицер. Вместе с солдатами 193 полка ореховские красногвардейцы защитили мост. Затем они участвовали в захвате школы прапорщиков, по взятии Александровского военного училища, а 3-го ноября вместе с другими отрядами взяли последний оплот контрреволюционеров - Кремль. После этого отряд нес охрану Московского Совета рабочих депутатов и гостиницы "Дрезден". В декабре 1917 года орехово-зуевский красногвардейский отряд в количестве 185 человек зачислили в состав 3-го Московского красногвардейского отряда.

Для формирования частей зарождавшейся Красной Армии орехово-зуевцы в конце декабря 1917 года организовали отряд из добровольцев в 500 человек. 27 декабря 1917 года сводный 3-й Московский красногвардейский отряд убыл на Южный фронт и прибыл на станцию Никитовка. У деревни Московская-Славянка он соединился с другими отрядами и направился к Ростову-на-Дону и к Новочеркасску. В бою у хутора Халыба красногвардейцы разгромили ударный офицерский "батальон смерти", захватили трофеи-пушки, пулеметы и кухню. Через несколько дней у станции Синявка отряд разбил белогвардейский офицерский полк, а 29 января 1918 года взял Новочеркасск. В феврале красногвардейцев отозвали в Москву в распоряжение столичного гарнизона и реорганизовали в полк Красной Армии. Вскоре из этого полка был сформирован Первый Московский Губернский Революционный коммунистический полк. Четвертая рота полка состояла из орехово-зуевских рабочих. Воинская часть формировалась на станции Клязьма.

 

В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

(1918- 1920 гг.)

 

Захват власти большевиками 25 октября 1917 года привел к гражданской войне. Размах антибольшевистских выступлений потребовал создания массовой регулярной армии. 15 января 1918 года декретом Совета Народных Комиссаров провозглашалось создание Рабоче-крестьянской Красной Армии. Она строилась на основе добровольности.

Орехово-зуевцы были в числе первых, кто сформировал отряды вооруженных рабочих, ушедших в Красную Армию в феврале и в марте 1918 года, началось обучение добровольцев владению оружием.

В июле 1918 года большая группа мятежников-левоэсеров с броневиком прорвалась из Москвы и ушла по Нижегородскому шоссе. Об этом стало известно в Орехово-Зуеве. Немедля, рабочие взяли под охрану все предприятия, мосты, дороги, поставили дозоры и секреты. До Орехово-Зуевского уезда мятежники не добрались. В их подавлении принимал участие Первый Московский Губернский полк, в составе которого воевали и ореховские рабочие. Полк участвовал также в обыске Троице-Сергиевой лавры, где засели эсеры. Помогли ореховцы и павлово-посадским рабочим, послав вооруженный отряд после того, как у них в городе было сожжено здание Совета.

1918-й год стал одним из самых героических и трудных годов в истории Советской России. Ее трудящиеся, в том числе и орехово-зуевцы, учились управлять новыми местными органами власти, хозяйством, боролись за поднятие трудовой дисциплины и производительности труда в условиях, когда контрреволюция организовывала внутри страны заговоры, убийства, создавала группировки и фронты белых армий.

Орехово-зуевцы воевали почти на всех фронтах гражданской войны, боролись с бандитизмом, с дезертирством, вступали в продотряды.

В августе 1918 года две трети всех членов парторганизации Орехово-Зуева ушли на подавление мятежа Чехословацкого корпуса. В ноябре этого же года партком мобилизовал 50 % коммунистов и послал их на фронт. Из рабочих-текстильщиков создавались специальные воинские части. В начале 1919 года Орехово-Зуевский профсоюз отправил на Восточный фронт 600 рабочих-добровольцев. 14 мая 1919 года в газете "Коммунар" военный комиссар Орехово-Зуева сообщал: "За время всех мобилизаций Орехово-Зуево дало на фронт 3735 человек. Ни один из уездов Московской губернии красному фронту такого количества красноармейцев еще не дал".

Исключительно трудным было положение на производстве, с обеспечением фабрик сырьем, топливом и продовольствием. Летом 1918 года горели леса и болота. Торф рабочие и работницы возили на себе. Из-за перебоев в снабжении топливом фабрики долго простаивали. Труднее всего решался продовольственный вопрос. Рабочие артели подняли на болотах целину и засадили ее картофелем. Для решения продовольственного кризиса в Орехово-Зуеве была создана чрезвычайная комиссия. В.И.Ленину послали телеграмму о помощи. В начале апреля 1919 года по его распоряжению в Орехово-Зуево было отправлено 7 вагонов хлеба. Ко всем бедам добавилась еще одна беда - эпидемия сыпного тифа. В первую очередь спасали детей. В Орехово-Зуеве было организовано 10 детдомов, 8500 детей стали питаться в городских столовых, несколько их групп отправили на Украину. Несмотря на голод, орехово-зуевцы в течение 1918 года в пользу Красной Армии несколько раз отчисляли свой однодневный заработок. В благодарность за эту заботу красноармейцы 9-й армии в декабре 1918 года из своих запасов прислали рабочим Орехово-Зуева 7 вагонов хлеба.

Первый Московский Губернский Революционный полк в сентябре 1918 года прибыл в распоряжение 11-й армии в Астрахань. Оттуда его переправили в район дислокации 16-й дивизии 8-й армии. У ст.Три Острова полк попал в окружение казачьих отрядов генерала Краснова. Находясь в разведке с группой красногвардейцев, был ранен помощник комиссара полка, бывший ткач фабрики С.Морозова, член РСДРП с 1904 года Иван Павлович Куликов. Это он в ночь 30 ноября 1905 года при штурме 30-й казармы последним покинул ее сушилку, спустился с 4-го этажа по водосточной трубе и скрылся. В последующие годы Иван Павлович вел революционную работу в Наро-Фоминске, Иваново-Вознесенске, Шуе, подвергался неоднократным арестам. В июле 1917 года его назначили первым комиссаром Орехово-Зуевской милиции, затем членом Ревкома. Защищать республику Советов Куликов ушел добровольно. И вот окружение и ранение... Белая конница расчленила подразделения красногвардейцев Московского Губернского полка, часть из которых попала в плен. Среди них оказался раненый Куликов. 10 октября 1918 года у дороги на хутор Зубриловский Ивана Павловича расстреляли.

В составе Первого Московского Губернского полка на Южном фронте воевал заместитель командира роты Никита Петрович Модин, бывший рабочий отбельно-красильной фабрики С.Морозова, участник первой мировой войны, унтер-офицер. В годы гражданской войны ему, как никому другому из наших земляков, удалось побывать на многих фронтах. Он бил московских юнкеров, белочехов, колчаковцев, белогвардейцев Юденича, петлюровцев, немцев и семеновцев. В одном из боев с семеновцами Никита Петрович получил 16 штыковых и два пулевых ранения, в полевом лазарете перенес 6 операций. В Орехово-Зуевской больнице ему сделали еще 4 операции. Но ранения оказались страшными. 21 марта 1921 года мужественный большевик Н.П.Модин умер.

Многие другие наши земляки воевали в составе Первого Московского Губернского полка. Среди них - бывший рабочий-слесарь из 21-й казармы, знаменосец части, матрос первой статьи Алексей Никанорович Писарев, член Орехово-Зуевского Совета рабочих депутатов, участник октябрьских боев в Москве, большевик Сергей Михайлович Зрячкин, бывший рабочий красильной фабрики С.Морозова, участник октябрьских боев в Москве, большевик Михаил Иванович Петраков, вожак Орехово-Зуевского Союза молодежи Федор Копнов.

На политработе при политотделе 13-й армии Южного фронта находилась член Орехово-Зуевского Совета рабочих депутатов Мария Тиранина. На Царицынском и Северном фронтах воевал бывший паровщик-машинист торфяного производства В. Морозова, комиссар батальона И.Ф.Антипин.

Политкомиссар бригады 14-й дивизии 8-й армии Южного фронта, бывший рабочий механического завода С.Морозова, председатель профсоюза металлистов депутат Орехово-Зуевского Совета Александр Морозов погиб в бою летом 1919 г . На этом же фронте в 1919 году погибли орехово-зуевцы Василий Михайлович Назаров и его сын Михаил. 11 апреля 1921 года в бою на окраине Читы погиб бывший член Орехово-Зуевской организации РСДРП, комиссар партизанского отряда Николай Степанович Кабашов.

На фронтах гражданской войны погибло немало орехово-зуевцев. Но самой яркой, героической и в то же время трагической была судьба Владимира Архиповича Барышникова, нашего выдающегося земляка, любимца орехово-зуевских рабочих. Занимая очень ответственные и большие посты, такие как председатель Орехово-Зуевской Городской управы, затем председатель Губисполкома и Губернского комиссара труда, будучи членом Всероссийского Центрального Исполнительского Комитета, Владимир Архипович летом 1918 года уехал на Восточный фронт. Сначала его назначили комиссаром полка, а затем бригады. С ним на фронт приехала жена Мария Павловна, которую зачислили медсестрой в одном из подразделений. После освобождения Казани, Симбирска и Сызрани Барышникова отозвали с фронта в Москву. Но в столице он пробыл недолго. ЦК партии на этот раз послал Барышникова на Южный фронт. Его назначили членом Реввоенсовета 9-й армии, а летом 1919 года перевели на должность члена Реввоенсовета 8-й армии, которая вела бои с деникинцами на самом важном участке фронта. Работник политотдела Н.М.Алексеев вспоминал: "Несмотря на высокий пост, Барышников был обходительным и приветливым в обращении со всеми. Внешне он напоминал скорее рабочего, чем командира, носил потертую темную гимнастерку, видавшую виды кожанку и поношенные сапоги. Он располагал к себе политической образованностью, умением вникать в существо каждого дела, которым занимался, большой работоспособностью. Казалось, он неделями обходился без сна и отдыха". В начале сентября 1919 года белоказаки генерала Мамонтова прорвали фронт на стыке 8-й и 9-й армий. Объезжая позиции частей на машине, Барышников, сотрудник оперативного отдела армии и военврач попали в окружение и были пленены. Под пытками Барышников не назвал своего имени, но его опознал офицер, перебежавший из Красной Армии к белым. Командование 8-й армии пыталось обменять Барышникова и его товарищей на пленных белых, но переговоры не увенчались успехом. Озлобленные серией поражений мамонтовцы после изуверских пыток повесили комиссара. Славный сын орехово-зуевского пролетариата В. А. Барышников погиб в возрасте 30 лет.

 

В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

(1941 -1945 гг.)

 

Война с фашистской Германией - это самое тяжелое испытание, выпавшее на долю нашего народа за всю его историю. Началась она 22 июня 1941 года вероломным нападением на СССР 190 немецких дивизий и соединений ее союзников. В первые дни войны прозвучали призывы и лозунги партии и Советского правительства: "Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!", "Все для фронта! Все для победы!". На борьбу с вооруженным до зубов врагом поднялся весь советский народ, каждый стремился внести свой вклад в дело обороны страны. В конце июня 1941 года две трети коммунистов Орехово-Зуева были мобилизованы на фронт. Более тысячи молодых работниц ушло вслед за ними. Они стали медсестрами, зенитчицами, радистками, шоферами, летчицами. В самом начале войны из Дулева ушел отряд ополченцев. В Орехово-Зуеве он влился в батальон, с которым выехал на фронт. Под Ельней наши земляки вступили в бой с гитлеровцами.

Перестройка работы предприятий города на военный лад проходила быстро и организованно. Текстильщики хлопчатобумажного комбината стали выпускать ткани военного назначения: плащ-палатки, кирзу, парашютную ткань. Точно в срок они обеспечивали все военные поставки: "Фронтовые", "срочные", "особые" и другие. Завод "Карболит" развернул выпуск револьверных головок, противотанковых ежей, а завод "Стекломаш" им. Барышникова - пропарочных котлов, печек для обогрева солдат. Дулевский фарфоровый завод для военных связистов стал изготавливать изоляторы ТФ-2. Для раненых дулевцы сумели наладить выпуск глазных протезов.

На заседании городского комитета обороны была поставлена задача превратить Орехово-Зуево в неприступную крепость. Вокруг города сооружались противотанковые рвы и траншеи, у фабрик, заводов и железной дороги стояли зенитные батареи. В домах и производственных помещениях делалась светомаскировка, на стекла окон наклеивались бумажные полосы. Учения по противовоздушной и противохимической обороне проводились регулярно на каждом предприятии. Из коммунистов и комсомольцев создавались партизанские заградительные отряды, организовывались запасные продовольственные склады для них. Многие ореховозуевцы стали бойцами трудового фронта. 4500 женщин выехали на рытье оборонительных сооружений в районы Наро-Фоминска, Серпухова и Каширы.

В октябре 1941 года завод "Карболит" был эвакуирован в Кемерово. Оставшаяся часть трудового коллектива приступила к налаживанию производства заново. На фабрики и заводы вместо ушедших на фронт мужчин стали приходить домашние хозяйки и подростки. На одной только ткацкой фабрике № 1 140 женщин обучались мужским профессиям: токаря, слесаря, барабанщика, трепальщика, шофера. В цехах фабрик и заводов шла борьба за получение звания "фронтовая бригада". К концу 1943 года на заводе "Карболит" таких бригад было 19.

В октябре 1941 года ореховозуевцы послали на фронт 4 тысячи теплых вещей, 500 пар белья, 400 теплых рубашек, 200 пар варежек, а в ноябре 1942 года комбинат отправил на фронт 925 посылок с подарками для бойцов. В каждой посылке лежало письмо-напутствие красноармейцу. От солдат и командиров в Орехово-Зуево шли тысячи благодарственных писем. В одном из них бывший учитель школы № 8 Николай Сергеевич Долныков, командир противотанковой батареи, пишет своей жене, учительнице школы № 8 С.А.Ромашкевич: "К нам приехал из Орехово-Зуева шофер Евсеев, пригнал машину и подарки от ореховцев. Каждому бойцу портянки, носки, папиросы, конфеты, нитки, иголки, мыло, зеркальце, бумагу, конверты, карандаши. Прислали много бритв, больших туалетных зеркал, блокноты, мешки и т. п. Многие получили личные посылки и письма. Ликований было много. Отрадно, что общественность Орехова нас не забывает". О другом удивительном эпизоде на фронте рассказала бывшая медсестра батальона 67-й гвардейской стрелковой дивизии, в недавнем прошлом учительница школ № 6 и 12 Лидия Николаевна Харламова: "Я сидела в кабине "студебеккера", рядом пожилой, угрюмый шофер. Он был неразговорчив и отрешенно смотрел вдоль фронтовой дороги. Затем достал портсигар, раскрыл его и закурил. Портсигар мне показался знакомым, у кого-то такой видела. Несмело спросила, откуда он у него? - Мне пришла посылка из Орехово-Зуева, в ней были варежки, конверты, платки, письмо и вот этот портсигар, - ответил солдат. - Написано "Дорогому бойцу от рабочих завода "Карболит". Очень дорожу этим подарком, всегда ношу его с собой, как талисман. - А я родилась и живу в Орехово-Зуеве, - выпалила с гордостью. Лицо шофера посветлело, и он с улыбкой, по-родственному, обнял меня. Разговор продолжался. Водитель рассказал, что он из многострадальной Белоруссии, что жену его убили немцы, а детей сожгли в хате, что теперь он остался один-одинешенек. - Написал письмо твоим землякам, дочка, мне ведь писать больше некому. Вернешься с фронта, низко поклонись городу, хорошие люди живут в нем".

В дни войны Орехово-Зуево превратилось в госпитальный город. Свои помещения под госпитали отдали школы №№1,3,4, фельдшерско-акушерская, Дворец культуры текстильщиков, аэроклуб, первая горбольница. Учителя и ученики школ ходили к раненым воинам и давали небольшие концерты, писали письма за них и ухаживали. Ужасное зрелище представляли поезда, останавливавшиеся в Орехово-Зуеве с блокадниками-ленинградцами. Из 40 человек, находящихся в вагоне, на перрон вокзала живыми сходило человек десять. Остальных, мертвых, выгружали и хоронили в братской могиле на Ореховском кладбище. Ходячих блокадников сначала кормили в привокзальной столовой, а затем отвозили в госпиталь, оборудованный в школе №5. Не оставались без внимания и ореховские ребята - дети фронтовиков. Им выдавали материальную помощь: деньги, одежду, обувь, ткани. Семьи фронтовиков получали для отопления жилищ дрова, торф, керосин, им в первую очередь под огороды отводились земельные участки.

О самоотверженном труде орехово-зуевцев в тылу говорят многочисленные факты. На победы наших войск трудящиеся города и района отвечали своими трудовыми победами. Летом 1942 года завод "Карболит" занял первое место во Всесоюзном социалистическом соревновании заводов Наркомата химической промышленности. За период с 1942 года по 1945 годы ему 16 раз присуждалось переходящее Красное знамя ВЦСПС и Наркомхимпрома. В мае 1942 года Ореховский комбинат выступил инициатором Всесоюзного социалистического соревнования в текстильной промышленности за досрочное выполнение государственных заданий и усиление помощи фронту. Текстильщики решили давать ежемесячно сверх плана 200 тысяч метров тканей и 250 тысяч катушек ниток. В июле 1942 года комбинат с честью выполнил все задания Родины и получил переходящее Красное знамя Государственного Комитета Обороны. В 1943 году на ткацкой фабрике №1 была организована комсомольско-молодежная бригада имени Николая Гастелло, которую возглавила Мария Михайловна Волкова. Девушки бригады решили обслуживать каждой ткачихой не по четыре, а по шесть станков. За два года бригада дала для фронта сверх плана 220 тысяч метров ткани, шесть раз завоевывала первенство в соревновании молодых текстильщиц. Основным принципом в работе бригады стал - экономить время, ценить и рассчитывать его с точностью до секунд. Следующим шагом был переход на обслуживание восьми станков. К концу войны Волкова и ее подруги по бригаде Анна Кашаева, Екатерина Шибаева и Анна Печкина обслуживали уже 64 станка. Почин бригады был подхвачен текстильщиками всей страны. 250 бригад стали работать по методу Марии Волковой. В послевоенные годы Марии Михайловне были присвоены звания Лауреата Государственной премии СССР и "Почетного гражданина города Орехово-Зуева". О героическом труде наших земляков в годы военного лихолетья свидетельствуют высокие награды Родины и благодарности командования Красной Армии. Так, в апреле 1943 года Верховный Главнокомандующий прислал привет и благодарность всем работникам Ореховского комбината за собранные средства (937 тысяч рублей) на строительство танковой колонны "Москва" и за помощь семьям фронтовиков. 24 января 1944 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за успешное выполнение заданий правительства по снабжению Красной Армии вещевым довольствием и выполнение специальных заданий командования Красной Армии Ореховский комбинат был награжден орденом Трудового Красного Знамени, а 9 мая 1945 года славному коллективу объединения было передано на вечное хранение Красное знамя Государственного Комитета Обороны.

"Из одного металла льют

Медаль за бой, медаль за труд".

Пока труженики фабрик и заводов ковали победу в тылу, их земляки героически сражались на всех фронтах войны, в разных родах войск. Им было на кого равняться в науке, побеждать врага. Еще в годы советско-финской войны звание Героя Советского Союза получили орехово-зуевцы: бывший слесарь, стрелок-радист бомбардировщика Федор Иванович Лопатин, политрук разведроты Кесарь Федорович Андреев, бывший поммастера ткацкой фабрики №3, командир батальона Василий Иванович Москвин. В боях с фашистами генерала Франко в Испании отличились К.А.Рябов, В.У.Барунин и Л.Синев.

В первые годы Великой Отечественной войны много наших земляков воевало под Москвой в дивизиях народного ополчения. Среди них директор 8-й школы А.Д.Голузин, его сын Юрий, учителя этой школы X .И.Эльберг, И.И.Казаков, рабочий одеяльной фабрики В.И. Хандышев, молодые призывники Н.И.Суриков, В.Е.Шиманов и другие.

Бывший рабочий прессового цеха завода "Карболит" Иван Егорович Гаврыш после учебы в Орехово-Зуевском аэроклубе, а затем в Энгельсском авиационном училище участвовал в советско-финляндской войне. С начала Великой Отечественной войны летал на тяжелых бомбардировщиках в глубокий тыл врага. К апрелю 1942 года он совершил 90 боевых вылетов, и за успешную бомбежку военных объектов в июне 1942 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Всего за годы войны отважный летчик совершил 250 боевых вылетов и был награжден многими орденами и медалями страны.

Евгений Кузьмич Ильин жил в 30-й казарме. В 1935 году поступил в Горьковское бронетанковое училище. После его окончания участвовал в боевых операциях у озера Хасан. В годы войны с фашистской Германией воевал на Волховском и Втором Украинском фронтах, брал Берлин. В начале июля 1944 года танковый батальон майора Ильина первым ворвался в город Клецк, уничтожил 17 танков противника, взял в плен более 200 фашистов, освободил еще семь населенных пунктов. Захватив мост через реку Одер, танкисты Ильина обеспечили переправу целому фронту генерала Рокоссовского. В районе Нейдорфа и при взятии Кенигсберга батальон Ильина взял два населенных пункта, город Бан, разбил батальон пехоты, бронепоезд врага, уничтожил 45 "фаустников", 12 минометов, 8 пушек. На Кюстринском плацдарме танкисты захватили мост, освободили лагерь военнопленных (35 тыс. чел.). За проявленный героизм в феврале 1945 года Евгению Кузьмичу Ильину присвоили звание Героя Советского Союза. За всю войну под Ильиным горело 19 танков, 6 раз он был ранен. Последнее ранение он получил в Берлине. Из танка его вытащила жена Анна Ивановна, с которой он воевал в одном экипаже.

При форсировании Днепра отличился наш земляк, уроженец деревни Слободищи сержант Филипп Семенович Лапушкин. Командуя небольшой группой солдат на нескольких лодках, Лапушкин сумел переправиться через Днепр, с боем захватил остров, а на следующий день достиг противоположного берега, где окопался враг. Бойцы сумели зацепиться за крошечный выступ берега. Четыре часа немцы беспрерывно атаковали десантников. Многие из них погибли, осталось несколько бойцов во главе с Лапушкиным. На рассвете, во время очередной атаки немцев, и он получил тяжелое ранение. Теряя сознание, Филипп Лапушкин услыхал наше русское "Ура!" За этот подвиг нашему земляку было присвоено звание Героя Советского Союза. На время получения звезды Героя он был самым молодым среди остальных Героев-земляков.

240 боевых вылетов без потерь в течение года сделала эскадрилья орехово-зуевца Николая Павловича Закокина. Бывалый летчик-штурмовик за боевые подвиги награжден тремя орденами Красного Знамени.

Первого октября 1993 года Указом Президента России звание Героя Российской Федерации было присвоено Лидии Ивановне Шулайкиной за боевые подвиги, совершенные при штурмовке вражеских кораблей на Балтике в конце Великой Отечественной войны. До 1942 года Лидия Ивановна Шулайкина работала преподавателем в школе №6, окончила Орехово-Зуевский аэроклуб, а в 1944 году - авиационное училище. Затем была направлена на Балтийский флот летчиком-штурмовиком. Единственная женщина-штурмовик в полку на равных с мужчинами била врага.

"Сержант Жорж" - так называли ореховозуевца Юрия Александровича Галузина партизаны Франции. К ним в отряд он попал после 18 фашистских концлагерей, совершив 12 побегов. Герой-партизан за подвиги при освобождении Франции от фашистских захватчиков был награжден правительством этой страны медалью "Партизан Франции", а также Серебряным и Бронзовым крестами.

26 наших земляков удостоены звания Героя Советского Союза. Не все из них возвратились живыми домой. "Нет больше той любви, когда кто положит душу свою за други своя ", - написано в одной из духовных книг. Бывший наладчик завода "Карболит" Владимир Илларионович Бондаренко погиб в Белоруссии 6 сентября 1943 года. Герой-партизан отряда А.Ф.Федорова только на участке железной дороги Ковель - Брест пустил под откос 11 эшелонов врага. Затем подорвал еще 5 эшелонов. 2 мая 1945 года старшине В.И.Бондаренко посмертно присвоили звание Героя Советского Союза. На войне погибли наши земляки - Герои Советского Союза Василий Николаевич Банценкин, Виктор Иванович Галочкин, Федор Тимофеевич Жаров, Степан Иванович Курков, Константин Владимирович Соловьев.

Живыми домой возвратились Герои Советского Союза: командир стрелкового взвода И.И.Аверьянов, штурман авиаэскадрильи Г.С.Бажанов, командир сторожевого корабля Л. Н. Балякин, командир батальона И.К.Жеребцов, командир штурмовой группы Д.Т.Иванов, летчики А.С.Клюшкин, П.И.Песков, Ф.Н.Тургенев, сапер Я.К.Кондратьев, командир стрелкового взвода В.П.Сосин, командир артдивизиона В.А.Суздальский, командир роты Я.Г.Токмаков. Еще до войны в 1936 году звание Героя Советского Союза получил знаменитый штурман экипажа В.П.Чкалова А.В.Беляков. Генерал Н.С.Демин это звание получил после войны в 1965 году.

За годы войны четыре ореховозуевца стали кавалерами орденов Славы всех трех степеней. Это старшина роты автоматчиков Виктор Сергеевич Иванов, сержант-сапер Сергей Васильевич Власов, командир отделения разведки батареи Алексей Михайлович Власов и помощник командира взвода артиллерийской батареи старший сержант Павел Григорьевич Беренко.

На войну ушли 38740 орехово-зуевцев, не вернулись 22750 человек.

Почти в каждой школе Орехово-Зуева установлены мемориальные доски с фамилиями бывших учителей и учеников, не вернувшихся с войны. На доске в школе №8 были выгравированы слова: "Из нашей школы в годы Великой Отечественной войны (1941 - 1945 гг.) ушли на фронт и отдали свою жизнь учителя: 1. Бычков Виктор Иванович. 2. Галузин Александр Дмитриевич. 3. Долныков Николай Сергеевич. 4. Макаров Михаил Васильевич. 5. Эльберг Христофор Иванович. Ученики: 1. Алексеев Леонид. 2. Бахов Вадим. 3. Вихорев Лемар. 4. Кудинов Владимир. 5. Карташов Василий. 6. Машков Юрий. 7. Матросов Владимир 8. Скегин Григорий. 9. Федосеев Борис. 10. Филиппов Борис. 11. Шишкин Алексей. Вечная память героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины". На одной из стен поверженного Рейхстага в Берлине была надпись: "За кровь земляков никопольцев, москвичей, орловцев, кубанцев, тамбовцев, орехово-зуевцев мы отомстили".

Мы помним тех, кто жил и воевал вчера ради нашего сегодня. 9 мая 1975 года в день памяти 30-летия Победы в Орехово-Зуеве на площади у вокзала был торжественно открыт обелиск " Памяти павшим". Герой Социалистического Труда, бывший санинструктор роты, старший сержант Елизавета Ефимовна Куржичкина зажгла в центре бронзовой звезды монумента Вечный огонь.

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА ДЛЯ ЧТЕНИЯ

 

Ученые записки Орехово-Зуевского пединститута. Т. 8. Историко-краеведческий сборник. Вып. 1. М ., 1957.

Орехово-Зуевский пединститут. Историко-краеведческий сборник. Вып. 2. М ., 1959.

Память огненных лет. Орехово-Зуево, 1995.

Подвиг революционный, подвиг трудовой. М., 1986.

Советская военная энциклопедия. Т. 2, 3, 6. М ., 1977.

Тыл и фронт. Орехово-Зуево, 1995.

 

 

 

ГЛАВА 25

НАШЕ КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ

 

В конце прошлого века в районе нынешнего пединститута росла роща. В самом ее центре на расчищенной площадке фабрикантами Морозовыми была выстроена открытая сцена с артистическими уборными под ней. Справа располагался буфет, а вокруг него в землю были врыты круглые столы со скамейками. На северном участке рощи стоял Летний деревянный двухъярусный театр с боковыми местами и большой сценой. В московских "Новостях сезона" от 29 августа 1896 года в разделе "Хроника" сообщалось, что фабриканты С.Т. и С.В.Морозовы ассигновали 200 тысяч рублей на организацию общедоступного театра для рабочих на фабриках в Орехово-Зуеве, а на следующий год "Биржевые ведомости" от 16 июня опубликовали заметку о постройке в Никольском фабрикантами Морозовыми театра и его репертуаре. По воскресным дням в летнем театре выступали местные и приезжие артисты, ставили комедии, драмы, пьесы, такие, как "Братья-разбойники". "Дети капитана Гранта" и даже "Отелло". С утра в выходной день рабочие семьями и группами, с корзинками с провизией, самоварами, шли на гулянье в парк, который официально назывался "Парк народного гуляния господ Морозовых". Столы у буфета в парке занимались на весь день.

О том времени вспоминал один из первых артистов местной труппы Николай Никонов: "Уж очень хотелось тогда попасть на спектакль в Летний театр. И была большая радость, когда режиссер приглашал статистов на исполнение в спектакле "моря". Они с удовольствием залезали под большое голубое полотно и ногами лежа исполняли "бушующее море". Для мальчишек это было настолько заразительно, что они, подражая артистам, устраивали около своего дома подмостки и "представляли" то, что видели в театре. С восхищением пишет о Летнем театре Н.И.Воронов в своей книге "Записки Николая Ираклиевича Воронова", вышедшей во Владимире в 1907 году: "Примером, достойным подражания, являются роскошные во всех отношениях больницы, ясли, богадельни при Морозовских фабриках... администрация... пошла даже больше по пути забот о развлечении рабочих. Там имеется уже лет пятнадцать, если не более, театр для рабочих, где играют пьесы приглашенными артистами. Театр расположен в прекрасном парке, где рабочие за сравнительно ничтожную плату могут получить: чай, молоко, квас и прочее - за исключением спиртных напитков. По воскресным и праздничным дням в парке играет музыка. Нам приходилось не раз посещать парк и выносить приятное впечатление. Всюду царит порядок, рабочие прилично ведут себя, чинно гуляют со своими семьями по парку..."

Напротив Летнего театра в парке в 1910 году Морозовыми с помощью английских специалистов было обустроено первое в Орехово-Зуеве футбольное поле, на котором местная команда "Клуб-Спорт Орехово" (морозовцы) принимала московские и даже иностранные футбольные команды.

Ярким, красочным событием была проводимая ежегодно здесь ярмарка. Она привлекала ореховцев своими тесовыми балаганами с хриплыми зазывалами и народными смешными представлениями, цирком "Шапито" с дрессированными лошадками, собаками, свиньями и другими зверями. Считалось за счастье увидеть настоящих артистов, таких как Дуров. В отдельных балаганах, тесных, как собачьи конуры, ютились и "Женщина-паук" и "Семиглавый мальчик" и другие страсти, которые можно было посмотреть за пятачок. Фокусники, кукольники, шарманщики с акробатами и белыми крысами бродили по ярмарке, останавливались в толпе, заводили музыку, такую как "Разлука" или "Маруся отравилась". Кучка рабочего люда слушала, смотрела, смеялась и бросала копейки уличным артистам, худым, с поблекшими глазами, и хлопала в ладоши. Мальчишки с девчонками свистели в свистульки - глиняные петушки, раздували "тещин язык", кто сосал леденцы, кто развертывал конфету с кисточкой. Разноцветные шары всюду летали над головами гулявших по ярмарке людей. Фотографы снимали и тотчас выдавали фотокарточки клиентам. Трактиры и магазины с зелеными вывесками работали вовсю. Церковь тоже не дремала: звонила, служила, собирала приношения прихожан.

Наш город стал богат и славен театральным искусством с основания Зимнего театра. В 1912 году русский народ отмечал 100-летие победы в Отечественной войне над французами. В ознаменование этой даты в Орехово-Зуеве при фабриках С.Морозова был построен большой Зимний театр на 1350 мест, с двумя ярусами и балконами по типу Московского Художественного театра. Это был первый и единственный в России театр для рабочих, не уступавший по тем временам лучшим столичным театрам. Во время его открытия три вечера подряд на сцене выступали артисты Большого театра из Москвы, а с ними хор морозовских рабочих под управлением Адриана Николаевича Гайгерова. Хористы сумели прекрасно влиться в стройный ансамбль артистов Большого театра в опере "Жизнь за царя"; окрыленные ответственным выступлением при открытии театра, ореховские певцы приняли участие в гастролях Большого театра в Орехово-Зуеве и в более поздние времена. Хор Гайгерова без приглашения оперного хора из Москвы пел с профессиональными артистами в операх "Демон", "Фауст", "Русалка", "Пиковая дама". В последней из них пели даже ребята Морозовского училища под руководством регента А.Д.Козлова. Их бодрое и верное исполнение "потешных" в опере "Пиковая дама" под симфонический оркестр Большого театра получило одобрение зрителей, особенно их родителей. Все это оказало большое влияние на организацию прекрасного хора в будущем и не только хора, но и солистов-любителей. С помощью А.Н.Гайгерова, его жены Веры Николаевны и концертмейстера-пианиста Сергея Никаноровича Корсакова, а впоследствии и Варвары Гайгеровой, художников А.Н.Шапошникова и В.И.Взорова были созданы и много раз исполнены оперы "Аскольдова могила", "Царская невеста", "Евгений Онегин", "Русалка", а в советское время опера "Демон" под самостоятельный симфонический оркестр, которым дирижировал С.Н.Корсаков. Прекрасная сцена Зимнего театра, хороший состав артистов расположили и приобщили к искусству многих ореховозуевцев.

Режиссером-любителем В.В.Трубниковым в 1912 году была набрана первая рабочая драматическая труппа в количестве 170 человек. 9 сентября труппой был поставлен первый спектакль Александрова "В селе Знаменском". Эта пьеса из народной жизни положила начало большим постановкам силами рабочих Морозовских фабрик и открыла славную страницу истории театрального искусства в нашем городе. Первыми артистами труппы были Т.Ф.Басова-Никонова, Е.Ф.Жуликова, Е.И.Харламова, Е.Ф.Фролова, В.В.Амелин, А.О.Карташов, А.Ф.Степанов и другие.

К 300-летию Дома Романовых Гайгеров, Федулин и Иванов создали духовой оркестр из старшеклассников Никольского училища С. Морозова - первый детский духовой оркестр в Орехово-Зуеве. Оркестр взрослых музыкантов набирался из рабочих и служащих. Он находился в подчинении у фабричной администрации, обслуживал танцплощадку в парке и в Клубе служащих.

В доме уехавшего из Орехово-Зуева бывшего управляющего фабриками Т.С.Морозова М.И.Дианова администрация открыла в 1897 году "Клуб служащих". Это заведение посещала местная элита: инженеры, техники, конторщики, врачи. На втором этаже особняка на небольшой сцене нередко ставились водевили, одноактные пьесы. Чаще всего выступали местные самодеятельные артисты. Любительские спектакли были частью провинциальной жизни и отражали быт служащих, гимназистов, желавших приобщиться ко всему "интеллигентному".

В конце прошлого столетия в Орехово-Зуево приехал выходец из семьи волжских бурлаков Никанор Агафонович Корсаков, который 12-летним мальчиком поступил работать на бумагопрядильную фабрику С.Морозова. Взрослым он уже возглавлял экспериментальное бюро по сортировке хлопка. Хозяева чутко прислушивались к советам лучшего специалиста по хлопку. А скоро проявилась и музыкальная одаренность Корсакова. Никанор Агафонович стал одним из устроителей театрализованных представлений, концертов, народных гуляний. Он имел прекрасный голос, пел в местной самодеятельной опере. Добрые отношения связывали его с Ф.И.Шаляпиным. Сын Н.А.Корсакова Сергей с юных лет стал знаменитостью Орехово-Зуева, общим любимцем его жителей, как музыкант и человек. Сестра Сергея Никаноровича Надежда Корсакова стала солисткой Частной Оперы С.И.Зимина в Москве, исполняла главные партии, нередко пела вместе с Собиновым, Шаляпиным и Неждановой. Свою артистическую деятельность она начала на сцене Зимнего театра в Никольском, где пела в самодеятельной оперной студии А.Н.Гайгерова.

В 1901 году по приглашению Саввы Тимофеевича Морозова в Орехово-Зуево приехала семья Гайгеровых для организации хоровых коллективов и подъема культуры среди рабочих. Уже через год организованный Адрианом Николаевичем Гайгеровым первый в России оперный самодеятельный коллектив показал рабочим города первое свое детище - оперу "Аскольдова могила", за ней последовали другие оперы.

Московский Художественный театр имел большое влияние на самодеятельных артистов Орехово-Зуева. В 1915 году К. С. Станиславский направил из МХТ режиссером в рабочую труппу Зимнего театра вместо Трубникова Петра Федоровича Шарова. Последний набрал новый коллектив артистов, оставив нескольких старых, наиболее опытных актеров. Для начала Шаров поставил одноактные пьесы А.П.Чехова "Предложение". "Медведь", "Ведьма" и начал готовить сказку Островского "Снегурочка". При Петре Федоровиче спектакли шли без суфлера, их художественное оформление делал художник А.Н.Шапошников, а музыкальную часть сопровождал ученик Московской консерватории С.Н.Корсаков. На генеральную репетицию "Снегурочки" приехали К.С.Станиславский, В.И.Качалов и А.А.Яблочкина. Один из участников спектакля Никонов вспоминал: "Константин Сергеевич не поверил сперва, что играли рабочие, а не профессионалы-артисты. Петя, - сказал он Шарову, - не верю, что это играли рабочие. Чем ты докажешь, что играли рабочие, а не профессионалы! - Вот, например, - показал Шаров на меня, - царя Берендея играл слесарь механического завода. - Слова - это еще не доказательство, - все еще не верил Станиславский. - А хотите, я вам расчетную книжку принесу, она у меня дома, - вмешался в разговор я. - Пожалуйста, принесите. Через несколько минут я принес книжку, а Басова, игравшая главную роль, тоже сбегала в соседнюю 21-ю казарму и принесла свою книжку. Убедившись в нашей правоте, Константин Сергеевич пригласил Ореховскую труппу поставить "Снегурочку" в народном доме в Москве. Этот спектакль состоялся. Московский театральный журнал "Рампа и жизнь", писал, что присутствовавшие на спектакле москвичи приняли ореховцев восторженно. Выдающиеся театральные деятели, в том числе и Станиславский, искренне поражались силе яркого народного таланта. За "Снегурочкой" последовали "Лес" Островского, "Чайка", "Вишневый сад" Чехова, "Царь Федор Иоаннович" А.К.Толстого и ряд других классических пьес. Тот же московский журнал выражал свое мнение о постановке "Царя Федора Иоанновича: "...спектакль прошел блестяще ...на сцене не было рабочих-любителей. Чувствовалась Русь конца XVI века". Журнал отмечал, что это были не заученные роли, а глубокое проникновенное перевоплощение рабочих исполнителей в великих вершителей судеб России и чуть ли не советовал профессионалам занять у нас вдохновенные чувства. И как после сказанного не назвать театр рабочих Орехово-Зуева спутником МХТ! Именно тогда, в памятном 1915 году любительский театр рабочих Саввы Морозова стал спутником Московского Художественного театра.

В 1917 году Зимний театр стал называться рабочим театром и превратился в кафедру революции и искусства. Он стал штабом большевиков города. Вход в него для всех был свободным, когда проводились митинги, диспуты, собрания и концерты. Фабричные ребята-кружковцы свои постановки из сушилок казарм все чаще стали переносить на заветную сцену Рабочего театра. Так, юные артисты 79-й казармы поставили на сцене рабочего театра "Бежин луг" по рассказу И.С.Тургенева. После Октябрьской революции тесно стало в театре, и труппе Шарова пришлось потесниться.

Летом 1918 года Московский Художественный театр уехал на гастроли в Америку. Его выступления за границей прошли успешно, труппа возвратилась в Москву. Но в Америке остались несколько ведущих артистов МХТ, в том числе и П.Ф.Шаров. По-разному относились к поступку Шарова его коллеги и ученики. Несмотря на это, он оставил у ореховозуевцев хорошую память о себе.

В конце 1917 года в здании школы №5 открылся Дом искусств. В его изостудию были собраны картины, скульптуры и другие художественные произведения и вещи из домов бежавших от революции купцов и чиновников фабричной администрации. Выпускники Строгановского училища А.Н.Шапошников и В.И.Взоров стали руководить отделением начинающих художников из рабочих. Хор из 200 человек возглавил преподаватель пения школы В. Морозова Иван Максимович Таланин. Солистов готовила музыкальная семья Гайгеровых: Адриан Николаевич, Вера Михайловна и их дочь Варвара - ученица Московской консерватории. Через несколько лет Варвара Гайгерова стала концертмейстером Большого театра в Москве, вошла в первую ведущую десятку советских композиторов. В классе скрипки с учениками занимались В.И.Осокин и М.И.Побединский. В этом же году был организован большой симфонический оркестр из непрофессиональных музыкантов - первый такого рода в России. Его организовал и им руководил С.Н.Корсаков. За период с 1918 по 1919 годы оркестр дал в городе и районе 60 симфонических концертов. К постановке была подготовлена опера Рубинштейна "Демон". Музыкальное сопровождение оперы осуществлялось под руководством С.Н.Корсакова и В.А.Гайгеровой. Для поездок по деревням Гуслиц в Орехово-Зуеве были организованы две агитбригады, в их состав входили С.Н.Корсаков, В.А.Гайгерова, Н.Прохоров, П.Власов и другие. Для отправляющихся на фронты гражданской войны призывников и проезжавших через Орехово-Зуево воинских частей организовывались концерты и спектакли силами местных артистов.

С октября 1917 года по май 1919 года на сцене Рабочего театра выступали самые лучшие театральные коллективы Москвы и других городов республики: Большой театр, Малый театр, театр Незлобина, театр Корша, Малороссийский театр, Передвижной театр. В городе на театральных афишах выделялись имена выдающихся актеров, певцов того времени, выступавших на сцене нашего театра. Это имена Москвина, Яблочкиной, Качалова, Книппер-Чеховой, Рыжова, Остужева и других. Такого репертуара с таким созвездием великих русских артистов, какой был у рабочего театра Орехово-Зуева в период с 1917 по 1919 годы, не было ни у одного другого театра страны.

1919 год - год рождения в Орехово-Зуеве Театра-Студии. Этот новый коллектив в количестве 115 человек организовал Лев Николаевич Королев. Он приехал из Подмосковного местечка Старогоркино с несколькими своими учениками. В Театр-Студию пришли лучшие силы самодеятельности Орехово-Зуева - бывший коллектив Шарова, хор певчих (А.Д.Козлов), солистов (А.Н.Гайгеров), художники Шапошников и Взоров. С Королевым прибыл В. И. Соколов, который позднее стал работать художником в Большом театре. Мастерством актера руководил режиссер студии Вахтангова профессор школы Щукина Борис Евгеньевич Захава. Приезжие преподаватели и актеры жили и учились в бывшем доме фабриканта Брашнина в Зуеве. С лета 1920 года преподаватели студии жили и занимались на даче в селе Войново-Гора, куда приезжали из Москвы Е.Вахтангов, А.Попов, В.Яхонтов и другие столичные актеры-преподаватели. Именно в этот период кто-то из этих актеров, вспоминал в мемуарах Захава, назвал Орехово-Зуевскую студию "пятой студией Московского Художественного театра".

Весной 1920 года Л.Н.Королевым была поставлена пьеса Каменского "Стенька Разин", на основе которой летом того же года было осуществлено массовое представление на реке Клязьме у "купцовского поля". В массовом действе участвовало свыше 500 человек. Основные роли исполняли артисты Театра-Студии, а народ вольный - студенты техникумов, рабочие драмкружков и все пожелавшие. По Клязьме плыли "расписные Стеньки Разина челны", а в них - главные действующие лица. На баржах-челнах и на берегу "шумели" одетые в костюмы того времени бояре, стрельцы, палачи и народ вольный. Особое впечатление оставили эпизоды, связанные со Стенькой Разиным и персидской княжной, а также песни вольницы под оркестр. Массовое представление осуществлялось дважды: 30 апреля и 2 мая 1920 года. Роль Степана исполнял Львов, персидской княжны - Чернова, Васьки-Уса - Зиняев, Алены - жены Степана - Костриченко.

После Королева режиссерской деятельностью в городе занялись Н.С.Прохоров и А.Ф.Степанов, поставившие, первый пьесу А.Н.Островского "Гроза", а второй - пьесу Беляева "Псиша". Главные роли в этих пьесах исполняла актриса МХТ Вера Николаевна Попова. Спектакли Театра-Студии смотрели нарком просвещения А.В.Луначарский, видные деятели театров Москвы и страны, старые революционеры Моисеенко и Бугров. За эти годы студийцы поставили спектакли "На дне", "Ревизор", "Женитьба", "Гроза", оперу Рубинштейна "Демон" и другие. В апреле 1922 года Театр-Студия в полном составе выехал в Сибирь, где дал спектакли в Омске, в Новосибирске, в Кузбассе. После поездки по Сибири главным режиссером театра стал известный театральный деятель из Москвы Н.Аксагарский, а директором Степан Терентьев. Театр продолжал быть спутником МХТ и третьей студией Вахтангова. А такие актеры, как Ломидзе, Молукова, Памфилов, Соколов, Прохоров и Степанов стали профессиональными артистами, выступая в театральных коллективах Москвы и области.

И 1928 году в Орехово-Зуево из студии МХТ приехали режиссеры А.Д.Попов и Марголин, которые из театрального коллектива А.Ф.Степанова и набранной молодежи организовали ТРАМ - театр рабочей молодежи. Профессиональному мастерству трамовцев учили специалисты из Москвы Урбанович, Круминг, писатели Светлов, Горбатов и Щеглов.

В этом же году в труппу Большого театра СССР был зачислен уроженец села Войново-Гора Сергей Александрович Красовский. На сцене прославленного коллектива он пел свыше 30 лет. В его репертуар входило более 40 басовых партий. Красовский неоднократно выступал на сценах театра и дворца культуры текстильщиков Орехово-Зуева. Певец был удостоен звания "заслуженный артист РСФСР". В 1929 году в городе открылся Дворец культуры текстильщиков, в котором начали работать многие кружки художественной самодеятельности. В 1932 году при ДК был создан Дом художественного воспитания, который готовил детский актив для организации досуга юных жителей города. Им руководил Петр Сергеевич Хваруздин.

В 1933 году в Орехово-Зуеве появился новый - Колхозный театр, которым стали руководить И.И.Логинов, Н.С.Прохоров и П.М.Сергеев. На лошадях, на розвальнях, с загруженными декорациями артисты Колхозного театра ездили по району. Из Москвы в Орехово-Зуево в 1935 году приезжал режиссер В.Сычев с небольшим коллективом профессиональных артистов. Их он объединил с труппой Колхозного театра в один Театр юного зрителя (ТЮЗ) Московской области. Новый театр стал обслуживать города Подмосковья.

В 1935 году стал известным всей стране уроженец Орехово-Зуева Яков Флиер. На Втором Всесоюзном конкурсе музыкантов-исполнителей он занял первое место. Началась активная концертная деятельность пианиста.

В 1937 году в городе открылась детская музыкальная школа. Ее организовал С.Н.Корсаков. Годом раньше открылся кинотеатр "Художественный", в котором перед дневными сеансами проходили выступления самодеятельных коллективов, а перед вечерними - московских артистов.

С большой любовью вспоминают орехово-зуевцы "Театр Грипича". Алексей Львович Грипич с 1 сентября 1936 года руководил городским драмтеатром, выросшим из Московского областного театра-студии. В числе первых трех театров страны театр Грипича осуществил постановку пьесы Н.Погодина "Человек с ружьем" в 1937 году. Им были поставлены спектакли "Морозовская стачка" В.Богатырева, "Мещане" Горького, "Бронепоезд 14-69" Вс.Иванова, "Борис Годунов" А.Пушкина и другие. Газета "Правда " 18 марта 1938 года писала об Ореховском театре: "Неутомимой творческой работой театр за три года своего существования создал большую популярность не только в городе и районе, но и за их пределами". Алексей Львович проработал в городе на Клязьме до 1941 года.

С началом войны театральные коллективы потеряли своих лучших исполнителей - они ушли на фронты Великой Отечественной. Культучреждения города превратились в госпитали, где перед ранеными бойцами выступали ученики детской музыкальной школы. С.Н.Корсаков составлял программы концертов, написал песни "Шинель", "Зенитчица", "Казачью песню". Его марши печатались в сборниках для красноармейских ансамблей.

После войны в сентябре 1945 года была создана новая театральная труппа, которая уже в январе 1946 года поставила во Дворце культуры текстильщиков пьесу Островского "Не было ни гроша, да вдруг алтын". К тому времени в детской музыкальной школе работали уже трос Корсаковых: Сергей Никанорович, его сын Борис и его жена Нина Николаевна, студентка Московской консерватории. Спустя годы Борис Сергеевич Корсаков стал солистом и концертмейстером Большого симфонического оркестра Всесоюзного радио и телевидения, был удостоен звания заслуженного артиста РСФСР. В книге, написанной к 50-летию Большого симфонического оркестра, о Борисе Корсакове написано: "Пройдя многолетнее развитие, засверкал талант скрипача Б.Корсакова - теперь концертмейстера оркестра, яркого исполнителя и волевого руководителя струнной группы, по словам композитора Б.Чайковского, обладающего "красивым звуком и совершенной инструментальной техникой, гармоническим сочетанием эмоциональности и безупречного вкуса". Орехово-зуевцы гордятся и более поздним поколением музыкальной династии Корсаковых. Внук С.Н.Корсакова Андрей Борисович Корсаков стал лауреатом международных конкурсов скрипачей имени Паганини в Генуе ( 1965 г .), в Монреале ( 1966 г .), имени Ж.Тибо в Париже ( 1967 г .), имени Чайковского в Москве ( 1970 г .), имени королевы Елизаветы в Брюсселе ( 1971 г .). К сожалению, Андрей Борисович ушел из жизни очень рано. Виртуоз-скрипач, народный артист РСФСР, преподаватель Московской консерватории, солист Москонцерта, руководитель ансамбля старинной музыки "Концертино" навсегда остался в памяти его земляков. Подает большие надежды дочь А.Б.Корсакова Наташа - талантливая скрипачка.

После смерти А.Н.Гайгерова С.Н.Корсаков возглавил работу с хоро-сольным коллективом. На сцене ДК текстильщиков в 1952 году с успехом прошла опера Ц.Кюи "Кот в сапогах". В мае 1953 года об этом событии в культурной жизни города узнала вся страна - тогда в журнале "Советский Союз" появилась статья о культурной жизни

Орехово-Зуева. Оперный коллектив ДК текстильщиков стал готовить комедию Котляровского "Наталка-Полтавка". Но смерть С.Н.Корсакова прервала репетиции.

Более 20 лет, начиная с 1945 года, проработала в Доме пионеров руководителем детского коллектива Варвара Фокеевна Прохорова. Со спектаклями "Судьба барабанщика" А.Гайдара, "Красный галстук", "Особое задание" С.Михалкова, "Кошкин дом" С.Маршака этот коллектив ежегодно выступал в Москве. 50-е годы вошли в историю культуры города как годы заметного оживления самодеятельности. Молодая певица Вивея Громова, окончив институт имени Гнесиных, поехала в Варшаву, где много концертировала и училась у известной польской певицы Эвы Бандровской-Турской. После возвращения в Москву Вивея Витальевна скоро стала одной из ведущих солисток оперной труппы музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Сейчас В.В.Громова преподает в институте имени Гнесиных.

В июле 1959 года в ДК текстильщиков прошел отбор в труппу одного из первых народных театров области, а в феврале 1960 года театр уже осуществил свою первую постановку. Перед премьерой Народный артист СССР Борис Александрович Смирнов торжественно разрезал ленту и пригласил зрителей в зал. В этот день режиссером Еленой Соломоновной Златковской ставился спектакль "Продолжение легенды " А.Кузнецова. После его окончания зал наградил актеров овацией, которая длилась 30 минут. Со сцены к актерам обратился Смирнов: "Словно две полноводные реки профессиональные и народные театры несут людям радость общения с высоким искусством театра. Я исполнен сегодня особым чувством радости и гордости за моего "крестника" - Орехово-Зуевский народный театр. От чистого сердца я поздравляю сегодняшних именинников за верность МХАТовским традициям, за высокое профессиональное мастерство молодых актеров и ветеранов театра, режиссеров и работников постановочных цехов". Затем режиссер МХАТ Г.А.Герасимов вручил артистам Народного театра памятный адрес Всероссийского театрального общества, подписанный А.А.Яблочкиной.

Е.С.Златковскую и Б.Елистратова в 1961 году сменил Юрий Леонидович Гринев. В 1963 году гриневская труппа выступила на сцене МХАТ со спектаклем Островского "На бойком месте". Театр выдержал испытание на зрелость перед строгим московским зрителем. После окончания спектакля поздравить ореховцев с успехом пришли Народные артисты СССР М.Н.Кедров и Г.Г.Конский. Последний вспоминал: "Вот, думал я, буду смотреть спектакль, играют, наверно, плохо, а мне придется их похвалить. Но сейчас могу со спокойной совестью сказать: молодцы орехово-зуевцы!" Тогда руководство МХАТ присвоило Народному театру Орехово-Зуева почетное звание Спутника Московского Художественного академического театра СССР имени Горького. В 1965 году Народному театру присвоили звание лауреата Всероссийского смотра, а в 1967 году театр стал лауреатом Всесоюзного фестиваля народных театров, показав спектакль "Два цвета" А.Зака и И.Кузнецова. А вскоре "Два цвета" были выдвинуты на соискание премии Ленинского комсомола Подмосковья. В дни празднования 50-летия ВЛКСМ театр первым в области стал лауреатом премии Ленинского комсомола. На прославленной сцене МХАТ с успехом проходили спектакли нашего Народного театра: "На бойком месте", "Разлом", "Машенька", "Про Федота-стрельца, удалого молодца" и другие. С сентября 1972 года главным режиссером театра стал один из самых одаренных его артистов Геннадий Александрович Каретников, ныне заслуженный работник культуры РСФСР. В 1971 году Геннадий Александрович поставил пьесу Тамары Ян "Девочка и апрель", с которой артисты не раз выступали на сценах нашего и московских театров. С 30 мая по 5 июня 1972 года ореховцы участвовали в фестивале любительских театров в чехословацком городе Табор. За постановку пьесы "Девочка и апрель" театру была вручена грамота жюри фестиваля, а актриса Нина Чуркина получила диплом за лучшее исполнение женской роли. В 1977 году снова удача. За спектакль "Молодая гвардия'' театр получил звание лауреата Всесоюзного фестиваля самодеятельного творчества трудящихся. На сцене театра Ю.Гриневым, Г.Каретниковым и М.Сокольским ставились большие театрализованные представления. За прошедшие годы проведены творческие вечера ведущих актеров театра Л.Харламовой, Б.Назарова, В.Пьянова, Р.Жеребцовой и других. Всех актеров, ведущих и рядовых, объединяет одна страсть к искусству. По своей основной профессии актеры Народного театра - это врачи, учителя, инженеры, служащие и рабочие. В свободное от работы время они учатся артистическому искусству, находятся в тесном общении с коллективом МХАТ. Театральный коллектив Орехово-Зуева успешно продолжает дело, начатое А.Н.Гайгеровым и Н.А.Корсаковым.

Богато духовное наследие города на литературные традиции. В 1925 году начинающие прозаики и поэты Орехово-Зуева Н.Клязьминский, В.Швецов, Н.Савченко, В.Богатырев, В.Ильин, М.Ложечко, Г.Волков, К.Рыбаков, С.Егоров и другие объединились в литературный кружок при газете "Колотушка". Название кружка выбрали из обихода текстильщиков - "Основа". Д.Фурманов и С.Городецкий своим личным участием укрепили кружок. Стали налаживаться связи кружковцев со столичной писательской организацией. Орехово-зуевцы встречались с наркомом просвещения Луначарским, писателями Гладковым, Либединским, Ляшко, Григорьевым и другими. Эти встречи способствовали творческому росту кружковцев, которые на местном материале писали очерки, рассказы, фельетоны, стихи. Кружок "Основа" возник не на пустом месте. В конце XVIII - начале XIX веков на ореховской земле хорошо были известны имена поэтов и писателей-самородков Н.Голицына, С.Терентьева, С.Хазова, С.Лушина, И.Осокина. Они были первыми.

В 30-е годы при активной помощи писателя-земляка А.В.Перегудова и актива московской писательской организации литературный кружок расширил свои ряды. Вышел в большую литературу Клязьминский (Николай Нестерович Еремушкин), рассказы и повести которого стали печататься с 1925 года в журнале "Красная Нива" и "Молодая гвардия". На суд "основцев" приносит свои первые произведения Н.Бирюков.

В послевоенные годы много сил и энергии отдает литобъединению уже при газете "Орехово-Зуевская правда" доцент Ореховского пединститута А.А.Кайев, который дал путевку в жизнь целой плеяде молодых прозаиков и поэтов. Развитие самодеятельного литературного творчества в эти годы связано с именами К.Нажесткина, А.Кривоусова, В.Блинова, В.Хандышева, Б.Крехова и др.

В конце 50-х годов литобъединение возглавил В.А.Старков, поэт, окончивший МГУ и работавший в городской газете "Орехово-Зуевская правда". Он - автор нескольких поэтических сборников.

Ему на смену пришел В.А.Бахревский. Литобъединение "Основа" дало путевку в большую литературу Н.П.Рыжих, прозаику, автору свыше пяти книг, и Н.Ф.Дмитриеву, поэту, автору шести сборников стихов. Газета "Орехово-Зуевская правда" регулярно печатала стихи членов литобъединения А.Кошелева, Г.Куренковой, Е.Глебова, Н.Стручковой, Г.Красуленкова, М.Бойцовой, Н.Лалакина, Л.Денисовой и других.

В 80-е годы литобъединением руководил поэт В.Жигунов, член Союза журналистов СССР с 1982 года. Эти годы стали временем поиска новых форм распространения творчества местных поэтов среди земляков. Наряду с традиционным городским Днем поэзии в практику вошли турниры поэтов и пушкинские праздники. В середине 80-х годов литобъединение прекратило свое существование, но литературная жизнь в городе продолжается.

Их всех городов Подмосковья город на Клязьме имеет, пожалуй, самое богатое культурное наследие, беречь которое - одна из главных задач орехово-зуевцев.

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА ДЛЯ ЧТЕНИЯ

 

Лизунов В. С. Минувшее проходит предо мною... Орехово-Зуево, 1996.

"Орехово-зуевцы". Орехово-Зуево, 1994. "Орехово-Зуевская правда", № 155, 27.09.1995 г.

 

 

 

ГЛАВА 26

ПАМЯТНИКИ И МЕМОРИАЛЬНЫЕ ДОСКИ

РАССКАЗЫВАЮТ

 

В Орехово-Зуеве немало памятников, обелисков, бюстов и других сооружений в честь выдающихся революционеров, деятелей культуры, Героев Великой Отечественной войны. По ним можно читать историю города и района. О чем они рассказывают?

 

ПАМЯТНИКИ

 

ПАМЯТНИК В.А.БАРЫШНИКОВУ

 

10 июня 1923 года в городе Орехово-Зуево был открыт памятник В.А.Барышникову. На митинге, посвященном открытию памятника, выступил П.А.Моисеенко, присутствовали И.В.Бугров и другие старые большевики. Памятник создан по проекту орехово-зуевских художников А.Н.Шапошникова и В.И.Взорова и установлен в сквере у Зимнего театра. Член партии с 1905 года, руководитель орехово-зуевских большевиков, один из организаторов Советской власти в Орехово-Зуеве Владимир Архипович Барышников был любимцем горожан. Занимая высокие посты - члена Губернского комитета партии, члена ВЦИК, председателя Орехово-Зуевской городской управы, начальника штаба боевых дружин, он всего себя отдавал делу победы революции. Летом 1918 года добровольцем ушел на фронт гражданской войны, был членом реввоенсовета 8-й армии. В возрасте 30 лет погиб от рук мамонтовцев. Делегаты 9-го съезда РКП(б), который открылся 29 марта 1920 года в Большом театре, почтили вставанием память всех погибших товарищей, в том числе В.А.Барышникова. Орехово-зуевцы в память героя гражданской войны присвоили его имя заводу, на котором он работал (ныне завод "Стекломаш"), а также улице, идущей от сквера имени Барышникова.

 

ПАМЯТНИК "БОРЦАМ РЕВОЛЮЦИИ"

 

В январе 1923 года Президиум Орехово-Зуевского Уездного исполкома принял постановление о сооружении во Дворе стачки памятника-обелиска в честь героев Морозовской стачки и борцам революции и о присвоении имени П.А.Моисеенко прядильной фабрике №1, где Петр Анисимович работал ткачом (в ниточном корпусе в то время стояли ткацкие станки). П.А.Моисеенко и председатель ЦИК М.И.Калинин 19 января 1923 года приезжали в Орехово-Зуево на торжества по случаю 38-й годовщины Морозовской стачки. В Рабочем театре на торжественном собрании М.И.Калинин вручил именные серебряные часы четырнадцати наиболее активным участникам Морозовской стачки. В зале присутствовали делегации от фабрик, заводов и жена Моисеенко - Екатерина Сазоновна.

Первого мая 1923 года П.А.Моисеенко был на демонстрации трудящихся Орехово-Зуева, участвовал в торжественной закладке памятника во Дворе стачки, собственноручно положил первую плиту в основание памятника.

6 декабря 1923 года в Орехово-Зуеве состоялись похороны П.А.Моисеенко. Его гроб стоял в актовом зале школы №3. В 12 часов дня гроб вынесли из школы. Впереди процессии шли жена Моисеенко - Екатерина Сазоновна, родные, участники Морозовской стачки, делегации Москвы, Петрограда, Харькова, Глуховской мануфактуры, всех фабрик Орехово-Зуева, которые в часы похорон не работали. П.А.Моисеенко был погребен у подножия памятника "Борцам революции" во Дворе стачки.

Памятник сооружен по проекту художников А.Н.Шапошникова и В.И.Взорова. На обелиске золотыми буквами вписаны четыре даты: 1885, 1897, 1905, 1917 - воскрешающие в памяти земляков главные вехи революционной борьбы орехово-зуевских рабочих.

16 сентября 1931 года у подножия памятника был похоронен рабочий-революционер Игнат Васильевич Бугров.

2 августа 1966 года на траурном митинге во Дворе стачки П.К.Силантьев установил в нишу памятника "Борцам революции" урну с прахом делегата V (Лондонского) съезда РСДРП Елизаветы Семеновны Горячевой.

16 сентября 1967 года во Дворе стачки состоялось перезахоронение останков Луки Ивановича Иванова с Ваганьковского кладбища Москвы к подножию памятника "Борцам революции". Урну с прахом одного из руководителей Морозовской стачки в нишу опустил П.К.Силантьев.

В 1970 году была проведена реконструкция памятника "Борцам революции" по проекту скульпторов Г.А.Сидорова и В.Т.Курова. Авторы последней реконструкции памятника - скульптор Г.Кузнецов и архитектор Ю.Шаров.

Каждый год 19 января орехово-зуевцы проводили у памятника "Дни революционных, боевых и трудовых традиций".

 

ПАМЯТНИК В.И.ЛЕНИНУ

 

Факт приезда 25-летнего В.И.Ленина в Орехово-Зуево в сентябре 1895 года отражен в его научной биографии. Владимир Ильич не только бывал в нашем городе, он изучал развитие капитализма в России, обращал внимание на особенности развития фабрик в Орехово-Зуеве, дал анализ и высокую оценку Морозовской стачке, оказывал помощь орехово-зуевцам в трудные годы, подписал декрет о национализации первого в истории предприятия - Ликинской фабрики.

Многие орехово-зуевцы встречались с ним: А.И.Липатов, С.И.Морозкин, В.А.Галкин, С.М.Зрячкин и другие. У кого останавливался Владимир Ильич, с кем встречался - до сих пор неизвестно. У краеведов Орехово-Зуева есть только предположения, что он встречался с социал-демократами в одной из казарм Воронцовско-Пролетарского района, а останавливался в доме учителя школы Викулы Морозова Предтеченского (у эстакады напротив ткацкой фабрики 2) или в одном из домов сестер Блиох (в Орехове и на Чугуновской земле). Памятник В.И.Ленину установлен в сквере у городского парка в 1933 году. Он создан по проекту скульптора Шильникова и при участии художников А.Н.Шапошникова и В.И.Взорова. Открыт 7 ноября 1933 года в день 16-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции.

 

ПАМЯТНИК В.В.МАЯКОВСКОМУ

 

Владимир Владимирович Маяковский был талантливым русским, советским поэтом. Он шел навстречу революции, считал себя продолжателем революционных традиций русской культуры.

Выражая свою любовь к поэту, орехово-зуевцы решили поставить в городе ему памятник. Художник Н.П.Пустыгин составил его проект. Установлен памятник в сквере бывшего Дома Советов в июле 1953 года в честь 60-летия со дня рождения В.В.Маяковского.

 

ПАМЯТНИК Ф.Э.ДЗЕРЖИНСКОМУ

 

Ф.Э.Дзержинский с самого начала революционной деятельности был одним из активнейших деятелей польского и общероссийского революционного движения. За свою революционную деятельность неоднократно подвергался тюремному заключению, был в ссылке, отбывал каторгу. Принимал активное участие в революции 1905-1907 годов. В Октябрьские дни 1917 года Феликс Эдмундович входил в состав Партийного центра по руководству вооруженным восстанием. 20 декабря 1917 года был назначен председателем ВЧК. На посту руководителя ВЧК-ОГПУ оставался до конца своей жизни. Он горячо любил детей, был председателем комиссии при ВЦИК по борьбе с беспризорностью.

Памятник Ф.Э.Дзержинскому создан по проекту Н.П.Пустыгина. Он был установлен в сквере Текстильного техникума в день 37-й годовщины со дня создания ВЧК. Открыт в 1954 году. Сейчас памятник стоит на территории Орехово-Зуевского отряда противопожарной службы в Парковском микрорайоне.

 

ПАМЯТНИК А М.ГОРЬКОМУ

 

Русский советский писатель Алексей Максимович Горький был тесно связан с С.Т.Морозовым, Л.Б.Красиным и Н.Э.Бауманом и всегда интересовался ходом революционной борьбы пролетариата Орехово-Зуева. Прототипами героев горьковских произведений становились фабриканты, подобно Морозову, революционеры, типа И.В.Бабушкина и В.А.Барышникова. Факты посещения писателем Орехово-Зуева документально не установлены. Но есть такие воспоминания, которые внушают полное доверие и требуют лишь незначительных уточнений. Так, факт приезда Горького в Орехово-Зуево в 1902 году с С.Т.Морозовым подтверждает дворник фабриканта Т.Пониматкин. Писатель и позже посещал наш город, о чем свидетельствует цирковой артист Иван Лазаревич Филатов. Жена писателя Екатерина Павловна Пешкова рассказывала, что Алексей Максимович неоднократно встречался с рабочими Орехово-Зуева, что в их семье жила Олимпиада Дмитриевна Черткова, жительница Орехово-Зуева, от которой писатель получал нужную информацию о вотчине Морозовых, о ее людях и событиях. Горький своими напутственными советами, подробным разбором присылаемых ему рукописей помогал начинающим орехово-зуевским авторам: А.Перегудову, И.Шувалову, В.Акимову, Н.Еремушкину, Д.Малышеву. Отдавая дань большой любви великому писателю, трудящиеся города решили поставить ему памятник. Он был торжественно открыт в 1954 году в день 86-й годовщины со дня рождения писателя. Памятник создан по проекту скульптора Н.П.Пустыгина и установлен в сквере у одного из домов по улице Урицкого.

 

ПАМЯТНИК С.М.КИРОВУ

 

6 августа 1924 года проведена торжественная закладка рабочего жилого поселка на Крутом за Богатыревым протоком в лесу Саула. С первых его девяти домов берет начало жилищное строительство в Орехово-Зуеве в советский период. В годы первой пятилетки жилой микрорайон 4-5-этажных домов был достроен и стал гордостью Орехово-Зуева. Здесь стали жить рабочие, инженеры, врачи, учителя. После злодейского убийства 1-го декабря 1934 года вдохновенного трибуна революции, активного участника трех русских революций, секретаря ЦК ВКПб, члена ЦИК СССР, любимца народа С.М.Кирова поселку было присвоено его имя. Памятник Сергею Мироновичу создан по проекту народного художника СССР Н.В.Томского, установлен в конце улицы Кирова и открыт в 1955 году.

 

ПАМЯТНИК А. С . ПУШКИНУ

 

Александр Сергеевич Пушкин - это наша национальная гордость. Он родоначальник новой русской литературы, утвердившей нормы русского языка, один из величайших гениев мировой литературы. Его творчество оказало громадное влияние на развитие русской реалистической литературы и литературы в зарубежных странах. Орехово-зуевцы гордятся тем, что на их земле, в деревне Плотава, в конце ноября - начале декабря 1830 года А.С.Пушкин останавливался на пять дней. Возвращавшегося из Болдино в Москву поэта здесь задержал противохолерный пост. Почти в каждой семье есть произведения Александра Сергеевича, почти в каждом городе России есть улица, названная его именем, или памятник. В нашем городе такая улица есть. Памятник А.С.Пушкину в Орехово-Зуеве был открыт в 1957 году в день 120-летия со дня смерти поэта. Он создан по проекту скульптора Н.П.Пустыгина и архитектора Н.С.Абросимова. Установлен на площади, носящей имя Пушкина.

 

МОНУМЕНТ "ПАМЯТИ ПАВШИМ"

 

Площадь Победы находится у железнодорожного вокзала. В центре площади на гранитном прямоугольнике возвышается памятник воинам Орехово-Зуева, погибшим на полях сражений Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Его авторы - скульпторы Г.А.Сидоров и В.Т.Куров, архитектор Н.В.Донских. Монумент "Памяти павшим" был торжественно открыт 9 мая 1975 года в день 30-летия Победы СССР над фашистской Германией в войне 1941-1945 гг. К 50-летию Победы памятник был обновлен. Автор проекта реконструкции архитектор М.Н.Григорян. По его проекту рядом с монументом была заложена "Аллея памяти" и посажено 50 елей.

 

МОНУМЕНТ "100 ЛЕТ МОРОЗОВСКОЙ СТАЧКЕ"

 

В январе 1985 года орехово-зуевцы торжественно отметили 100-летие Морозовской стачки 1885 года. Во время подготовки к юбилею текстильщики несли трудовые вахты, посвященные руководителям стачки, революционерам, зачинателям славных революционных традиций. В Орехово-Зуеве состоялись юбилейные чтения, теоретическая конференция, посвященные 100-летию стачки. Монумент был торжественно открыт 18 января на Октябрьской площади города. На его открытии присутствовали посланцы Ногинского, Павлово-Посадского районов Московской области, Иванковского района Киевской области и Мадонского района Латвийской ССР (районы-побратимы). На гранитном пьедестале, взявшись за руки, плечом к плечу стоят увековеченные в бронзе ткачи и прядильщики, поднявшиеся 100 лет назад на стачку. На постаменте высечена надпись: "Морозовской стачке 1885 года посвящается". Монумент передает дух единства, пролетарской солидарности, верности девизу: "Один за всех, все за одного!" Он создан авторским коллективом в составе скульптора заслуженного художника РСФСР О.С.Кирюхина, архитекторов - заслуженного архитектора СССР В.А.Нестерова, И.Б.Кузнецова, Ю.С.Шарова. Многофигурную композицию из бронзы исполнили на Мытищинском заводе художественного литья.

 

"ОБЕЛИСК НА БРАТСКОЙ МОГИЛЕ"

 

9 мая 1992 года на Ореховском кладбище был открыт "Обелиск на братской могиле". Автор этого архитектурного сооружения художник Ю.А.Болтинский. После митинга на Площади Победы его участники прошли на Ореховское кладбище, где возложили венки у подножия обелиска. Здесь состоялась панихида по умершим от ран в госпиталях Орехово-Зуева воинам Советской Армии. Ее провел отец Сергий, освятив обелиск, на вершине которого укреплен православный "осьмиконечный" крест, а в проеме подвешен колокол. В нижней части памятника написаны слова: "Вечная память воинам". На всех четырех сторонах обелиска укреплено около десятка металлических пластин с фамилиями захороненных здесь воинов: С.И.Акимов, В.П.Дорофеев, Д.В.Зубков, М.П.Кузнецов, В.М.Лебедев и многие другие. На северной стороне чугунной ограды на мраморной доске воспроизведен полный текст стихотворения поэта-фронтовика С. Орлова.

"Его зарыли в шар земной,

А был он лишь солдат.

Всего, друзья, солдат простой,

Без званий и наград.

Ему как мавзолей земля

На миллион веков.

И млечные пути пылят

Вокруг него с боков.

На рыжих скатах тучи спят.

Метелицы метут,

Грома тяжелые гремят,

Ветра разбег берут.

Давным-давно окончен бой

Руками всех друзей.

Положен парень в шар земной

Как будто в мавзолей".

 

ОБЕЛИСК П.А.ЧЕРЕПНИНУ

 

На Ореховском кладбище на могиле П.А.Черепнина установлен небольшой обелиск из черного мрамора. На нем слова: "Борцу задело рабочего класса Павлу Черепнину, погибшему 25 ноября 1905 года от рук царских палачей за участие в забастовочном движении". Большевик, член боевой дружины Павел Черепнин был убит во время перестрелки с казаками на Городищенской фабрике. Именем революционера назван один из проездов в Зуеве.

ПАМЯТНИК ПОГИБШИМ в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. на площади завода "Карболит" был открыт в торжественной обстановке в 1968 г .

 

ПАМЯТНИК А.Н.КАМАНИНУ

 

Сын одного из первых Героев Советского Союза Николая Петровича Каманина Аркадий пришел в эскадрилью, когда ему было 13 лет. В 14 лет он стал летчиком, воевал. Был награжден тремя орденами, отличался смелостью, удивительной летной хваткой. В мае 1976 года во дворе школы №26 установлен обелиск с барельефом отважного летчика. На нем слова: "Аркадию Каманину, чье имя носит пионерская дружина школы".

 

БЮСТ А.С.ПУШКИНА

 

В деревне Плотава у клуба установлен бюст Александру Сергеевичу Пушкину. Его автор - скульптор Н.П.Пустыгин. Но еще раньше, в 1958. году, в честь А.С.Пушкина здесь была установлена мемориальная доска. Во времена Пушкина в Плотаве находилась почтовая перекладная станция, где и был задержан поэт холерной заставой. "Я задержан в карантине в Платаве, - с отчаянием пишет он Наталье Гончаровой 1-го декабря 1830 года, - меня не пропускают..." Эти пять дней карантина Александр Сергеевич коротал в избе местного ткача Данилы Евтеева. Здесь он дописал 20 строк стихотворения "Моя родословная". 5 декабря 1830 года поэт вырвался из "плотавского плена". В наши дни ежегодно, с 1983 года, в Плотаве проводятся Пушкинские праздники поэзии, в которых принимают участие поэты, артисты, почитатели таланта великого поэта из Орехово-Зуева, Москвы, Ногинска, Покрова.

 

БЮСТ В.А.БАРЫШНИКОВА

 

15 мая 1966 года во дворе завода "Стекломаш" был установлен бюст Владимира Архиповича Барышникова, славного сына орехово-зуевского пролетариата.

 

БЮСТЫ П.А.МОИСЕЕНКО, В.С.ВОЛКОВА, И.В.БУГРОВА

 

В 1985 году у бумагопрядильной фабрики №1 имени Моисеенко, ткацкой фабрики №1 имени Волкова и у бумагопрядильной фабрики №2 имени Бугрова в торжественной обстановке были установлены бюсты рабочим-революционерам, имена которых носят эти предприятия.

 

БЮСТ В.И.ГАЛОЧКИНА

 

4 ноября 1978 года во дворе школы №22 установлен бюст Героя Советского Союза Виктора Ивановича Галочкина. Его авторы - скульпторы В.Т.Куров и Г.А.Сидоров.

 

БЮСТ Д.Т.ИВАНОВА

 

В июле 1986 года открыт бюст Героя Советского Союза Д.Т.Иванова в пионерском лагере завода "Респиратор", носящем его имя. Дмитрий Трофимович после войны работал на заводе "Респиратор" мастером штамповочного цеха, затем старшим инженером-конструктором. В 1982 году исполком горсовета принял постановление о переименовании части улицы Козлова в Зуеве в улицу Героя Советского Союза Д.Т.Иванова.

 

МЕМОРИАЛЬНЫЕ ДОСКИ

 

Трудовой путь П.А.Моисеенко начал в 1865 году в Москве в качестве присучалыцика на суконной фабрике братьев Гучковых. После женитьбы на смоленской крестьянке Екатерине Сазоновне в 1871 году он приехал в Орехово-Зуево, где поступил работать на ткацкую фабрику Зиминых в деревне Дубровке близ Зуева. Его становление как рабочего-борца состоялось после приобщения к фабричной библиотеке на Никольской мануфактуре, после знакомства с нелегальной литературой. В своей книге "Воспоминания старого революционера" Петр Анисимович пишет: "Интересно вспомнить, как могла попасть нелегальщина в такое заколдованное место как Зуево. Я работал на фабрике Зимина ткачом. Часто мне приходилось ходить на соседнюю фабрику Саввы Морозова в Орехово по поручению конторщика за книгами в морозовскую библиотеку и кое-что читать... О, что было тогда! Мы с товарищем зачитывались... Ум стал работать, стал доискиваться правды: и куда бы мы ни сунулись, все то, что написано - правда". На здании Подгорной фабрики установлена мемориальная доска с текстом: "В 1871-1873 годах на Подгорной фабрике работал ткачом активный участник революционного движения в России, руководитель знаменитой Морозовской стачки 1885 года Моисеенко Петр Анисимович'' .

На стене дома №72 по улице Лапина (бывшее общежитие №213 в Пролетарском районе, снесено) в 1967 году была прикреплена мемориальная доска. Текст на ней гласил: "В этом доме в 1884 - 1885 гг. жил вдохновитель, организатор и руководитель исторической Морозовской стачки 1885 года Петр Анисимович Моисеенко" .

Первым марксистским кружком в Орехово-Зуеве через Василия Кривошею руководил Н.Е.Федосеев. Он сумел направить кружок, организованный В.В.Кривошеей, в марксистское русло. 29 августа 1892 года Федосеев и Кривошея приехали из Владимира в Орехово-Зуево. Перед орехово-зуевскими рабочими Николай Евграфович выступал в лесу 30 и 31 августа. Составленная им программа действий не только разъясняла лозунг "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!", но и с марксистских позиций определяла дальнейшие задачи пролетариата. Даже в письмах из ссылки оставшимся на воле товарищам Н.Е.Федосеев продолжал руководить рабочими кружками в Орехово-Зуеве (после возвращения во Владимир Федосеев был арестован 8 сентября 1892 года и выслан на три года в Вологодскую губернию). На здании бывшей Никольской конторы С.Морозова укреплена мемориальная доска. На ней слова: "Федосеев Николай Евграфович, талантливый революционер, руководитель первого марксистского кружка орехово-зуевских рабочих в 1892 году" .

Мы уже рассказывали о посещении нашего города В.И.Лениным. В память об этом событии на здании бывшего Дома Советов установлена мемориальная доска, сообщающая, что " Владимир Ильич Ленин в сентябре 1895 года посетил Орехово-Зуево, где встречался с членами социал-демократической группы и передовыми рабочими" .

На этом же здании 19 января 1971 года была установлена мемориальная доска с текстом Указа Президиума Верховного Совета СССР "О награждении города Орехово-Зуево Московской области орденом Октябрьской революции": "За большие успехи, достигнутые трудящимися города в выполнении заданий пятилетнего плана, и отмечая революционные заслуги орехово-зуевских рабочих, наградить город Орехово-Зуево Московской области орденом Октябрьской революции.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР Н. ПОДГОРНЫЙ.

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР М. ГЕОРГАДЗЕ.

Москва, Кремль. 23 декабря 1970 года."

На стене дома №16 по улице Лапина (дом снесен) до недавних дней висела мемориальная доска. Текст на ней гласил: "Место революционных конспиративных собраний рабочих в 1901 году, которыми руководил революционер-большевик Иван Васильевич Бабушкин" . В этом доме торговца Шанина на квартире рабочего К.К.Лапина весной 1901 года жил И.В.Бабушкин. Осенью 1901 года он организовал Орехово-Богородский районный комитет РСДРП, который первый в России открыто признал большевистскую газету "Искра" своим руководящим политическим органом. 23 декабря 1901 года на квартире рабочего Л.М.Захарова в доме Шанина были арестованы члены комитета РСДРП во главе с И.В.Бабушкиным.

На стене у входа в "Детский ортопедический санаторий" (бывший дом В.Н.Оглоблина) в 1967 году в торжественной обстановке была открыта мемориальная доска. На мраморной плите выгравированы слова: "В этом здании в 1917 году работала первая городская Дума под руководством большевиков В.А.Барышникова, С.А.Кирова, А.А.Хазова, И.В.Бугрова" . В далеком 1917 году, 10 сентября, в Зимнем театре состоялось открытие первой городской Думы. Ее председателем был избран И.В.Бугров, председателем Городской Управы - В.А.Барышников, товарищами председателя - С.А.Киров и А.А.Хазов. Дума предложила Правлению Мануфактуры Саввы Морозова сдать в аренду под здание Думы дом Оглоблина. 18 сентября этот дом думцы заняли явочным порядком.

Леонид Борисович Красин окончил Харьковский технологический институт. В 1903 году примкнул к большевикам. В 1904-1905 гг. строил турбинную электростанцию для фабрик Саввы Морозова в Орехово-Зуеве. В 1905-1907 гг. возглавлял боевую техническую группу при ЦК РСДРП. Был финансистом партии. В советское время работал наркомом торговли и промышленности, наркомом путей сообщения, полпредом СССР в Англии и Франции. Член ЦК ВКП(б). В его память в 1967 году на стене старого корпуса завода "Строймашавтоматизация" установлена мемориальная доска. На ней слова: "В 1905 году в этом здании работал инженером член ЦК РСДРП Леонид Борисович Красин, впоследствии - видный советский дипломат" .

На Крутом в вотчине Викулы Морозова была своя баня для рабочих. Общественных помещений для рабочих тогда не было. Поэтому в 1905 году для своих собраний трудящиеся выбрали залы бань. Крутовская баня - это двухэтажное кирпичное здание (баня снесена).

До недавних дней на ее фасаде висела большая чугунная мемориальная доска с вылитыми на ней словами: "Здесь в 1905 году собирались орехово-зуевские рабочие-революционеры, и велась подготовка к боям за освобождение рабочего класса. 25 февраля 1905 года на прилегаемой к этому зданию площади пролилась кровь рабочих. Царские солдаты, не жалея патронов, в упор расстреливали рабочих" . В тот февральский день около казармы №7 полиция спровоцировала столкновение рабочих с проходившим мимо них воинским патрулем в 10-12 человек. Кто-то со стороны бани произвел выстрел, и солдаты открыли стрельбу по рабочим. В этой стычке было ранено 8 рабочих и 3 солдата. Инцидент получил название в народе как "кровавая пятница".

2 ноября 1963 года на перроне станции Орехово состоялся митинг по случаю открытия мемориальной доски в память погибших здесь в 1905 году рабочих ковровских железнодорожных мастерских. От ковровцев на митинге выступил рабочий Н.Н.Песков, от Орехово-зуевцев - почетный гражданин города, ткачиха Е.Д.Печникова. Под звуки гимна страны и Интернационала с доски было снято покрывало. На мраморной плите выгравированы слова: "В декабре 1905 года на станции Орехово жандармами и казаками был обстрелян специальный поезд ковровских железнодорожных мастерских с участниками всеобщей стачки рабочих Московского железнодорожного узла. При этом были убиты активные революционеры: Кангин Вячеслав Федорович, Гунин Иван Ксенофонтович, Талантов Флегонт Васильевич, Соколов Сергей Александрович, Соловьев Анисим Лаврентьевич, Малеев Александр Яковлевич" . В годы первой русской революции Россию охватила волна стачек и забастовок. В октябре 1905 года бастовали рабочие и служащие Нижегородской, Московско-Курской и Муромской железных дорог. 10 октября рабочие ковровских железнодорожных мастерских объявили стачку и выдвинули требования. Железнодорожное сообщение и связь с Москвой были прерваны. Для восстановления связи ковровский партком послал делегацию, которая на паровозе с одним пассажирским вагоном доехала до Павлово-Посада, а оттуда на лошадях до Москвы. Узнав о положении дел в столице, делегация возвращалась домой. Машинистом на паровозе был Александр Малеев, его помощником - Михаил Лютов. О приближении "делегатского поезда" узнало ореховское начальство. На станцию прибыли полиция и отряд казаков. Паровоз ковровцев был остановлен. Навстречу локомотиву пошел составитель поездов Казаков. Во время маневрирования поезда казаки открыли по нему стрельбу. Завязалась перестрелка, во время которой были убиты машинист Малеев, рабочие Соловьев и Гунин. Со стороны ореховцев были убиты сцепщик вагонов Казаков, пристав Павлов и сын сторожа топлива Тюрин. Михаил Лютов сумел увести поезд в сторону Покрова. По прибытии в Ковров и сообщении о происшедшем был сформирован поезд для поездки в Орехово, чтобы забрать тела погибших. Поехало 50 человек. 13 декабря поезд подошел к станции Орехово. Ковровцев уже ждала сотня казаков. Обстановка в Орехове была накалена до предела после похорон Павла Черепнина и штурма 30-й казармы. Вотчина Морозовых была объявлена на военном положении. Ушедший на переговоры ковровец В.Кангин был забит прикладами, появившегося за ним рабочего Иванова казаки ранили, избили и полуживого бросили в сарай. Следом были убиты побежавшие в Орехово рабочие С.Соколов и Ф.Талантов. Поезд казаки обыскали и отправили домой, не разрешив взять тела убитых. О кровавых событиях на станции Орехово губернатор сообщил Управляющему министерством внутренних дел: ''…13 декабря из ковровских железнодорожных мастерских выезжала группа рабочих в 50 человек в Орехово за трупами убитых делегатов. Один выстрелил в казаков, после чего последние убили троих, одного ранили, а остальные были обысканы и отправлены в Ковров. Все тела убитых рабочих не выданы. Похоронены на месте: Орехово - 5, Покров - 1. Арестовано ковровских делегатов - 4..." На Ореховском кладбище у восточной ограды участка, отведенного для захоронений татарского населения, за низкой чугунной оградой видны три могильных холмика, облицованных белой керамической плиткой. Сбоку на деревянной мемориальной доске напечатан текст: "Здесь похоронены делегаты Всероссийского съезда железнодорожников города Коврова, расстрелянные на станции Орехово царскими палачами за активную революционную борьбу в дни первой русской революции 10 декабря 1905 года" . Каждый год накануне Дня Победы сюда приезжают ковровцы, подкрашивают ограду и доску, обихаживают могилы и возлагают цветы.

" 30-я казарма. В славные дни 1905 года здесь была революционная крепость Орехово-Зуевского пролетариата и его боевых организаций. После горячих боев в ночь на 1 декабря 1905 года царские палачи сломили сопротивление боевых дружин. Десятки раненых и убитых были ответом капиталистов на законные требования рабочих. Будем помнить боевой пример 30-й казармы! Будем упорно бороться за победу мировой пролетарской революции!". Таким был текст на большой чугунной мемориальной доске, висевшей на боковой стене 30-й казармы. После сноса с лица земли этой казармы в 1989 году доску едва не потеряли. Сейчас она находится в музее города.

И.В.Бугров родился в 1869 году в селе Сафронове Коломенского уезда Московской губернии в семье бедняка. После переезда Бугровых в Орехово-Зуево Игнат поступил на фабрику С.Морозова шпульником. В возрасте 16 лет участвовал в Морозовской стачке. В 1901 году вступил в Орехово-Богородскую организацию РСДРП, был хранителем нелегальной литературы. Под именем "Ивана Ивановича" вел партийную работу в Ликино, Богородске, входил в состав Орехово-Богородского районного комитета РСДРП, состоял членом Совета рабочих депутатов фабрик С.Морозова. Неоднократно подвергался арестам и ссылкам. В советское время был делегатом Второго Всероссийского съезда Советов, 8-го съезда партии. На стене бывшей казармы №24 в его память в 1967 году установлена мемориальная доска. На ней выгравированы слова: "В этом доме в комнате 79 с 1917 по 1931 год жил выдающийся революционер, один из создателей Орехово-Зуевской большевистской организации, член КПСС с 1901 года Игнат Васильевич Бугров" .

Мемориальная доска на здании управления АО "Ореховский текстиль" свидетельствует: "Улица имени Владимира Ильича Ленина. Место революционных выступлений и демонстраций Орехово-Зуевского пролетариата в 1885, 1905-1907 гг. и в дни Великой Октябрьской социалистической революции 1917 года" . По просьбе трудящихся Орехово-Зуева главная улица города, бывшая Никольская, в 1925 году была названа улицей Ленина.

Мемориальная доска, установленная на стене здания Дулевского фарфорового завода (заводская проходная), сообщает нам, что: "Здесь в июне 1925 года выступала и приняла участие в Октябринах секретарь "Правды" Мария Ильинична Ульянова. По решению рабочего собрания М.И.Ульяновой было присвоено звание "Почетный живописец" . Имя газеты "Правда" Дулевскому заводу было присвоено в 1924 году. Тогда дулевцы пригласили Марию Ильиничну приехать на завод и отпраздновать 7-ю годовщину Октября. Но по уважительной причине встреча не состоялась. Только летом 1925 года М.И.Ульянова смогла посетить Дулево. Она собрала местных рабкоров и долго беседовала с ними. Узнав, что в двух семьях появились новорожденные, Мария Ильинична предложила провести Октябрины - наши советские именины вместо крещения в церкви и согласилась быть "Крестной матерью". "Крестным отцом" был утвержден большевик Иван Иванович Осетров. Октябрины состоялись в рабочем клубе на третьем этаже живописного цеха. Мария Ильинична преподнесла подарки - комплекты детского белья и игрушки, а комсомольцы подарили малышам одеяла и красные косынки. "Крестницами" М.И.Ульяновой были Альпа Михайловна Шигаева (Медведева) и Роза Ивановна Конова. В 1962 году одна из улиц Ликино-Дулева была названа именем М. И. Ульяновой.

Текст на мемориальной доске, открытой в 1967 году на здании бывшего Дома пионеров, гласит: "17 октября 1930 года в этом здании с библиотечными работниками города беседовала выдающийся деятель Коммунистической партии Надежда Константиновна Крупская" . Приехав в Орехово-Зуево, Надежда Константиновна побывала на отбельно-красильной и ткацкой фабриках, беседовала с рабочими, посетила общежитие рабочих, организовала встречу с ними в красном уголке. Побывала она и в школах, детских садах и библиотеках города. "Однажды в Орехово-Зуеве, - вспоминала Н.К.Крупская, - вошла я в детский сад в пальто. Ребята стояли в очереди, шли мыть ручки. Одна девчурка лет пяти взглянула на меня и говорит: "Тетя, ты порядков не знаешь, нельзя входить в пальто в комнату..." Надежда Константиновна выступала в зале Рабочего театра на расширенном заседании горсовета с докладом о социально-культурном строительстве. В 1934 году ее избрали депутатом Орехово-Зуевского городского Совета. С тех пор после каждых выборов в городской Совет на имя Н.К.Крупской выписывалось удостоверение №1 члена горсовета.

В доме №13 по улице Кирова жил Н.З.Бирюков. На стене этого четырехэтажного дома 22 мая 1966 года была укреплена мемориальная доска с текстом: "В этом доме в квартире 9 с 1929 по 1939 год жил известный советский писатель, наш земляк - лауреат Государственной премии орденоносец Николай Зотович Бирюков" . Он был человеком удивительного мужества и стойкости. 34 года боролся со своей болезнью - параличом, и все это время не выпускал из рук пера. Жизнь и творчество писателя - это непрерывный трудовой подвиг, достойный подражания.

В сквере рядом с улицей Стаханова на металлической стойке укреплена мемориальная доска с надписью на ней: "На этой улице жил Герой Советского Союза Владимир Илларионович Бондаренко" . С этой улицы наладчик автоматов в инструментальном цехе завода "Карболит" Владимир Бондаренко уходил на фронт. Его имя присвоено Орехово-Зуевскому ПТУ-1. В мае 1965 года решением горисполкома улица Физкультурная была переименована в улицу В.И.Бондаренко.

7 июня 1977 года на стене дома писателя А.В.Перегудова в Дулеве была открыта мемориальная доска в честь его друга писателя Новикова-Прибоя. Из текста на ней мы узнаем, что: "В этом доме в 1930-1932 гг. А.С.Новиков-Прибой писал роман "Цусима" . Рядом с этой доской не так давно была открыта еще одна мемориальная доска с текстом: "В этом доме в 1928-1989 гг. жил и работал русский писатель Перегудов Александр Владимирович" .

Одним из первых орехово-зуевцев звания Героя Советского Союза получил младший командир, стрелок-радист бомбардировщика Федор Иванович Лопатин за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с белофиннами и проявленные при этом отвагу и геройство (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 15 января 1940 года). На доме №4 по улице, носящей имя героя, в июле 1970 года была установлена мемориальная доска с текстом: "Улица имени Героя Советского Союза Лопатина Федора Ивановича, нашего земляка, павшего в боях за Родину в Великую Отечественную войну 1941-1945 годов" . Герой погиб под Киевом 22 ноября 1943 года. Исполком горсовета в канун 20-летия Победы переименовал улицу Ходынскую в улицу имени Ф.И.Лопатина.

Наш земляк Виктор Иванович Галочкин родился в Орехово-Зуеве. Здесь окончил школу и ремесленное училище. В возрасте 18 лет он уже на фронте. Свой героический подвиг совершил 15 декабря 1943 года на восточной окраине села Каменка Кировоградской области, заслонив своим телом от осколков гранаты командира подразделения А.А.Чараева. За этот подвиг сержанту Галочкину В. И. было присвоено звание Героя Советского Союза посмертно. Исполком горсовета в канун 20-летия Победы переименовал улицу Застройную в улицу В.И.Галочкина. На стене углового дома №14 по улице Красноармейской в июле 1970 года была установлена мемориальная доска. Текст на ней гласит: "Улица имени Героя Советского Союза Виктора Ивановича Галочкина, нашего земляка, павшего в боях за Родину в Великую Отечественную войну 1941-1945 годов" .

Около 30 лет прослужил на очень ответственном и опасном посту оперативного работника уголовного розыска Орехово-Зуевского УВД майор милиции В.С.Иванов. И когда его не стало (умер в марте 1994 г .), сослуживцы решили увековечить память своего коллеги, кавалера орденов Славы всех трех степеней. По их инициативе 22 декабря 1995 года в торжественной обстановке была открыта мемориальная доска с барельефом В.С.Иванова на фасаде здания УВД города. На ней вытеснены слова: "Иванов Виктор Сергеевич (1924-1994 гг.), полный кавалер орденов Славы, участник парада Победы, работал в УВД с 1948 по 1983 год" . Доска с барельефом сделана скульптором Андреем Матвеевым. До службы в милиции В.С.Иванов с 1942 по 1945 год воевал на Ленинградском фронте в составе 190 полка 63-й гвардейской дивизии. Он участвовал в прорыве блокады Ленинграда, в боях на Синявинских болотах, штурмовал Воронью Гору близ Красного Села, уничтожал дзоты врага, брал "языков", спас тяжелораненого командира роты, взял командование подразделением на себя, был ранен. За воинскую смекалку, отвагу и мужество, проявленные в боях с немецкими захватчиками, В.С.Иванов был награжден орденами Славы всех трех степеней. В день парада Победы в составе сводного полка старшина Иванов нес штандарт Ленинградского фронта. Сейчас на месте отца в уголовном розыске УВД города работает сын героя, майор милиции Михаил Иванов.

В вестибюле Орехово-Зуевской детской музыкальной школы не так давно было открыта мемориальная доска памяти С.Н.Корсакова с текстом на ней: "Корсакову Сергею Никаноровичу, основателю Орехово-Зуевской музыкальной школы, педагогу, музыканту, общественному деятелю" . С юных лет Сергей Корсаков был любимцем орехово-зуевцев. Перед немыми фильмами в "Модерне", "Империале" и "Заре" он играл на фортепиано, сопровождая фильм. В зрелые годы стал прекрасным пианистом, педагогом, аранжировщиком и композитором. Сергей Никанорович часто выезжал на гастроли с артистами московских театров в качестве концертмейстера. В конце 1917 года С.Н.Корсаков создал в Орехово-Зуеве большой симфонический оркестр из музыкантов-самоучек, первый в России. В 1937 году в Орехово-Зуеве открылась детская музыкальная школа. Ее организатором и первым преподавателем был С.Н.Корсаков.

19 сентября 1997 г . на здании №100 по улице Ленина (бывшая казарма В.Морозова) была установлена мемориальная доска Герою России Л.И.Шулайкиной. Автором проекта стал орехово-зуевский скульптор Андрей Матвеев. На бронзовой доске выбиты слова: "Шулайкина Лилия Ивановна (1917- 1995 г .) Герой России, участница Великой Отечественной войны, летчик Балтийского флота" . На торжество приезжали дочь Л.И.Шулайкиной Тамара Сергеевна и командующий Военно-Воздушными Силами Балтийского флота генерал-лейтенант В.В.Проскурин вместе с однополчанами героини. Имя Л.И.Шулайкиной присвоено улице, у перекрестка которой стоит дом №100.

20 сентября 1997 г . на здании текстильного техникума (бывшая казарма №79 С.Морозова) открыта мраморная мемориальная доска в память 200-летия предпринимательской деятельности фабрикантов Морозовых. Автором проекта является объединенный коллектив мастеров ТОО "Поиск" и Художественно-производственной мастерской. На доске выбиты слова: "Купцам Морозовым, российским предпринимателям и меценатам от благодарных земляков в год 200-летия становления династии" . На торжественном открытии доски присутствовали правнучки Морозовых - Ирина Саввична, Татьяна Павловна и Вера Павловна Морозовы.

9 мая 1986 года на здании Губинской средней школы была торжественно открыта мемориальная доска, посвященная памяти Сергея Дружинина. На ней высечены слова: "Здесь учился Сергей Дружинин - воин-интернационалист. Погиб в Афганистане в 1981 году. Посмертно награжден орденом Красной Звезды" . На митинге выступали одноклассники Сергея, его однополчане А.Д.Кулаков и Н.М.Малин, учителя школы, представители Орехово-Зуевского военкомата. В почетном карауле стояли пионеры 4-го "А" класса. Присутствовали родственники С.А.Дружинина и бывшие воины-афганцы из Губино. Один из них - С.Капаев открыл доску.

Девять орехово-зуевцев погибло в непопулярной войне в Афганистане: А.С.Павельев, И.Н.Сергейчев, В.Н.Кириллов, С.А.Дружинин, А.Б.Нефедов, М.Д.Избаш, С.А.Рыбин, Н.Д.Ермакова, фотокорреспондент "Комсомольской правды" А.Секретарев. Трое военнослужащих-земляков погибли в Чечне. Гвардии старший лейтенант М.Д.Избаш родился в 1959 году в Орехово-Зуеве. Учился в школе №4, окончил Коломенское высшее командное артиллерийское училище. В Афганистане командовал взводом разведки. 30 января 1984 года погиб на окраине одного кишлака. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 августа 1984 года награжден орденом Красного Знамени посмертно. Похоронен на Ореховском кладбище 9 февраля 1984 года. В феврале 1987 года на здании школы №4 Орехово-Зуева в торжественной обстановке была открыта мемориальная доска в память Михаила Избаша. На ней слова: "В этой школе с 1966 по 1976 год учился Михаил Донатович Избаш, офицер Советской Армии, погибший при исполнении интернационального долга в ДРА" .

В деревнях, селах, школах города и района установлены небольшие обелиски, мемориальные доски в память тех, кто погиб на фронтах Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. О многих интересных событиях поведали нам памятники и мемориальные доски. Бережно относиться к ним и содержать в надлежащем состоянии - наша важнейшая задача.

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА ДЛЯ ЧТЕНИЯ

 

По памятным местам (Орехово-Зуево). М., 1979.

Наши земляки у истоков революции. М., 1991.

Город на Клязьме. М., 1977.

Подвиг революционный, подвиг трудовой. М., 1986.

 

 

ГЛАВА 27

НЕ ОСКУДЕЛА

ЗЕМЛЯ ОРЕХОВО-ЗУЕВСКАЯ

ТАЛАНТАМИ

 

Культура любой земли не создается в одночасье. Многие поколения нашего края возделывали духовную почву, творили ту атмосферу, которая к началу 20-го века стала благоприятной для творчества. В обширном Богородском крае ученики Сергия Радонежского, а затем хранители "древлего благочестия" - старообрядцы, удерживавшие святоотеческие традиции Руси, основывали небольшие лесные монастыри, скиты, где звучали прекрасные песнопения, поэтическое слово, иноки-богомазы творили иконы. Они создавали богато иллюстрированные рукописные книги, передвижные школы, где дети учились не только грамоте, но и древнему искусству песнопений по крюкам. Их усилиями наша земля стала "хорошо намоленным местом", подготовленным для расцвета русской культуры. Старообрядцы пронесли факел творчества до рубежа нашего века, передали детям высокую духовность и нравственность, устремленность к Красоте и Труду, согласованные с православной моралью. Не случайно именно из среды старообрядцев вышли такие покровители искусств, как Савва и Сергей Тимофеевичи Морозовы, Сергей Иванович Зимин, Михаил и Иван Абрамовичи Морозовы, Алексей Викулович Морозов и другие. Они не только духовно, но и материально помогали расцвету русской культуры.

Богородская земля - Патриаршина, Раменье, Гуслицы - и в советскую эпоху расцвела талантами. Причиной тому - глубинные корни. Расскажем о некоторых выдающихся земляках, прославивших наш край.

 

ПЕРЕГУДОВ АЛЕКСАНДР ВЛАДИМИРОВИЧ

 

Большой мастер слова, один из первых певцов и летописцев Гуслицкого края, Александр Владимирович Перегудов жил и работал в небольшом деревянном домике на окраине Дулева. Простая русская изба писателя у поредевшей сосновой рощи была и остается одним из самых значительных литературных пристанищ в Орехово-Зуевском районе. Многие русские и советские литераторы были в ней в гостях у нашего выдающегося земляка: А.Яковлев, И.Касаткин. В.Лидин, Л.Леонов, И.Тройский, М.Светлов, Г.Санников и многие другие. Здесь Новиков-Прибой написал значительную часть романа "Цусима", о чем свидетельствует мемориальная доска на стене домика у крыльца. У Перегудов бывали академики, доктора наук, старые большевики, депутаты Верховного Совета СССР, редакторы многих газет.

Родители писателя были выходцами из крестьян Рязанской губернии. Отец Владимир Александрович Перегудов работал на фарфоровом заводе М.С.Кузнецова конторщиком, мать Ольга Яковлевна справлялась по хозяйству, увлекалась чтением книг русских писателей.

А.В.Перегудов родился в Дулеве 16 апреля 1894 года. В 1903 году его зачислили в местное 2-классное училище. После четырех лет учебы в нем (по одному году в пяти отделениях училища) в 1907 году Саша Перегудов поступил в Богородское реальное училище. В годы учебы он начал писать стихи, познакомился с учеником реального училища Борисом Вогау, который тоже писал стихи. Впоследствии Вогау стал известным российским писателем Борисом Пильняком. Одному из первых своих стихотворений Александр Перегудов дал название "Море". Опубликовать его в местной газете "Богородская речь" помог Боря Вогау, у которого были связи с редакцией газеты. Он же придумал псевдоним Перегудову - "Александр Чайка". Стихотворение "Море" стало первым произведением молодого автора из Дулева, опубликованным в печати в 1911 году. В этом же году вышел в свет первый рассказ Александра Перегудов. Об этом событии писатель вспоминал: "Летом 1911 года я приехал домой. Проснулся утром, взял тетрадку, карандаш и пошел в лес. Выбрал солнечную поляну, лег и стал описывать все, что видел, чувствовал и вспоминал. Сочиненному рассказу я дал название "Две песни". В его сюжете песня соловья и песня бродяги-разбойника гуслицкого леса. Дядя моего товарища выписывал журнал "Охотничий вестник" - он был заядлым охотником. Узнав адрес журнала, я отослал рукопись своего рассказа в редакцию. Месяца через два ко мне прибегает тот самый товарищ и кричит: "Шур, это не твой рассказ напечатали в журнале?! Называется "Две песни"! Я как увидел рассказ на журнальных страницах, так у меня затряслись руки и ноги. С годами у меня выходили из печати повести, романы как в нашей стране, так и за рубежом, но самую большую радость я испытал именно тогда, в далеком 1911 году. После смерти моего друга Новикова-Прибоя его жена Мария Людвиговна приводила в порядок архив мужа и по этому случаю часто бывала в библиотеке имени Ленина в Москве. Я как-то попросил ее узнать, не сохранилась ли в архиве библиотеки подшивка журнала "Охотничий вестник", где в одном из номеров напечатан мой самый первый рассказ "Две песни". "Нашла!" - обрадовала меня Мария Людвиговна через несколько дней. Я написал письмо в Ленинку и через месяц получил копию своего рассказа. Вон он висит на стене, только корректор в моей фамилии пропустил букву, и там напечатано "Пергудов".

С рассказа "Две песни" началась литературная деятельность писателя. Огромное влияние на Перегудова оказали книги Н.В.Гоголя. "Подражая Гоголю, - говорил Александр Владимирович, - я начал описывать природу. Зимой выходил на крылечко, долго стоял и смотрел вокруг. Я видел перед собой темное небо, яркие звезды. Из труб изб медленно валил дым. Я слышал визг полозьев проезжавших где-то недалеко саней, лай собак, звуки песен и многое другое. Заходя обратно в дом, старался точно описывать увиденное на двух-трех страничках ученической тетради. Часто хаживал в лес, наблюдал, как загорается заря, как наступает рассвет, как начинают петь птицы, как стелется над землей туман и восходит солнце. Я тогда мечтал об одном, что когда вырасту, то обязательно стану писателем. Еще я думал, что взрослый человек может стать, кем угодно, было бы у него только желание и стремление достигнуть задуманной цели". В 1912 году Перегудов перешел в Московское промышленное училище, окончил его в 1917 году по специальности техник-механик. После училища работал больше года на Шосткинском пороховом заводе Черниговской губернии. Там он встретил Октябрь. Затем уехал в Дулево.

Первую повесть "Данилка Кудряшов" Перегудов написал в 1916 году. До революции его произведения были опубликованы в журналах "Женская жизнь", "Охотничий вестник", "Ежемесячный журнал" и других.

В Дулеве молодой писатель стал работать техником на фарфоровом заводе. Писать продолжал, революция подсказала новые темы. Александр Владимирович в молодые годы любил играть в футбол. Он часто приезжал в Орехово-Зуево поболеть за любимую им и всеми ореховцами команду "морозовцев".

В 1919 году он добровольно ушел в Красную Армию, его зачислили в железнодорожные войска. С 1919 по 1921 годы был на Восточном, Южном и Западном фронтах в составе 12-го железнодорожного дивизиона. В Дулево вернулся по демобилизации в 1922 году и стал работать директором школы фабрично-заводского обучения (ФЗО). Как рабкор газеты "Правда" Александр Владимирович в составе делегации фарфорового завода 18 января 1924 года приехал в Москву, в редакцию газеты. Там дулевцы преподнесли редактору "Правды" блюдо, адрес и постановление общего собрания рабочих завода о переименовании предприятия. Завод стал именоваться как Дулевский фарфоровый завод имени газеты "Правда". В этой популярной газете писатель сотрудничал под псевдонимом "А.Свой".

В 1923 году в издательстве " Круг" вышла его первая книга "Лесные рассказы". Александр Владимирович был связан с литературным кружком "Современник". В 1924 году его приняли в члены Всероссийского союза писателей. В 1926 году вышел его второй сборник рассказов "Человечья весна", а в 1927 году - третий сборник "Баян". В 1927 году он отослал Горькому в Сорренто второй и третий сборники своих рассказов и вскоре получил ответ с разбором произведений. Очередной сборник рассказов "Темная грива" писатель выпустил в 1928 году, а в 1929 году - сборник "Половодье". Наконец, в 1929 году па страницах первого советского толстого журнала "Красная новь" появился первый роман "Фарфоровый город". В основе романа - столкновение бывшего фабриканта с рабочими завода. В 1932 году роман перевели на немецкий язык за три месяца до прихода Гитлера к власти. Затем по приказу фюрера в Германии прилюдно сжигали всю неугодную литературу. Сожгли и роман "Фарфоровый город". В 1931 году вышла книга очерков писателя "Степь, кустари, фабрики", а в 1932 году - второй роман "Солнечный клад" о людях, которые работали на торфяных болотах. Александра Владимировича прозвали тогда "торфмайстером". Этот роман выдержал несколько изданий, его читал Ромен Роллан. Он прислал тогда отзыв: "Ваши книги принесли мне запах северных лесов..." 19 мая 1934 года Перегудов приняли в Союз писателей страны. В это же время он написал сценарий фильма "Золотое озеро". Фильм снимался режиссером В. Шнейдеровым в горах Алтая. Это был первый советский приключенческий фильм.

В 1937 году А.В.Перегудов и А.С.Новиков-Прибой написали сценарий о жизни и буднях советских моряков. Они побывали в Кронштадте, Севастополе, жили на линкоре 10 дней. Но сценарий "Преданность" не был экранизирован, потому что началась война.

В армию Александра Владимировича не призвали из-за болезни. В "Правде" в первые дни Великой Отечественной войны было опубликовано его стихотворение "Две матери". За годы войны в госпиталях писатель прочитал около 800 лекций и докладов, написал рассказы "Первый медведь", "Весенние зори", "Сухмень", "Подруги", "Яблоня", "Клад", "Победа" и другие.

Роман "Фарфоровый город" Александр Владимирович со временем увеличил в объеме в три раза, ввел в него новые персонажи, новые сюжетные линии и получился еще один роман "Суровая песня".

23 года трудился писатель над романом "В те далекие годы". Это была первая книга в русской литературе о мастерах русского фарфора, искусных формовщиках, живописцах, скульпторах, постигших тайны фарфорового ремесла, о Гуслицах - глухой местности Московской губернии - культурном центре старообрядчества. Это и история Гжели - родины фаянсового и фарфорового дела в России. В романе изображены многие подлинные исторические лица: игумен Парфений, фальшивомонетчик Иван Сергеев, фабриканты Киселев, Храпунов, Рачкин и другие. Это историко-революционный роман, поведавший о событиях с 1864 по 1886 годы. Революционными вожаками в романе показаны Петр Моисеенко и Сергей Граблин.

За активную общественную деятельность и успехи в развитии советской литературы А.В.Перегудов был награжден орденами Трудового Красного Знамени и "Знак Почета", Почетной грамотой Верховного Совета СССР и Президиума Союза советских писателей. Постановлением завкома Дулевского фарфорового завода 11 апреля 1964 года писателю было присвоено звание "Почетный фарфорист Дулевского фарфорового завода имени газеты "Правда". Решением Орехово-Зуевского районного Совета депутатов трудящихся 21 марта 1967 года Александру Владимировичу присвоено звание "Почетный гражданин Орехово-Зуевского района".

Он встречался со многими орехово-зуевскими литераторами: Терентьевым, Еремушкиным, Нажесткиным, Бахревским, Хандышевым и другими.

А.В.Перегудова любили все жители края. Он умер 12 апреля 1989 года, не дожив до своего 95-летия три дня. Похоронили писателя на Дулевском кладбище.

 

Я. В. ФЛИЕР

 

У великого Ференца Листа был одаренный ученик - пианист Александр Зилоти, двоюродный брат Сергея Рахманинова. Лучшим учеником Зилоти был Константин Игумнов - великолепный пианист и педагог. Выдающимся учеником Игумнова стал Яков Флиер. Он вошел в когорту таких крупных отечественных музыкантов, как Л.Оборин, Р.Тамаркина, В.Софроницкий, Я.Зак, Г.Гинсбург и Э.Гилельс. В свою очередь Яков Флиер воспитал плеяду великолепных артистов, и сегодня мы с гордостью говорим о фортепианной школе Флиера.

Яков Владимирович родился 21 октября 1912 года в Орехово-Зуеве в семье часовщика, проживающего в еврейской слободке у берега Клязьмы. В многодетной семье росло семеро детей - четыре девочки: и три мальчика. Семья часовщика дважды меняла место жительства в селе Орехове. Перед отъездом в Москву в 1935 году Флиеры проживали в доме близ Сенной площади у вокзала. О своих пращурах рассказывает сын выдающегося пианиста Андрей Яковлевич Флиер: "Наша фамилия очень редкая. Еще при Петре I один из древних представителей нашего рода часовой мастер по фамилии Флиер приехал из Голландии в Россию. Предполагаю, что кто-то из его потомков впоследствии обосновался в селе Орехове. И еще. Не так давно за сборную команду Голландии играл футболист по фамилии Флиер. Больше никогда и нигде этой фамилии я не встречал".

Мать Яши любила музыку и неплохо играла на пианино. Более профессионально играла сестра, студентка Московской консерватории. Под влиянием матери и сестры с пяти лет Яша начал играть на пианино, знал ноты и стал посещать Зимний театр, куда часто приезжали московские артисты. Первой в жизни оперой, услышанной впечатлительным мальчиком в морозовском театре, была "Кармен" Ж.Бизе. Тогда же он впервые слушал пение профессиональных оперных исполнителей и звучание оперного оркестра. Школа №2, куда стал ходить на занятия первоклассник Яша Флиер, находилась недалеко от дома.

Однажды приехавшая из Москвы сестра сыграла до-мажорную сонату Гайдна. Семилетний Яша почти точно воспроизвел всю первую часть сонаты. Удивленная сестра стала убеждать родителей начать серьезно учить брата музыке. Ее послушались - и восьмилетний Яша начал заниматься музыкой у талантливого педагога и пианиста Сергея Никаноровича Корсакова. Летом 1923 года старшая сестра привезла Ярика (так звали Яшу дома) в Москву сдавать экзамены на подготовительное отделение Московской консерватории. Из 100 человек экзаменовавшихся в детское отделение приняли только десять человек, в их числе и Ярика. Сестра мечтала, чтобы брат учился у Игумнова или Гольденвейзера. Но из-за недостаточной подготовки Яшу зачислили в класс Г.П.Прокофьева, у которого он занимался первый учебный год. В 1924 году после ухода Прокофьева из консерватории Яшу перевели в класс С.А.Козловского.

Яша был общительным, подвижным, дружелюбным и уверенным в себе. Среди учеников выделялся своими музыкальными способностями, прекрасно разработанными цепкими и быстрыми пальцами.

Он хорошо держал себя, знал, о чем говорить. Играл всегда живо и упруго по ритму. У него были отменными виртуозно-технические данные от природы, и ему нравилось их показывать. В свои тринадцать лет он был маленького роста, ходил в коротеньких штанишках, черных чулках и в бархатной курточке.

Любовь к спорту и к футболу в частности зародилась у Ярика еще в Орехово-Зуеве. Уличные мальчишки за упорство, сноровку и хитрость именно его выбрали капитаном детской дворовой команды. Ребята часами гоняли во дворе или на "купцовом поле" футбольный мяч, а иногда, забравшись на деревья у стадиона, с замиранием сердца наблюдали за игрой своих кумиров, знаменитых "морозовцев". Кроме футбола в годы учебы в Москве Яша увлекался теннисом (игрой в пинг-понг), шахматами и кинематографом.

Резкий перелом произошел у Флиера в шестнадцать лет. Тут сыграло роль начало занятий у К.Н.Игумнова в 1929 году. Дружил Яша в этот период со своим одноклассником и тезкой Яшей Мильштейном. С ним ходил на футбольные матчи, на концерты в Большом зале консерватории, на спектакли Художественного театра, посещал книжные базары.

В консерватории стали проводиться внутренние конкурсы. На первом из них, Шопеновском, Флиер завоевал свое первое "лауреатство". Первое значительное публичное выступление Якова Флиера состоялось в 1932 году на смотре учащихся консерватории, где пианист исполнил концерт Чайковского в сопровождении симфонического оркестра. Когда в 1933 году начали составлять программу к окончанию консерватории, Флиер сказал Игумнову, что решил играть на экзамене Третий концерт Рахманинова. Учитель возмутился: "Ты просто обнаглел, ведь Третий концерт, может быть, самое трудное произведение в фортепианной литературе. Этот концерт по-настоящему могут сыграть у нас только два-три человека. Я с тобой учить концерт не буду: ты в нем ничего не поймешь. Можешь готовиться у другого профессора". Но Флиер не отступил - занимался по 6-7 часов в день, приезжал в родное Орехово-Зуево, где обстановка для занятий была подходящей. В Москву Яша вернулся за два месяца до экзаменов и уговорил Игумнова прослушать концерт. Когда отзвучали аккордовые каскады последних страниц финала, Игумнов резко поднялся со стула и, не обронив ни слова, вышел из класса. Вскоре все учебное заведение облетела ошеломляющая весть - старого профессора видели плачущим в одном из уголков коридора консерватории. Его растрогала флиеровская игра. На выпускном экзамене успех был огромным. После экзаменов Флиер безоговорочно был принят в Школу высшего мастерства, учрежденную при Московской консерватории. Его имя было выгравировано золотыми буквами на мраморной доске в консерватории в ряду с именами Танеева, Рахманинова, Скрябина, Зилоти, Игумнова.

Настоящая известность пришла к Якову Флиеру после того, как он сыграл Третий концерт Рахманинова в Большом зале консерватории. У него не было тогда ни фрака, ни темного костюма. Выручили друзья. Я.Мильштейн одолжил пиджак, другой товарищ - брюки.

В 1935 году Флиер принял участие во Втором Всесоюзном конкурсе музыкантов-исполнителей. В Большом зале Ленинградской филармонии Флиер блестяще отыграл свою программу и получил первую премию.

Он был самолюбив, имел истинно артистическую внешность. В день концерта никогда не разыгрывался. Только перед выходом на сцену. Флиер был красив во всех своих проявлениях. Худой, пластичный, с остро очерченным профилем, умные, добрые глаза, обаятельная улыбка. Лев Власенко сравнивал своего учителя 30-х годов с Ваном Клиберном 1958 года.

В 1936 году Яков Флиер принял участие в Международном конкурсе пианистов в Вене. Другим участником конкурса был Эмиль Гилельс. И этот конкурс оказался для Флиера счастливым - он получил первую премию. В 1937 году Яков Владимирович стал ассистентом Игумнова, а в следующем году принял участие в Первом Международном конкурсе пианистов в Брюсселе, который устраивался в честь знаменитого бельгийского скрипача и композитора Эжена Изаи. Первую премию завоевал Эмиль Гилельс, а третью - Яков Флиер. За исключительные заслуги в области музыкального искусства Гилельс и Флиер были награждены орденами "Знак Почета". Начались Флиеровские концерты, записи на грампластинки. Он стал не просто известным, он стал знаменитым.

Началась война. Осенью 1941 года в Большом зале Московской консерватории прошел Шопеновский концерт. Флиера слушали бойцы резервных частей, ополченцы. В эти грозовые годы Яков Владимирович в составе сборных бригад давал концерты в воинских частях, госпиталях. С матерью эвакуировался в Свердловск. Зимой 1942 года выступал в блокадном Ленинграде перед солдатами и моряками Балтийского флота. В 1943 году Флиер стал коммунистом. За годы войны им было дано свыше 100 радиоконцертов.

В 1945 году Яков Флиер стал профессором, начались его регулярные заграничные гастроли. Он побывал с концертами в Бельгии, Чехословакии, Японии, США, Англии, Франции, Турции, Италии, Германии, Голландии и других странах. 60-70 выступлений в сезон стало его нормой. Овации гремели в переполненных залах Москвы, Ленинграда, Тбилиси, Еревана, Новосибирска, Харькова, Алма-Аты... В 1956 году его ученик Лев Власенко получил первую премию на Международном конкурсе имени Листа в Венгрии. Известен редчайший случай, когда 23 октября 1964 года в Горьковской филармонии Флиер играл Третий концерт Рахманинова без нот и без репетиции с оркестром, так как нот не было - их просто не успели привезти из Москвы.

В 1962 году пианисту было присвоено звание "Народный артист РСФСР", а в 1966 году - "Народный артист СССР". В январе 1971 года после 20-летнего перерыва Яков Флиер приехал в Орехово-Зуево и дал концерт для земляков.

В его классе учились почти одни лауреаты или студенты, готовившиеся к конкурсу. Среди его воспитанников - свыше 30 лауреатов Всесоюзных и Международных конкурсов, в том числе Л.Власенко, Е.Гилельс, И.Граубинь, М.Плетнев, Е.Скуратовская и другие. Его учеником был известный советский композитор Родион Щедрин. Яков Владимирович неоднократно участвовал в работе жюри международных конкурсов.

Круг его друзей был необычайно широк: Чкалов, Папанин, Кабалевский, Качалов, Яблочкина, Хачатурян, Архипова и другие. Он имел 2-тысячную коллекцию грампластинок, которые слушал круглые сутки. Больше всего он любил Пушкина, а из прозаиков - Достоевского. Яков Владимирович был страстным автомобилистом с 40-летним стажем. Он любил природу, особенно Подмосковный лес. Болел за Таля и за московское "Динамо".

Более чем за четыре десятилетия преподавания в Московской консерватории Яков Владимирович создавал свою педагогическую школу, и он ее создал. Ордена Трудового Красного Знамени, "Знак Почета" и шесть медалей украсили грудь выдающегося пианиста. Рядом с ним всегда была его жена, верный спутник и друг Любовь Николаевна. В последние годы жизни Флиеру не давало покоя больное сердце. 18 декабря 1977 года его не стало. Похоронен Яков Флиер на Кунцевском кладбище.

Орехово-зуевцы помнят своего земляка. В школе искусств города в дни весенних каникул с 1990 года проводится конкурс юных пианистов имени Я.В.Флиера. В нем принимают участие молодые музыканты Москвы и Московской области. Большая дружба связывает Орехово-Зуевскую школу искусств с учениками Якова Флиера, которые стали частыми ее гостями.

 

С. А. КРАСОВСКИЙ

 

Родился Сергей Александрович Красовский 20 октября 1894 года в селе Войново-Гора в семье священника местной церкви во имя Успения Божьей Матери Александра Константиновича Красовского. В детстве он твердо решил пойти по стопам отца и поступил на учебу во Владимирскую духовную семинарию. Вскоре преподаватели семинарии обнаружили у Сергея Красовского красивый альт и посоветовали серьезно заняться пением. Не раздумывая, молодой семинарист поступил в только что открывшуюся во Владимире музыкальную школу. Занимался у педагога А.Ляхович, дважды в неделю приезжавшего из Москвы. По его совету С.Красовский подготовил несколько арий из опер русских композиторов, романсов, серенад и начал выступать в концертах.

Его увлечением было не только пение. Еще мальчиком он заразился игрой в футбол, часто бывал в Орехово-Зуеве на морозовских стадионах, любуясь игрой своих кумиров - "морозовцев". Вот и во Владимире физически крепкий семинарист из болельщика превратился в незаурядного футболиста, играя центральным нападающим в местной команде "Вариус". Это было в 1911 году.

Судьба распорядилась так, что в 1917 году Сергей Красовский стал студентом Московского университета. Занятия пением не бросал, брал частные уроки у солиста Оперы Зимина Секара-Рожанского, а в 1922 году сделал окончательный выбор - поступил в Московскую консерваторию. В 1928 году известный композитор и дирижер Ипполитов-Иванов посоветовал певцу пойти на пробу в Большой театр. Молодой, красивый бас Красовского выдержал испытание. Его зачислили в труппу театра. Дебютом певца в Большом театре была партия Гремина в "Евгении Онегине", а затем партия князя Юрия в "Сказании о невидимом граде Китеже"и царя Салтана. В становлении его как высококлассного певца принимали участие Василий Родионович Петров и Леонид Витальевич Собинов. "Однажды, во время юбилея Антонины Васильевны Неждановой, - вспоминал Сергей Александрович, - ко мне в уборную зашел Леонид Витальевич. Я тогда был еще совсем молодым актером и считал большой честью для себя участвовать в таком спектакле. Чувствуя мое волнение (я пел Малюту в "Царской невесте"), он меня приободрил. "Что вам волноваться, - сказал он, дружески подав мне руку, - вы еще переживаете весну на сцене. Это вот у меня уже глубокая осень. Точно утка, плавающая по скованному первым ледком озерку. С каждым днем оно замерзает все больше и больше, все уже становится полынья. Кромка льда подходит все ближе... Так и у меня все больше сужается круг ролей, которые я еще могу и имею право петь. Остались вот только Ленский и Альфред..." "Какой объективный и самокритичный учет своих сил, столь характерный для большого артиста!" В произведениях советских композиторов Красовский успешно исполнял партии Максима Максимыча в "Бэле" А.Н.Александрова, Дворецкого в "Тупейном художнике" Шишова, старого солдата в "Декабристах" Шапорина. Звание заслуженного артиста РСФСР С.А.Красовский получил за исполнение партии Сашки в "Тихом Доне" Дзержинского.

На сцене Большого театра Союза ССР Красовский пел свыше 30 лет. В его репертуар входило около 40 басовых партий: Кончак в "Князе Игоре", Собакин в "Царской невесте", морской царь в "Садко", Чуб в "Черевичках", князь Гудал в "Демоне" и многие другие. Он пел с такими звездами русской сцены как Собинов, Нежданова, Михайлов, Рейзен, Козловский, Лемешев. В 1957 году правительство наградило нашего талантливого земляка орденом Трудового Красного Знамени.

В родное село Сергей Александрович приезжал ежегодно. Отдыхал в доме отца и на природе. Неописуемая красота этого приклязьминского взгорья притягивала певца, наполняя его душу особенным зарядом. Ему приходилось встречаться и с орехово-зуевцами. Наши пожилые горожане помнят выступления молодого тогда Красовского (30-е годы). Несколько раз он пел под сводами Ореховского храма во имя Рождества Пресвятыя Богородицы. "Это было что-то невероятное!" - вспоминает Зоя Петровна Фрыжова, одна из почитательниц таланта нашего земляка, слушавшая его пение в храме. Умер С.А.Красовский 18 декабря 1971 года. Его похоронили на Кузьминском кладбище в Москве.

 

А. Г. СОТНИКОВ

 

"Алексей Георгиевич как-то пришел в Союз художников на заседание, народу было много. Одет он был неприхотливо, да он и сейчас этому значения не придает. Но он вынул маленькую "Чашечку", и все увидели, что в руках драгоценность. Так что чувство драгоценности сотни-ковского искусства и осталось у меня с тех пор на всю жизнь".

(Художник А. М. Белашов)

 

Родился классик фарфоровой скульптуры 3 октября 1904 года в станице Михайловской, что рядом с Армавиром. Его отец, казак Георгий Леонтьевич Сотников, служил в пластунах (Пластун - пеший казак) .

Мать, Мазаева Евдокия Григорьевна, была из приезжих, крестьянка. Семья состояла из восьми человек. Учился Алеша сначала у псаломщика. Школа в станице открылась незадолго до 1913 года, была она трехклассной. Рисование в ней преподавал учитель Скворцов, который во многом способствовал развитию таланта рисования у Алеши Сотникова. Старший двоюродный брат Алеши служил в Красной Армии. Однажды он привез фарфоровую чашку с дарственной надписью. Чашка поразила младшего брата своим изяществом, и с того дня он стал относиться с благоговением к мастерам фарфора. В годы гражданской войны Алексей закончил профтехшколу и поступил в Краснодарский художественно-педагогический техникум. Проучился в нем три года. В 1928 году по совету товарища поступил в Московский высший художественно-технический институт (ВХУТЕИН) на керамический факультет. Студенты тогда жили бедно, ходили на Биржу труда, помогали писать декорации в театрах, мыли полы в клубах, сажали деревья в Лефортово. Из преподавателей института Алексей больше всего любил Владимира Евграфовича Татлина, который занимался проектированием предметов нового советского быта. Под его влиянием в 1930 году Сотников сделал модель "Первая детская посуда" - блок из 10 фарфоровых поильников. Позже эту модель он реконструировал. А в 1978 году на выставке "Москва - Париж" модель "Первая детская посуда" была закуплена ценителями фарфоровой пластики из Англии, Японии и Франции. Алексей Сотников стал помощником Татлина в конструировании его летательного аппарата "ЛЕТАТЛИН".

В 1931 году ВХУТЕИН расформировали. Керамический факультет превратили в Силикатный институт. Но учиться на "химика" Сотников не захотел и остался с Татлиным. С ним проработал 7 лет. В эти годы началась его практика на Дулевском фарфоровом заводе.

Об этом периоде жизни рассказывает сам скульптор: "Дулевский завод - это вся моя жизнь. Работать на нем я начал в середине 30-х годов. Сначала трудился на красочном заводе, через полгода перешел на фарфоровый, где директором был Игнатий Сигизмундович Бялковский. В штате числился скульптором-фарфористом. В те годы борьбу за новый фарфор возглавлял главный художник завода Петр Васильевич Леонов. Я дружил с такими мастерами фарфора, как И.Г.Коньков, В.П.Мысягин, Н.М.Борисов, К.Г.Кукушкин, В.А.Городничев, В.К.Яснецов, С.Г.Аникин... Сейчас Дулевский завод стал реже участвовать в выставках. Меня это настораживает. Я понимаю, первая заповедь - завод, но а вторая заповедь - это выставочное дело. За рубежом себя надо показывать обязательно и чаще, чтобы знали, что мы, дулевцы, есть и смотрите, что творим..."

В 30-е годы вышел кинофильм "Чапаев". Алексея Сотникова заинтересовал образ всенародного героя. Он сделал Чапаева в торс из шамота высотой полтора метра. Директор завода был в восторге. Завершив работу, Сотников ушел домой, а директор тем временем приказал